Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
С недавних пор Иран перестал быть для меня абстракцией. Я полмесяца прожил среди иранской интеллигенции после тегеранской презентации моей книги "Хороший Сталин", которая вышла в Иране на фарси. Я увидел страну, которая на Западе считается политическим монстром. Против этого монстра борются с помощью санкций. В монстра вбивают гвозди под названием санкции. Монстра надо распять. Он должен истечь кровью, и на его месте возникнет освобожденная страна. Вот на днях ограничили полеты иранских самолетов над Европой. Ограничили заодно и заправку иранских самолетов. Иранский президент с трудно произносимой фамилией сделал все, чтобы изолировать Иран от мира. Мир решил помочь ему в этом деле. Заодно с режимом страдают иранские люди, половина которых против режима. Нас когда-то наказали бойкотом Олимпиады после вторжения в Афганистан. Испортили праздник. Наш народ до сих пор не понимает, за что его наказали. Иранцы разбираются в политике лучше наших. Санкции до сих пор их не сильно ударили. Катастрофа начнется тогда, когда Запад перестанет покупать иранскую нефть и отправлять в Иран готовый бензин. На иранских заправках уже сегодня витает дух паники. Что будет завтра? Иран, как и Россия, питается нефтью. Иранский монстр умрет от нефтяного голода.

Игра иранского президента с трудно произносимой фамилией на мировой арене состоит в том, чтобы сделать Иран сверхдержавой. Западные санкции сплачивают иранский простой народ вокруг президента. Простой народ верит, что Иран имеет не только право быть мировой державой, но и обладать ядерным оружием. Оппозиционная интеллигенция тоже поддерживает ядерную программу. Она склонится к поддержке нелюбимого президента в вечно белой рубашке и мятом пиджаке, если Запад перекроет стране кислород. Но в состоянии удушья может случиться и протестный взрыв – никто не хочет жить в нищете.

Режим Ирана держится на идеологии, которая укреплена в традиционных ценностях ислама. В то же время режим уже стрелял в упор в своих соотечественников и посадил многих в тюрьмы. Режим Ирана так просто не уйдет со сцены: он знает, что при поражении превратится в шайку преступников, по которым плачет веревка.

Добить режим могут только очень крутые санкции. Но по опыту Советского Союза известно, что санкции Запада никогда не бывают предельно последовательными. Кроме того, есть Китай и другие страны, которые будут почти в любой ситуации подкармливать режим Ирана. Короче, Иран ждет, видимо, участь СССР. Он будет мучиться от жесткого режима, а потом режим иссякнет и рухнет. А люди, которые живут в Иране, гостеприимные, красивые люди, пройдут через этот ад и будут душевно опустошены. Как мы. Или почти как мы.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG