Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Лагерь Селигер прячет свое прошлое


Swiss -- Luzia Tschirky Russian service blogger
швейцарка -- луция чирки

Swiss -- Luzia Tschirky Russian service blogger швейцарка -- луция чирки

В последние годы этот летний лагерь в нескольких сотнях километров к северу от Москвы часто попадает в заголовки. Селигер столь же любим (одними), сколько ненавидим (другими). Спонсор Селигера, российское правительство, тратит большие деньги, чтобы улучшить его репутацию, по большей части, скверную. Пока не очень успешно.

Внешне, Селигер прошёл длинный путь с момента создания в 2005 году. От детища «Наших» до – как утверждают -- политически-нейтрального. По крайней мере, так глава Федерального агентства по делам молодежи Сергей Белоконев заявляет иностранцам: «Политическое влияние? Вы видите на Селигере какое-то политическое влияние? Я ничего не знаю ни о каком политическом влиянии».
Тем не менее, все становится ясно уже при входе в лагерь. На бейдже – до сих пор логотип «Наших». Хотя, на первый взгляд, это кажется единственным оставшимся напоминанием об их роли.

Сергей Белоконев: "Я ничего не знаю ни о каком политическом влиянии".

Сергей Белоконев: "Я ничего не знаю ни о каком политическом влиянии".

​Создание и расцвет «Наших» пришлись на те годы, когда Кремль утверждал, что стране угрожает «оранжевая угроза» -- поддержка правительства была внушительной. Уже в год основания «Наших» был впервые организован Селигер. Президент Путин не скрывал своей близости к движению и его молодежному лагерю. Когда закончился первый селигерский сезон, он пригласил несколько десятков участников к себе на дачу.

Впрочем, чем дальше, тем больше «Наши» становились для власти своего рода бумерангом – вряд ли они усилили поддержку Путина среди молодежи. Этой весной движение, пожалуй, оказалось в худшей в своей истории ситуации – его основатель Василий Якименко предположил, что из-за скандальных выборов зимой 2011—2012-го. По той же причине, скорее всего, сегодня на Селигере больше нет плакатов с Путиным и Медведевым. Вместо них -- красочные фото пляшущей молодежи. Похоже, что нынешним организатора лагеря выгоднее представить свой контингент развлекающимся, нежели политически-ангажированным.

сцена на селигере: "Будущее начинается здесь"

сцена на селигере: "Будущее начинается здесь"

​«Наши» потеряли полный контроль над Селигером уже в 2009 году, когда официально его организатором стала «Росмолодежь». При президенте Медведеве лагерь «открыли» дня внешнего мира, а с 2010-го одна из смен Селигера носит название «Интерселигер», туда приглашают молодых людей со всего мира. Явный намек на отказ от закрытости недавнего прошлого.
Несмотря на эту так называемую «открытость», власти продолжают использовать Селигер как инструмент – иначе зачем бы он был нужен? Многие иностранные гости просто не в курсе того, что именно они посещают -- ведь их заманивали возможностью встретить завтрашних мировых лидеров на фоне прекрасной русской природы. Часто реальность не оправдывает ожиданий: некоторые иностранные гости уезжали отсюда уже через три дня.

У руководства Селигера, судя по всему, нет четкой стратегии поведения. Правила в лагере -- даже в этом году – весьма строги и смахивают на некоторые принципы «Наших». Для западного человека довольно странно, что Селигер охраняют люди в военной форме. Лагерь покидать запрещено, есть ограничения на выпивку, а в палатке следует быть сразу после часа ночи. «Настоящий селигерец без проблем следует всем этим правилам», -- говорит руководитель лагеря Александр Селиванов. Но такого понятия, как «настоящий селигерец» больше не существует.

Одними разговорами о «мировых лидерах будущего» в Селигер не заманишь. Правительство вкладывает в лагерь все больше денег, но вряд приведет к желаемому результату. Российская пресса обижена – иностранцам на пребывание здесь выделяют больше денег, чем своим. Практически никому не известный за рубежом, для многих россиян лагерь остаётся лишь местом, где молодежи промывали мозги.

Сергей Белоконев встретился с иностранными гостями.

Сергей Белоконев встретился с иностранными гостями.

Чиновники, кажется, по-прежнему пытаются спасти ситуацию и приспособить реформированный Селигер для своих нужд. Приехав в лагерь, Сергей Белоконев встретился с иностранными гостями. Он спросил их, как бы они развивали Селигер -- очевидно, не имея собственных чётких представлений на этот счёт. Один из гостей предложил провести лагерь где-то заграницей, в разговоре случайно всплыла Франция.

Несколько недель спустя Белоконев на пресс-конференции попытался представить эту идею как свою собственную. Идея проведения так называемого «ИнтерСелигера» может нравиться чиновникам по разным причинам. Войдя в партнерские отношения с другой страной, Россия разделит с ней расходы – и ответственность, посылая при этом лояльных власти молодых людей за рубеж. Можно представить себе и иные соображения... Впрочем, вряд ли – учитывая «нашистское» прошлое (и отчасти, настоящее) Селигера -- Кремль найдет такого партнера.
XS
SM
MD
LG