Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Умер Геннадий Янаев


Геннадий Янаев в роли и.о. президента СССР (август 1991)

Геннадий Янаев в роли и.о. президента СССР (август 1991)

В Москве в возрасте 73 лет скончался один из идеологов ГКЧП и организаторов августовского путча 1991 года вице-президент СССР Геннадий Янаев. Он умер в больнице, куда был госпитализирован накануне. По данным некоторых СМИ, у Геннадия Янаева был диагностирован рак легких.

Путь Геннадя Ивановича Янаева в высшие эшелоны власти был стандартным для СССР. Он родился в 1937 году. После окончания Горьковского сельскохозяйственного института работал инженером. Затем продвинулся по комсомольской линии. В 1968-70 годах возглавлял Комитет молодежных организаций СССР. С 1986 стал секретарем ВЦСПС (Всесоюзного центрального совета профессиональных союзов), с 1989 занял пост зампредседателя всесоюзного профсоюзного органа, в 1990-ом году стал его председателем.

В июле 1990 - январе 1991 Геннадий Янаев был членом Политбюро и секретарем ЦК КПСС. С декабря 1990 занимал пост вице-президента Советского Союза. Во время августовского путча 1991 года, когда решением самопровозглашенного Государственного комитета по чрезвычайному положению был отстранен руководитель страны Михаил Горбачев, именно Геннадий Янаев был назначен исполняющим обязанности президента СССР.

Символами ГКЧП стали балет "Лебединое озеро", транслировавшийся вместо обычных программ по телевидению, правительственная дача в Форосе, где был изолирован президент и кадры пресс-конференции ГКЧП, на которых нервничающий Янаев сообщает о введении СССР чрезвычайного положения и болезни Михаила Горбачева.

После провала путча Геннадия Янаева вместе с другими его организаторами арестовали. Он провел несколько лет в заключении. А в 1994 году его, как и всех организаторов ГКЧП, освободили по амнистии Госдумы.

После освобождения бывший вице-президент СССР занимался общественной и преподавательской работой.

Как сообщили "Интерфаксу" родственники покойного, Геннадий Янаев будет похоронен на Троекуровском кладбище.


О Геннадии Янаеве вспоминает бывший председатель Верховного Совета СССР Руслан Хасбулатов, с которым поговорил корреспондент Радио Свобода Карэн Агамиров:

– Прежде всего, я бы хотел выразить соболезнования близким, семье покойного Геннадия Ивановича. Я его знал давно, где-то с конца 60-х годов, когда я был секретарем комитета комсомола в Московском университете. Янаев был тогда председателем Комитета молодежных организаций СССР. Нам приходилось встречать, провожать, выезжать на разные международные молодежные и студенческие встречи в разные страны мира. Я запомнил его очень энергичным, умным, доброжелательным человеком. Он обладал большим авторитетом среди молодежи Советского Союза, был очень активным общественным деятелем.

Потом наши пути разошлись. Я ушел в науку, преподавательскую сферу, а Геннадий Иванович делал большую политическую карьеру. Стал председателем профсоюзов. Кстати, насколько я помню по отзывам, он не был каким-то дежурным бюрократом. Он пытался весь этот многочисленный профсоюзный аппарат настроить таким образом, чтобы там шла реальная защита прав трудящихся. Когда по настоянию Горбачева он был избран вице-президентом, я искренне радовался, считал, что еще одним умным человеком в союзном руководстве станет больше. Но вот наступили другие дни, этот ГКЧП. Когда мы узнали, что и. о. президента возглавляет этот переворот, конечно, мы были возмущены. Кстати, тогда ведь в основном речь шла о союзном договоре. Союзный договор, подготовленный Горбачевым, имел очень крупные изъяны. Например, назову один. В соответствии с этим вариантом договора автономные республики РФ приравнивались к союзным республикам. Этим самым фактически разлеталась на куски сама Российская Федерация. Конечно, я был очень возмущен этим обстоятельством и вообще перестал участвовать в этом "Новоогаревском процессе". А на Верховном Совете, когда мы обсуждали вопрос, подписать нам договор или не подписать, мы договорились с Ельциным. Я его убедил, что нам надо участвовать в подписании, но мы выделяем эти конкретные статьи Союзного договора, под которыми не будем подписываться. И на таких условиях наш парламент утвердил состав делегации.

Я говорю об этом столь подробно, потому что гэкачеписты выдвинули идею, что они спасали СССР, выступили против этого негодного проекта Союзного договора. Хорошо. Пусть будет так. Но зачем они это делали? Главная их вина, как я считаю, не в их целях (благих или не благих), а в заговорщицких методах блокирования этого Союзного договора. Все они обладали громадной властью. Могли потребовать созыва союзного парламента, изложить свои взгляды и внести соответствующие коррективы в этот будущий Союзный договор. Тогда, возможно, СССР не взорвался бы так, как это произошло впоследствии. Вот это, с моей точки зрения, было большим грехом всех участников ГКЧП.

А что касается непосредственно Геннадия Янаева, насколько я выяснил (в своей новой книге, которая недавно издана, я описываю все эти события достаточно подробно), его роль была минимальной. Он служил как бы ширмой для заговорщиков. А душой заговора, двигателем был председатель ГКБ Крючков, к которому быстро присоединился тогдашний премьер Валентин Павлов. Они вдвоем осуществили этот переворот вопреки воле самого Янаева, который крайне нехотя, но к сожалению присоединился к ним и подписал эти документы. Вот таковы были обстоятельства, связанные с Геннадием Ивановичем. Я очень сожалел, что одаренный человек оказался среди заговорщиков. Поэтому, откровенно говоря, я к нему сохранял очень теплое отношение и достаточно уважительное, несмотря на всю неприглядную роль всех участников ГКЧП в августовских событиях 1991 года.

– А он мог после всего этого вернуться в большую политику?

– Вряд ли. Потому что он был уже основательно дискредитирован. Конечно, сам по себе факт участия в этой истории, его несопротивление... Он должен был занять жесткую позицию пресечения этого заговора. Он эту позицию не занял. И этим объективно был обречен на то, чтобы выбыть из большой политики.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG