Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В прошлом тысячелетии, при Ельцине, нечто подобное тоже случалось. Демократическая общественность выступала с призывом похоронить Ильича – оппозиция, руководимая непреклонным ленинцем тов. Зюгановым, устраивала коллективную истерику, и траурное мероприятие откладывалось на неопределенный срок. Потом шум стихал, и ритуальные тучи над мавзолеем развеивались.

Бывало и так, что власть в проклятые 90-е годы шантажировала оппонентов готовностью исполнить последнюю волю вождя. Это случалось, когда отношения между Кремлем и КПРФ обострялись до предела. Тогда угроза предать земле тело Ленина обретала политический характер: мол, будете плохо себя вести – похороним. Угроза оказывала довольно эффективное воспитательное воздействие.

Едва наступили счастливые нулевые, дискуссии о судьбе мавзолея практически кончились. Точку в спорах поставил Путин, который еще в 2001 году заявил, что не надо обижать миллионы россиян, которые родились и состарились при социализме. А то получится так,
что "что их жизнь прожита зря". И хотя после этих недвусмысленных речей некоторые отчаянные диссиденты типа Никиты Михалкова или церковных деятелей изредка высказывались за то, чтобы по-человечески похоронить Ленина, ответом всегда было гробовое молчание Кремля.

Предполагалось, что эта тема закрыта – на долгие десятилетия. Во-первых, Путин не хочет огорчать россиян. Во-вторых, россиянам сегодня как-то не до Ленина: лежит и лежит, каши не просит.

Оттого особенно интересно, что имеет в виду депутат Мединский, когда в последние дни с такой страстью клеймит "язычески-некрофильскую миссию на Красной площади", требуя вынести тело Ильича из мавзолея. С чего вдруг он так разволновался? И кто, как говорится, за ним стоит?

Все вопросы – не праздные. Дело в том, что доктор политических наук Владимир Мединский принадлежит к правящей партии, образование получал в МГИМО, стажировался в российском посольстве в Вашингтоне, удостаивался личной благодарности президента "за активное участие в работе по противодействию фальсификации истории". То есть человек понятный, очень современный, элита, грубо говоря. И если столь удачно вписавшийся в эпоху господин начинает перечить самому Путину и поднимает большую политическую волну, то нельзя не призадуматься о причинах. Человек с такой образцовой биографией вряд ли стал бы замахиваться на мавзолей по собственной инициативе.

Быть может, на сей раз высшее начальство действительно всерьез призадумалось о Ленине. Тому есть и косвенное подтверждение: стоило пресс-секретарю Управления делами президента Хрекову сообщить, что никаких решений по поводу саркофага не принималось, как его резко одернули. Источник в администрации Кремля указал, что вопрос о судьбе мавзолея "находится в компетенции политического руководства и не будет решаться на уровне хозяйствующих субъектов". Иными словами, как это руководство решит – так и будет.

Так что ж, Ленина наконец вынесут? Сложный вопрос. Если верить результатам голосования на сайте Goodbyelenin.ru, учрежденном тем же Мединским, то большинство россиян с ним солидарно. Однако речь тут не о россиянах. Скорее, о большой политике и о стиле, в котором у нас проводятся многие мероприятия государственного масштаба.

У России скверная репутация в мире, и дело тут не только в Ходорковском или Немцове. Еще хуже, что данная репутация складывалась веками и обернулась диагнозом. На этом фоне похороны Ленина могли бы стать мощным пропагандистским контрударом, ярким свидетельством внезапной цивилизованности российских властей. И чем громче будут протестовать против "осквернения святыни" так называемые коммунисты – тем лучше в глазах наших партнеров по перезагрузке будут выглядеть нынешние вожди.

Кроме того, коммунисты уже совсем не те, что при Ельцине. Даже пугать их незачем, а все подобающие мантры они разучили в прежнюю эпоху и ничего нового с тех пор не изобрели. Так, пресс-служба КПРФ предсказуемо обвиняет Мединского в "некрофилии и склонности к гробокопательству", в чем раньше обличала либералов. Однако ныне эти страшные проклятия, стершиеся от частого употребления, звучат невыразительно и жалко.

Одним словом, у единороссов, неожиданно для них самих, появляется шанс совершить подлинно исторический поступок. Не говоря о Медведева, чье президентство, если поступок будет совершен, только этим и запомнится, но зато отольется в граните. Так что можно будет со спокойной душой возвращать власть старшему товарищу по тандему, который был против, но подчинился. Демократия, ничего не поделаешь.

Что же касается стиля, то он неизменен с тех пор, как страной правит чекист. Это стиль спецоперации, в рамках которой сперва начинается имитация скандала, затем имитация всенародного обсуждения на сайте единоросса, а после, если друзья по тандему окончательно перетрут проблему Ленина, под покровом долгой зимней или весенней ночи его перезахоронят. И душа Ильича отмается наконец, чего не скажешь о нашей соборной душе.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG