Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

70 процентов физкультурников


Парад физкультурников на Красной площади, Москва, 1986 год

Парад физкультурников на Красной площади, Москва, 1986 год

На минувшей неделе российский премьер Владимир Путин, отчитываясь перед правительством, заявил, что Россия должна прийти к тому, чтобы 70% населения страны занималось спортом, и что в этом смысле Россия заметно отстала от развитых стран. И этот недостаток нужно срочно исправлять.

Ситуацию прокомментировал участник олимпийских конгрессов, историк и социолог Юрий Теппер.

– Мне кажется, что в заявлении Владимира Путина есть некоторая путаница в терминах. Речь идет о спорте, а спорт и физкультура – все же разные вещи.

– Путаница не только в терминах, но и в проблеме оценки показателей. Прежде всего, в речи Владимира Путина почему-то все время речь идет о спорте, о вовлечении в занятия спортом. А речь еще должна идти и о физической культуре, и просто о досуге. Это совершенно разные виды включения человека в деятельность, и они по-разному должны оцениваться. Если человек занимается спортом, даже оздоровительным, в свое удовольствие, это означает – три тренировки в неделю достаточно интенсивные. Если занимается физкультурой – это означает такое же количество тренировок, но в других режимах. Если досуг – можно пойти погулять, поиграть во дворе в настольный теннис и попасть в число миллионов, которые занимаются физической культурой.

Кстати говоря, Спорткомитет СССР лихо отчитывался по таким показателям. В 80 годы выходило, что в стране у нас было от 80 до 90 млн. физкультурников . По этому поводу один немецкий журналист сказал, что цифра совершенно достоверная… только нужно убрать один ноль, и тогда все будет совершенно точно. Поэтому показатели, определенные В.Путиным в виде ориентира, могут быть достижимыми. Трудно сказать, насколько это сложится в реальную картину занятий физкультурой, спортом, здоровым досугом.

Есть еще один момент. Чтобы человек занимался физической культурой, активным досугом, спортом, у него должно быть и свободное время, и определенное благополучие. Человек неблагополучный, озабочен думами о хлебе насущном, он не будет заниматься физкультурой и веселиться на досуге. Поэтому разговор о том, что России удастся догнать пять передовых стран, заведен преждевременно. Да, конечно, если Россия догонит эти страны по уровню экономики, что в переводе называется "хозяйствование", тогда будем надеяться, что произойдет и такое.

– Мне представляется, что в первый раз Путин, возможно, сам того не желая, признал тот факт, что Россия очень сильно отстает от развитых стран именно в массовых занятиях спортом, как бы Путин ни формулировал эту вещь. Всегда говорилось: Советский Союз, а потом и Россия – это страна массового спорта, лучшие друзья физкультурников живут и руководят этими самыми спортсменами и физкультурниками. И физкультурно-спортивные парады проходят всегда на отлично. Но вот теперь по прошествии достаточно серьезных лет после распада Советского Союза вдруг с высокой трибуны сказано, что, оказывается, Россия сильно отстает. В чем же задача – снова "догнать и перегнать", как было при Хрущеве?


– Я думаю, что вообще соперничество в области занятий физкультурой и спортом вне работы над повышением уровня экономического, культурного уровня, изменения в целом ситуации, – в общем-то, неэффективно, и бесполезно. Начну с того, что вся эта проблема массовости в первую очередь, должна решаться за счет постановки настоящей детской физической культуры. Школьное физвоспитание – на безобразном уровне почти на всем постсоветском пространстве. На таком же жалком уровне детский спорт, который должен быть доступен каждому ребенку и подростку. Если ничего не произойдет на начальном этапе, то молодое поколение будет абсолютно неспособно заниматься спортом и физкультурой. И даже не будет в этом заинтересовано. Достаточно азарта компьютерных игр и "асек" в интернет-пространстве. Если не состоится ранний старт в мир состязаний и здоровья, говорить "догоним и перегоним" –бессмысленно.

– Мне кажется, что в России эта система поставлена с ног на голову. Ведь понятно, что любая пирамида, вершиной которой является большой профессиональной спорт, все равно должна основываться на некоем массовом развитии. Но когда безумные деньги вкладываются в безумные пиар-проекты, такие как Олимпиада в Сочи или чемпионат мира по футболу 2018 года… Совершенно понятно, что эти деньги вырываются из финансирования физкультуры и массового спорта. Сколько всего можно было бы построить, сколько тренеров и учителей спорта воспитать. А ведь в России еще огромная кадровая проблема с тренерским цехом и со спортивным менеджментом. Есть попытки пустить на управление каким-нибудь видом спорта олигархов – например, Михаил Прохоров взял под крыло биатлон, но пока результатов не видно. Не умнее ли было вложить эти деньги в развитие физкультуры? Или это обсуждение проблем в духе популизма?

– Давайте разделим два момента. Мне уже надоело возвращаться к разговору о "пирамиде советского спорта". Потому что, во-первых, там все было гораздо сложнее – подбор, подготовка спортсменов, вытаскивание их в сборную команду. Это были всегда проекты, которые разрабатывали и реализовывали ведущие тренеры, чиновники – гостренеры. А сам по себе массовый спорт, нареченный пирамидой, был важен в другом отношении. В массовых спортшколах готовились разрядники не очень высокого класса. Зато дети могли заниматься спортивной игрой, даже не имея заметных данных. Переходили из одного отделения в другое и жили настоящей спортивной жизнью.

– То есть, фактически это две программы: одна – массовый спорт, другая – профессиональный? Но отчасти они пересекались? Ведь где-то же нужно было брать талантливую молодежь?

– Отчасти – из контингента школ высшего спортивного мастерства. Были школы – интернаты спортивного профиля, в которые, которые приглашали перспективных. Была система подбора. Но нельзя считать, что некие гении естественным образом ползли по пирамиде выползали наверх, – этого не было и быть не могло. Но в прошлое смотреть уже нечего. "Вертикаль" спорткомитета на местах курировалась и контролировалась партийными органами. Ясное дело, это не воспроизводимо.

Пора уже понять, что не стоит равняться на былой опыт Спорткомитета в области подбора и отбору сборных команд. Существуют другие подходы. Подготовка олимпийского чемпиона как это бывает в Америке, в Канаде, – как правило индивидуальный финансовый проект, у которого есть умный расторопный менеджер, своя команда. Это все совершенно другие категории. Может быть, нынешняя российская система подготовки "надежа-бойцов" должна быть построена совсем по-другому. Но для этой цели нужна очень серьезная проектная работа. И при переходе к ней будут ущемлены десятки тысяч чиновников, которые прекрасно живут в этой системе.

– Но для этого, наверное, нужны еще и профессиональные менеджеры, которые знают толк в видении таких проектов? Мне кажется, что в России еще и с этими людьми существует некоторая проблема.


– Конечно, если мы выходим на новую организацию экономики, на новую организацию спорта, в том числе и спортивного досуга, нужны люди, которые просто являются профессиональными менеджерами. Таковых пока нет. Правда, в России сделан важный шаг. В прошлом году была создана Федерация спортивных менеджеров. Она стала, как совсем недавно сообщили, членом Международной ассоциации управления инфраструктурой для спорта и досуга. Вот та область, куда вроде бы шагает российский менеджмент. Федерация – отлично! Но это еще есть и показатель того, что наши университеты физкультуры, спорта и туризма, несмотря на обязательства, – менеджеров не готовят! Менеджеры вырастают где-то сами. И если будет создана система их связи, отношений, поддержки и т. д., – ну, это будет совершенно другой ход, дай Бог, чтобы так получилось. В этом отношении есть масса аналогий – менеджмент новых, конкурирующих систем успешно создавался за рубежом. Вопрос – кто и как это будет делать, и в каких масштабах. Но перестраивать систему или организовывать, развивать систему массовой физкультуры, спорта и досуга могут только менеджеры, выращенные в по-другому организованной школе. Пока толчком является Олимпиада в Сочи. Пошли разговоры о менеджерах, о связях и т. д. Задача ставится – достойно обеспечить и провести Олимпиаду 2014 года. Такой запал есть, хорошо бы эту энергию да в мирных целях.

– До Олимпиады в Сочи осталось не так много времени. Систему эту не выстроить. Во-вторых, даже если и выстроить, она не успеет, по-настоящему дать серьезный результат. Это все получится на обломках – старое разрушат, а новое построят ли?


– В менеджменте существует сложная и необходимая практика обеспечения развития в условиях воспроизводства. Когда что-то воспроизводится по-прежнему, а параллельно идут процессы развития – иногда очень опасные процессы. Полной гарантии развитие не дает. Отрицательный эффект всегда есть. Поэтому хорошо, если менеджмент движется параллельно. Есть "лаг" до Сочи. Он требует организационной поддержки и обеспечения. Но должен быть "лаг" и на будущее, где, по словам премьера, в России будет 70 процентов физкультурников. Это совершенно разные виды управленческой деятельности. Но доминирует ориентация на Сочи, хочется на форсаже въехать и на Олимпийские игры в Лондоне 2012 года. Правда, я боюсь, что при такой яростной целеустремленности в стороне останется витальная проблема: употребление физкультуры и спорта в деле российского здравостроительства.
XS
SM
MD
LG