Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Ключевые слова этой недели – "простые люди". 19 апреля, когда в эфире Радио Свобода обсуждали налоговые декларации российских чиновников самого высшего ранга, а прочее население было названо "простыми людьми", вокруг этого выражения возникла целая дискуссия. Началась же она с такого звонка радиослушателя:

– Не нужно восхищаться кем-то – вот он богатый, он не простой человек. Вообще, народ оскорблять словами "простой человек", "простак" не надо. Можно сказать "чиновники и все прочие люди".

К главному научному сотруднику Института русского языка имени Виноградова Жанне Варбот обратимся с таким вопросом:

– Почему наших радиослушателей так смутило выражение "простые люди"?


– Я думаю, для этого есть основания. Обратимся к этимологии слова. Прилагательное "простой" имеет длительную историю. Это еще так называемое праславянское слово, известное всем славянским языкам. Далее в древнерусском языке было это слово. Его первичное значение – "стоящий прямо". Очевидно, связано это прилагательное со глаголом "стати" – простой, то есть вертикально стоящий и прямой. Простое дерево – это вроде столба, в отличие от дерева ветвистого.
Дальше значение развивалось к понятию "прямой". Не "стоящий прямо", а просто "прямой" или "ровный". Отсюда у нас "простыня" – как просто кусок ткани, не раскроенный, не приспособленный к какой-то одежде. Отсюда у нас "простоволосая женщина", у которой волосы не собраны, не прибраны ни в какую прическу.

– То есть с самого начала была идея чего-то примитивного?

– Действительно, и вот это изначальное значение "простой" и "прямой" развивается во-первых, в "обычный". И отсюда "непритязательный" и "скромный", "неукрашенный", "без всяких претензий". Отсюда же в церковных текстах встречается выражение "плотьняя простота", простота в житейских материальных потребностях. Священник должен быть прост на ядение и питие, то есть скромен в значении непритязательности. С другой стороны, очень рано, еще, наверное, с памятников XIII века на Руси отмечается значение социальное – простой значит недворянский. Простой народ – это низшее сословие государства. Выражения "простые люди", "простой народ" широко встречается в XIX веке, что сохранила нам литература XIX века. Оттуда это употребление перекочевало в послереволюционную эпоху. Но если не изменилось значение прямо, да, люди не дворянского происхождения, но изменилось то, что в лингвистике называется коннотация.

– То есть можно сказать, что оценка.

– Оценка. Называть себя "я из простых" было в советское время достоинством, подчеркивало, что у тебя за плечами нет никаких сомнительных для советского строя предков дворянского или какого-то даже купеческого происхождения. Не дай бог - из духовного звания, ни в коем случае.

– Не случайно очень широко распространилось выражение "простой советский человек".
Были типичные в советское время выступления академиков, даже министров, артистов – я простой советский человек, все, что сделал, это сделано и ради моего народа, и с помощью моего народа

– Простой советский человек – это было даже в какой-то песне воспето. Сейчас в связи с юбилеем полета Гагарина по радио воспроизвели его выступление в ответ на заявление американских журналистов, что якобы потомки русских эмигрантов сочли, что Гагарин (а это известная дворянская фамилия) – из княжеского рода. Так вот, Юрий Гагарин специально оговаривает, что нет у него среди предков никаких дворян, и пусть не льстят себе потомки аристократов – он простой советский человек. Это воспринималось как достоинство. Были типичные в советское время выступления академиков, даже министров, артистов – я простой советский человек, все, что сделал, это сделано и ради моего народа, и с помощью моего народа. Это было такое типичное высказывание.

– Не значит ли это, что сейчас язык сделал некий виток и вернулся к состоянию XIX века, когда выражение "простые люди", "простой человек" могло восприниматься если не как обидное, то уж точно как обозначение сословия низшего порядка?

– Я думаю – да. Дело в том, что сейчас наше общество во многих отношениях находится в состоянии перестройки, брожения. Посмотрите, мы даже не знаем, как обращаться друг к другу. Термин "гражданин" как будто бы обиден со времен всяких репрессий. Термин "товарищ" совершенно стал неуместен. "Господин" – да не можем мы так обращаться друг к другу.

– И в самом деле, не прижились "господа", разве что на официальном уровне.


– Мы не можем себя считать господами. Для нас "господин" – это отсылка к истории общества, это человек, который кем-то командует, кого-то унижает и прочее. А как называть? При этом сословия у нас есть. Так нам сверху сообщают, что у нас есть средний класс. Если есть средний, значит, подразумевается, что есть верхний класс и есть низший класс. Но об этом вслух не говорят.

– Так, может быть, люди, которые относят себя к среднему классу, – а исследования социологов показывают, что очень многие причисляют себя к нему, даже при весьма шатких на то основаниях, – может, как раз они и обижаются, когда им говорят, что они простые люди?

– Во-первых, точное представление или точное содержание понятия "средний класс" у нас очень неясное. Потому что если это связано с имущественной характеристикой, то это одно дело. Тогда из него явно выпадают учителя, врачи, научные работники.

– Нет, нет, это экономический термин, в первую очередь.

– И тогда, если даже торговцы, предприниматели средней руки с более высокими доходами могут обижаться по имущественному принципу, что они не простые люди. Но, извините, людям с высшим образованием, людям, которые работают, к примеру, на поприще здравоохранения, тоже не хочется называться низшими классами.

– Или простыми людьми.

– А "простой человек"… И было, и есть у этого слова, конечно, также значение "скромный". Но ведь у нас и слово "скромный" потеряло свою положительную оценку. Теперь говорят, что скромные доходы – это маленькие. Скромность – это признак теперь какой-то умственной или душевной недостаточности. Об этом не так давно писал профессор Милославский. Амбициозность раньше считалась нехорошим качеством, претензиями излишними, неоправданными, но теперь говорят – планы должны быть амбициозными. Минус поменялся на плюс. Так что, язык отражает переходное какое-то состояние всего нашего общества, недостаточно еще четко структурированного. Я думаю, что многим пенсионерам, участникам Отечественной войны тоже обидно. Доходы у них ниже среднего. По имущественному цензу они, конечно, низшие слои населения, но хотят ли они, чтобы их называли не только низшими, но даже простыми людьми?"

Простой советский человек – это звучало гордо. Это означало просто принадлежность ко всему советскому народу, который тогда еще воспринимался пусть идеалистически, но звучало то гордо. А сейчас "простой человек" – это как будто бы тебе укор.

– Неудачник.

– Неудачник, совсем убогий какой-то. Я думаю, что даже более удачным было бы выражение "рядовые люди".

– Тоже задумаешься. Скорее тут подойдут какие-то описательные конструкции. "Обычные люди" – не подходит, "рядовые" – не подходит. Многие ощутят тут какие-то смысловые нюансы, которые царапают.

– Слишком сильные старые связи у прилагательного "простой", слишком обидное у него содержание.

Из разъяснений Жанны Варбот следует, что в языке возникла лакуна, и как обозначать тех, кого раньше называли "простые люди" или "обычные люди", никого не задев при этом, – совершенно непонятно.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG