Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Пишет бывший московский бизнесмен, теперь он где-то за границей: «План Собянина С.С. по реконструкции Московской кольцевой дороги… Ничего не выйдет. Наглая строительная мафия все разворует и построит, как всегда, полное дерьмо. Почему бы глубокоуважаемому Сергею Семеновичу не воспользоваться опытом Сталина по индустриализации страны? Он поручил это американцам и немцам. За несколько лет в тридцатые годы они построили и ДнепроГЭС и тракторные заводы, и химическую промышленность с нуля. Пример девяностых: до сих пор прекрасно функционирует дорога к Домодедово, построенная немцами. Поручите это немцам или финнам и не будет у вас головной боли. Будет дешевле в пять-десять раз и в сто раз лучше. А с нашей мафией вы, Сергей Семенович, не справитесь. Ни у вас, ни у нас нет легальных средств борьбы с ними. Прокуроры, покончив с Ходорковским, очень заняты игорным бизнесом. Некогда им. А власть (Путин) безмолвствует. Станислав».
Я убрал из этого письма фамилии людей, известных на весь мир как самые большие воры в истории Москвы, чтобы не нарваться на судебный процесс. Вы уж простите меня, Станислав. Слушатели «Свободы» и так знают, о ком речь. И заменил я в этом письме одно слово. Написано было так: «построят в сто раз качественнее». Вместо «качественнее» я вписал «лучше». Не могу спокойно ни видеть, ни слышать слово «качественно» в смысле «хорошо». Даже если эту грубейшую ошибку окончательно и бесповоротно узаконят, она всё равно будет в моих глазах издевательством над русским языком, хуже самого грязного ругательства.

«Анатолий Иванович! – следующее письмо. - Вот прочел интересное сообщение, не знаю, известно ли тебе об этой истории. Оказывается, в СССР в пятидесятые годы селекционеры вывели породу коров, способную впадать в зимнюю спячку. Хотели их использовать в пастбищных регионах, где зимой проблемы с кормом. Но потом как-то почему-то массово так и не развели, а с распадом СССР даже и малое экспериментальное стадо было утрачено... А ведь согласись, не такая плохая была идея. Знал?», - спрашивает меня автор письма на «Свободу». Шутит, наверное, а впрочем, кто его знает… Про впадающих в спячку коров я не слышал, а вот про заготовку веточного корма не только слышал, но видел своими глазами. И то, что сейчас скажу, никакая не шутка, это – к сведению молодых слушателей «Свободы», а также тех из старшего поколения, которые всё забыли. Так вот, кормов в советское время не хватало. Не только продуктов для людей, но и кормов для коров, свиней, овец, птицы. На голодном пайке сидело всё живое в стране, кроме номенклатуры, командного состава. Коров было нечем кормить, во-первых, потому, что было нечем, во-вторых, потому что их держали намного больше, чем могли прокормить. Вы спросите, зачем было содержать коров больше, чем могли прокормить? Затем, что такое было указание Кремля. А Кремль о чём при этом думал? – спросите вы. Он думал о том, что коровы в стране малопродуктивные, поэтому надо брать не качеством, а количеством. Председатели колхозов криком кричали: скажите, сколько мы должны поставить государству молока, а сколько держать коров – не говорите, мы сами решим! На что Кремль отвечал: знаем мы вас, вам только дай волю!.. И вот уже к середине зимы корма подходили к концу… Тогда выдвигался клич: все силы – на заготовку веточного корма! Это – еловые ветки. Вот их и рубили там, где были соответствующие леса. Горы лапника возвышались вокруг коровников, хотя молока от этого не становилось больше… Местные газеты широко освещали это дело, чествовали передовиков, клеймили отстающих. Это называлось освещением социалистического соревнования тружеников села. Первенство было за такими областями, как Владимирская, Вологодская, Архангельская.

«Анатолий Иванович, - пишет господин Кудрявцев из Ставрополя, - как вам нравится менторский тон тех слушателей, которые откликаются на ваши передачи как по электронной почте, так и в репликах под распечатками этих передач на сайте «Свободы»? Вас поучают, вам что-то втолковывают, вас стыдят, над вами иронизируют, вас обвиняют в предательстве России, в очернительстве российской жизни, в невежестве, в непонимании разных важных вещей и так далее, и тому подобное». Перебью вас, господин Кудрявцев: меня подозревают также в том, что я сам себе пишу письма и сам же на них отвечаю, так что с точки зрения этих слушателей, я выдумываю и те письма, в которых меня поносят. «Вы, конечно, понимаете, - продолжает господин Кудрявцев, - что каждый из нас, когда пишет в редакцию, хочет, прежде всего, себя показать, себя, любимого. Смотрите, какой я, смотрите, как я мыслю, смотрите, что я знаю, смотрите, до чего я допёр, а вот радио «Свобода» со своими ведущими никогда не допрёт. Вы, Анатолий Иванович, это прекрасно видите, и всё-таки я хотел вас спросить, - завершает своё письмо господин Кудрявцев, - как вы себя чувствуете в роли мальчика для битья?». Хорошо себя чувствую, господин Кудрявцев, в пределах возрастной нормы – может быть, потому, что есть и другие письма, я их очень редко оглашаю, это одобрительные письма. Среди них выделяются послания от верующих в магию, ауру, всяческие энергетики, от тех, кто по ночам, не вставая с постели где-нибудь в Люберцах, совершает путешествия в Шамбалу и другие святые для них места, а также в другие миры, где общается с кем надо. Они напоминают мне, что от моих ругателей на меня исходит плохая энергия, что это очень опасно, и рассказывают, что я должен делать, чтобы уменьшить эту опасность, сообщают, что со своей стороны тоже кое-что предпринимают: молятся, например, в мою пользу, за что им, конечно, большое спасибо. Что я об этом всём думаю?
Я просто отмечаю, что мир полон взрослых детей. Иногда кажется, что все мы не вышли из детского возраста, что человечество таким будет всегда – миром взрослых детей.

Пишет господин Суханов: «В последней вашей передаче услышал письмо научного работника, который писал: «Достоевский и Толстой говорили, что индивидуальные различия сильнее национальных». Я никогда не слышал этих замечательных слов, однако пришел к такому же выводу. Различие между, скажем, двумя русскими бывает куда больше, чем между русским и американцем, французом, бразильцем и даже японцем. К этому меня привел богатейший опыт общения с людьми разных национальностей, накопившийся за тридцать лет. А во время моих первых контактов с иностранными коллегами я был приятно удивлен тем, что они – такие же люди, как мы, только более терпимые, более доброжелательные и даже более щедрые. К сожалению, мои коллеги не понимали, что своей щедростью создают мне проблемы со стороны наших доблестных органов. Потом появилось множество друзей, десятки коллег, сотни знакомых самых разных национальностей. Мы все одинаковые, отличаемся друг от друга не больше, чем люди одной национальности. Мир един! Я уверен, что если бы все люди на Земле это осознали, войн и разных междоусобиц, ненависти по расовым, национальным, религиозным мотивам было бы куда меньше. Советские власти запрещали своим гражданам свободные контакты с иностранцами, чтобы не был разрушен образ врага, миф о вражеском окружении. К сожалению, миф оказался живуч – многие мои российские коллеги, люди образованные, ненавидят Америку и американцев, а также чеченцев, азербайджанцев и других лютой ненавистью. Возможно, она подпитывается официальной российской пропагандой – не могу судить, я этой пропагандой не пользуюсь никогда», - пишет господин Суханов, предоставляя мне таким образом случай лишний раз отметить поражение уже не только советского высшего образования, но и российского. Казалось бы, высшее образование должно освобождать мозги от такого рода мути, как антиамериканизм и многие другие «анти», служить противоядием, защищать их от какой бы то ни было пропаганды. А получается часто наоборот. Значит, это не высшее образование.
В прошлой передаче мы обсуждали чеченскую патриархальность – как тяготятся ею люди, особенно женская молодёжь. «Касаемо патриархальности в Чечне,- пишет в связи с этим слушатель Geez, если я правильно прочитал подпись латинскими буквами, - она будет существовать .Независимо от того, будет Кадыров править или нет.. Разумеется, свою лепту в разложении молодежи вносит и Центральное телевидение...Тем не менее, закон есть закон, хоть и не писаный, и никому не позволено его нарушать. То, что для других "средневековость", для нас нормальный уклад жизни, Вчера читаю на "Немецкой волне" доклад о России. Авторы доклада пишут, что Россия вымирает, а в Чечне рождаемость наоборот, выросла.
Так почему же так происходит??? – три восклицательных знака. - Уберите из нашей жизни патриархальный уклад - нас постигнет то же, что и... Так что Кадыров, может, марионетка, жестокий, самодур, маленький Сталин, но патриархальность была, есть и будет», - говорится в письме. Верно, патриархальность была и есть, но уже не такая, как сто лет назад, и продолжает разлагается, и всё быстрее, хотя, конечно, болезненно. Это везде очень болезненное, мучительное, противоречивое дело. Бывают остановки, рывки, уходы в сторону и даже чёрт знает куда, но современность в конце концов побеждает. Патриархальность делает народ неконкурентоспособным. Сам президент Медведев говорит вон об отсталости России. Отсталость – его слово. Мздоимство, самовластье, самодурство, цензура, липовые выборы, право сильного вместо силы права, несменяемость правителя, само наличие отца отечества, - это всё из прошлого, кое-что – из очень далёкого прошлого, это всё родимые пятна докапиталистических, недемократических укладов. Это всё – проклятие патриархальности. Чечня ещё более патриархальна, чем Россия. Вот они и столкнулись в двух войнах, две патриархальности, одна - более, другая -менее… Именно эти две патриархальности не позволили людям договориться по-современному, по канонам свободных стран, по примеру просвещённых народов. Патриархальность самоубийственна – она сама вызывает на себя удары судьбы. Современность упорно и неумолимо расшатывает этот уклад, расшвыривает людей по свету, ссорит родителей и детей, старших и младших. Грош цена твоей мудрости, если ты, как баран, смотришь на компьютер, - так грубит она самым почтенным из горских патриархов. Жизнь обращается с патриархальностью очень жестоко, иногда – страшно жестоко. В чём разница между Медведевым и Кадыровым? Медведев понимает, что с российской патриархальностью надо кончать, что с этими путами на ногах, руках и мозгах страна далеко не уйдёт, увязнет в болоте и пропадёт. Он знает, что надо делать, и говорит об этом. Правда, пока только говорит. А Кадыров патриархальность своего края приветствует, гордиться ею, думает, что в ней живёт лучшее будущее. Он не понимает, что народ из прошлого надо вытащить во что бы то ни стало. Ни Пётр Первый, ни Кемаль Ататюрк – не его герои. Чечня ему за это спасибо не скажет.
Письмо из Москвы: «Гуляем перед Пасхой с мужем. Он у меня восточного типа, как всегда, небритый и в дурацкой шапочке - типа кипы и тюбетейки одновременно. Идем. Из окошечка ларька высовывается девическая милая мордашка, причем, высовывается буквально по пояс - лет восемнадцать девочке. Она радостно улыбается и кричит нам: "Эй, вы - евреи?" Обращается больше к мужу, чем ко мне. Но отвечаю я, у меня реакция лучше: "Евреи, евреи". Девочка: «А вот скажите, евреем быть прикольно?». Я говорю: «Прикольно, прикольно. особенно в Песах». Девочка: «Ну да. Это же ваша Пасха, да?». Я: «Да». Девочка: «Скажите какую-нибудь еврейскую мудрость».
Я: «Главная еврейская мудрость - не высовываться. Тем более, из окна». Девочка радостно смеется и обращается к кому-то внутрь ларька: «Я же говорила, что они евреи». Из ларька слышится мужской голос: «Странно, у мужика крест на шее». Мы пошли дальше, констатируя, что лет двадцать назад никому не пришла бы в голову такая формула: "Быть евреем прикольно".
Вдохновляющее письмо, и как прекрасно написано! Пути добра, здравомыслия, человечности неисповедимы, как и пути зла, легкомыслия, человеконенавистничества… Из Москвы, наверное, всё-таки может когда-нибудь получиться европейский город. Европейский сверхгород.

Из следующего письма прочитаю только два предложения: «Отсутствующие в СССР продукты питания, купленные в очередях, были изумительны и неповторимы по своему вкусу и качеству. Наши дети никогда не голодали и питались натуральным молоком, творогом, коровьим маслом, а не пальмовыми и соевыми подделками», - закрыть кавычки. Если слова «наши дети» отнести не только к детям этой слушательницы (ей семьдесят четыре года), а ко всем советским детям, ко всему населению Советского Союза, то надо заметить со всей принципиальной прямотой: судя по здоровью этого населения, по продолжительности жизни в СССР, «изумительные и неповторимые по своему вкусу и качеству» продукты мало способствовали улучшению этих показателей. И… Может быть нам стоит уговориться, дорогие друзья, прекратить это занятие? Может быть, хватит вспоминать то прошлое в укор настоящему? Два десятка лет прошло. Ну, сколько можно, слушайте? Оставим это дело историкам. Ей, Богу, пора! Настоящим историкам - тем, что строго следуют правилам своей науки. Согласно одному из этих правил, на последнем месте среди источников, которые историческая наука принимает всерьёз, стоят воспоминания участников и свидетелей событий. На последнем месте! Им, стало быть, меньше всего веры. Мемуарная литература, разумеется, - не безделица. Но в ней историк ищет сведений не о том, как всё было на самом деле, а как это всё задним числом отражалось, преломлялось и неизбежно искажалось в черепных коробках современников и вершителей событий.

Пишет Ольга Сорокина, она биолог: «Говорят, что для некоторых народов больше подходит автократическое правление. Ссылаются на «неготовность народа взять в свои руки ответственность», на его «незрелость», на традиции той или иной страны. Однако, нельзя забывать, что речь идёт о сообществе особей одного биологического вида, для которого обратная связь жизненно необходима. С такой точки зрения демократия является именно биологически обусловленным преимуществом. Действительно, общество может быть «не готово», как и ребенок еще не готов брать на себя ответственность. В раннем возрасте действуют простые инстинкты. Ребенок никогда не сможет их преодолеть без целенаправленной помощи взрослых. Но как подготовить целый народ к ответственности, которой требует от него демократия? Можно предложить только один путь - широкомасштабная программа просвещения, причем, не взрослых, а детей. Именно в раннем возрасте надо начинать учить людей не покупаться на демагогию. Иначе человечество будет обречено идти по пути леммингов, регулирующих численность своей популяции самоубийствами. Но ведь мы – не лемминги, да?», - пишет госпожа Сорокина. К печальным выводам подводит её письмо. Мало ли что полезно с биологической точки зрения! С этой точки зрения очень полезна, например, умеренность. Но человек был и остаётся безобразно неумеренным, и наверняка будет таким даже под угрозой гибели самого вида homo sapiens. По существу, мы давно идём по пути леммингов. Сводя себя до срока в могилу пьянством, наркотиками, обжорством, распутством, ложью, унынием, мы как раз и регулируем численность своей популяции самоубийствами… Всемирную программу демократического воспитания даже для утробного возраста, не говоря о ясельном, легко представить. Но мало ли какую программу может составить какая-нибудь ООН ! Вопрос в том, пустит ли тружеников этой программы в свою страну, скажем, Лукашенко. Или Путин. Или Каддафи. Или северный кореец.

«Насколько я помню, - пишет Иннокентий, - в ваших публикациях всегда красной нитью проходило ратование за рыночную экономику. На данный момент можно сказать - свершилось! Тем не менее, рыночная тема у вас продолжает присутствовать. И если оппонентов у вас поубавилось, то и сторонников вроде бы и не прибыло. Видимо, уход коммунистического режима, как ожидалось, не оказался панацеей от всех проблем, и просто заменил одних другими. Да и, похоже, что "рыночная экономика" на постсоветском пространстве оказалась какой-то не такой, как у Адама Смита. Ну, не наблюдается поступательного экономического развития ни в России, ни в (на) Украине, ни где-либо ещё. В чём причина? Хотелось бы узнать ваше мнение!», - пишет Иннокентий. Причина как на ладони, Иннокентий: послесоветские экономики остаются слишком советскими. В той же России вольготно себя чувствует всё ещё огромный государственный сектор. Денег он пожирает страшно много, а отдача от него всё меньше. Бюрократия, разросшаяся после Ельцина просто неправдоподобно, глушит не только политическую, но и экономическую свободу. Нам известны недемократические (даже весьма недемократические!) режимы, которые душат политическую свободу, но всячески обеспечивают, поддерживают, умело поощряют экономическую - и достигают больших, иногда поразительных успехов. В России же нет ни свободных выборов, ни свободы слова, ни свободы предпринимательства. Жируют паразитические классы общества: высшая и средняя бюрократия, сросшийся с нею крупный капитал и обыкновенные, правда, очень крупные воры и разбойники в погонах и без. Они-то в своих интересах и загнали экономику в зону и творят на этой зоне беспредел, выражаясь её языком. А большинство населения – жертвы этого беспредела. Рано или поздно, так или иначе оно взбунтуется, и жизнь сделает ещё одну попытку приблизиться к Адаму Смиту.
Следующее письмо с Дальнего Востока. Читаю: «Я слушаю радио «Свобода» с большим вниманием, вот решила написать вам письмо. У меня только один вопрос: может ли человек прожить на оклад в 3450 рублей? Поясню. Я работаю в одном университете на Дальнем Востоке, преподаю китайский язык. Живу одна с ребенком в общежитии этого же университета. Уйти с работы не могу – потеряю жилье, ставка у меня полная, в среднем одиннадцать пар в неделю. Конечно, есть еще работы. Возможно, вы спросите, почему же я не учусь в аспирантуре, не повышаю свой статус (сейчас я ассистент преподавателя), отвечу: учусь. Но времени на доброкачественные исследования просто нет, так как я все время в борьбе за выживание своего ребенка и себя. Конечно, не совета я жду. Просто, мне кажется, у вас давно не обсуждалась тема существования людей в провинции России, многие забывают, что здесь у нас люди живут во много раз хуже, чем в центре. Конечно, я могла бы найти работу (и такие предложения были) в Москве или Петербурге, но это означает, что мы покинем наш Дальний Восток, как многие тысячи других семей. Кто же тогда будет здесь жить?», - следует имя, фамилия. Да, как видите, это возможно и в третьем тысячелетии: обитать в некоей местности из патриотических, государственнических, побуждений, просто для того, чтобы некая часть земной суши была населённой гражданами твоей страны. Застолбил данную территорию за Родиной – и ни с места. Что и говорить, побуждение красивое, по-своему возвышенное, поскольку человек жертвует своим благополучием ради идеи – идеи великой обширности отечества, ради общей выгоды, каковую выгоду видит в поддержании этой обширности. Правда, если бы все и всегда были такими, жизнь на планете была бы совсем другой. Не было бы великого переселения народов, открытия и освоения Америки и других континентов, не появилась бы такая порода людей, как Ермак Тимофеевич, все русские первопроходцы и… не было бы в составе России того самого Дальнего Востока, о котором слушательница говорит: «наш Дальний Восток», а, например, Ленин называл его «нашенским».
«Хотел тебе доложить, Анатолий Иванович, - пишет некий остряк, -приснился мне интересный сон... В общем, что Россия осознала величие Владимира Путина и решила поставить ему памятник. И чтобы совместить увековечение национального лидера с сохранением в неприкосновенности золотого запаса, перелили все золото российское в этот памятник и поставили на Воробьевых горах возвышающуюся над Москвой трёхсотметровую золотую статую Путина. И засияла она назло врагам... Сон хороший, хотелось бы до такого дожить», - молодой человек пишет, тридцати с небольшим. Вышеупомянутый Ленин в своё время обещал употреблять золото для строительства сортиров. Деньги, как известно, при коммунизме не нужны. О применении золота в промышленности он, видимо, не догадывался или забыл для красного словца.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG