Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ключевое слово этой недели – "хребет"


Программу ведет Марина Дубовик. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Лиля Пальвелева.

Марина Дубовик: А теперь традиционная рубрика "Ключевое слово", которую ведет моя коллега Лиля Пальвелева.

Лиля Пальвелева: Ключевое слово этой недели – "хребет". Во вторник на волнах Радио Свобода прозвучал такой прогноз бывшего мэра Москвы, известного экономиста Гавриила Попова.

Гавриил Попов: В ближайшие месяцы поднимутся миллионы людей. Эти миллионы людей, у которых обесценятся зарплаты, которые не смогут покупать то, что они привыкли покупать. Это люди, которые потеряют работу. Эти миллионы людей не будут носителями правильного постиндустриального общества, но они будут готовы сломать хребет всем тем, кто сидел 20 лет на нашей шее.

Лиля Пальвелева: Забавно, что здесь соседствуют две метафоры и обе связаны с позвоночником – "сломать хребет" и "сидеть на шее".
Вместе с Ларисой Шестаковой, ведущим научным сотрудником Института русского языка имени Виноградова, попробуем вспомнить, много ли в русском языке выражений, построенных на идее, если так можно выразиться, членовредительства.

Лариса Шестакова: Вы совершенно верно сказали, что здесь мы наблюдаем соединение двух метафорических сочетаний, которые связаны с одной частью тела человека – позвоночником, хребтом. Шея, как известно, тоже часть позвоночника. Хочу заметить, что само слово "хребет" в значении "позвоночник человека", а не животного, носит сниженный характер и, как правило, сопровождается в словарях пометой "разговорное" или даже "просторечное".

Лиля Пальвелева: Вы говорите "позвоночник человека", но в нашем случае метафора раздвигается до абстрактных значений, ведь Гавриил Попов имеет в виду власть, у которой будет сломан хребет. Это уже почти как у Радищева – "Чудище обло, озорно, огромно, стозевно и лаяй". Власть как некий живой организм.

Лариса Шестакова: Да, как некое живое существо, причем, такое достаточно страшное существо, которому надо сломать хребет. Но не будем забывать о том, что это фразеологизм, что здесь есть некий перенос значения. И вот если попытаться объяснить значение фразеологизма "сломать хребет кому-то" - это, коротко говоря, одолеть его, победить, полностью сломить.
Вы правы в том, что есть в русском языке выражения, подобные этому с такой семой вредительства. Скажем, дать или надавать по шее, по шеям. Это ведь не только в прямом значении мы употребляем – побить, поколотить кого-то, но и прогнать, дать отставку. Или, скажем, "согнуть в три погибели кого-то" - заставить быть покорными и так далее.
Вообще, эта соматическая фразеология, фразеология, связанная с частями тела человека, очень представительна в русском языке, но и не только в русском, надо сказать.

Лиля Пальвелева: Все эти выражения, а я могу к ним добавить еще несколько, допустим, "надрать уши", "ударить ниже пояса". Есть совсем сниженное - "дать в морду". Так вот, когда употребляют эти выражения, имеют в виду, что не конкретно повредят эти точки человеческого тела, а в принципе, вообще, нанесут какой-то вред, понятно, что такие фразеологизмы принадлежат к бытовой, разговорной речи. Но вот что происходит, когда они попадают в речь политика, когда они попадают в публичное пространство? О чем это свидетельствует?

Лариса Шестакова: В такие спокойные времена, в стабильные времена серьезные политики (маргиналы не счет!) не так часто прибегают к подобной лексике и фразеологии. Когда в стране возникает некое напряжение или начинается кризис, то эта лексика оказывается очень востребованной. Вот такой пример мы наблюдаем в данном случае. Высказывание о том, что сломать хребет власти, которая сидела на нашей шее, в устах такого, в общем, достаточно сдержанного политика как Гавриил Попов, по-видимому, говорит о том, что не все ладно в нашей стране, в нашем государстве.

Лиля Пальвелева: Ну, да. Если бы это был Жириновский, никто бы не удивился.

Лариса Шестакова: Да, да и, наверное, особого внимания не обратили бы на это.
XS
SM
MD
LG