27 июля 2016

    Главные разделы / В России / Нестоличная Россия

    "Как смерть дышит в спину"

    Павел Гусев спасся из снежного плена под Оренбургом и просит президента Путина разобраться с МЧС и губернатором

    Машины, занесенные снегом, в поле под Оренбургом. Фрагмент видеозаписи
    Машины, занесенные снегом, в поле под Оренбургом. Фрагмент видеозаписи

    Другие статьи на эту тему

    Павлу Гусеву – 25 лет. Он живет в Оренбурге, работает в строительной компании. 3 января он, вместе с беременной (на 9-м месяце) женой, чудом спасся от смерти.

    Его машина – как и машины еще десятков людей – оказалась в снежном заторе во время метели в ста с лишним километрах от Оренбурга. Люди провели так 16 часов, прежде чем к ним пришла помощь. Один человек, Эдуард Зиннуров, умер, многие получили тяжелые обморожения. Отойдя от шока, Павел Гусев записал видеообращение к президенту Владимиру Путину с просьбой разобраться в случившемся, оказать помощь пострадавшим и – разобраться "с нашей службой МЧС": "Где техника, где специализированная техника? Что, в России нет техники, которая может с легкостью пробить снежный занос и вытащить людей?.. Про машины никто речи не вел. Машина – это железка, она никому не нужна была в тот момент. Мы спасали свои жизни и детей. А нас просто, по сути, бросили на сутки умирать там. А если они не пробились бы и через сутки, погода бы затянулась – что бы, умерли? Все 80 человек?.. Наша Россия – великое государство. Она помогает всем, всей загранице. Отправляет все самое новое: современную технику, самолеты, обогреватели, палатки. А своих людей мы спасти не можем..."

    Описания происшедшего в социальных сетях были ужасными:

    "Трасса Оренбург-Орск(Р336) Мы выжили!!! Мы родились в рубашке!!! Точно знаю, что погиб мужчина (по видео видно) остались двое детишек без папы ((((( говорят в роде ещё ребёнок 6-летний, а сколько обморозились... Некоторые жгли в машине все, что могли, у бабушки случился инсульт, смотришь, как заносят в машину пострадавших людей, детей и мурашки по телу, считаешь часы, минуты, секунды, смотришь то и дело на часы, дисплей с расходом бензина и маааааленькую щель в окошке на угасающие огоньки авариек впереди стоящих машин. Мы сейчас в Кувандыке, огромнейшее СПАСИБО ЛЮДЯМ, которые нам бесконечно помогали и помогают, спасибо огромное друзьям, родственникам, огромное спасибо людям, которые работают в общежитии филиала Медногорского индустриального колледжа, людям села Ильинка. (По тв - всё супер, всех спасли) нагло врут! Друзья, пожалуйста сделайте репост этой записи, пусть все знают, как работает наше ОРЕНБУРГСКОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО(мы сидели в ожидании какой-либо помощи среди снежной бури, в то время как в Москву поступал отчёт, что все в порядке - работает не один десяток техники и сотня спасателей... Гдееее твою мать, они работали??? Затратно было пустить технику для спасения людей причём с детьми? Оказывается у нас были и палатки с теплом, и снегоходы, и вертолеты, и десятки техники и сотни спасателей. Скажу как есть- Один трактор и одна машина(Камаз вахтовый) и машина с сотрудниками ДПС. ВСЁЁЁ Все не могу описать, снимала видео каждые несколько часов, обратите внимание на время-все началось в 20:00. Да, знаю многие скажут, что сумасшедшие, поперлись с ребёнком в дорогу, объясню - днём в Оренбурге было ясно, позвонила родственникам в Светлый(куда ехали) сказали, что с Оренбурга приехали люди, дорога есть. Выезжая с Оренбурга, на выезде стояла машина ГАИ, ни один не соизволил выйти, остановить, предупредить, что дорога закрыта и так они пустили несколько десятков машин на этот страшный путь. Встали мы на дороге в 20:00 02.01.16, звонить начали примерно мин через 15 с службу спасения, звонили, звонили, звонили, звонилиииии ... В ответ-обещали, обещали, обещали, обещали, подождите 20 мин, подождите 40 минут, опять 20 и снова 40 и так мы просидели 16 ЧАСОВ, 16 ВЕЧНЫХ, СТРАШНЫХ, ОЖИДАЕМЫХ ЧАСОВ. Страшно дико страшно, понимаешь, что мы охренно живем и нет у нас никаких проблем, всё пустяки, всё. Реально, как в фильме. Берегите, цените себя и своих близких".

    Павел ГусевПавел Гусев
    x
    Павел Гусев
    Павел Гусев

    Страшная поездка началась 2 января, рассказывает Павел Гусев:

    – Была просто отличная погода, ничто не предвещало беды. Мы проехали оренбургский пост, на посту было глухо, никого не было, никаких сотрудников ДПС. И, заправившись в Оренбурге, мы поехали в сторону Орска, в Светлинский район, к родителям. Ехали по Орской трассе, никаких намеков на изменение погоды не было. Позвонили родителям, родители сказали, что ветер на улице, небольшая поземочка, но трасса открыта, пришла "Газель" оренбургская к ним туда. Мы ехали смело, ничто не предвещало беды. Доехали до села Краснощеково, сходили с женой в кафе, взяли себе в дорогу перекусить и выехали. На выезде из Краснощеково стояли сотрудники ДПС, стояли без проблесковых маячков, у них ничего не было включено, не знаю, были ли они вообще в этой машине. Они нас не остановили, чтобы, например, предупредить, что дорога закрыта. Они же говорят, что нельзя выезжать и все такое. Эсэмэсок в этот день от МЧС тоже не поступало, никто никаких дорог не перекрывал. Навстречу нам также попадались встречные машины со стороны Орска. И мы смело ехали.

    – А предупреждения обычно бывают зимой, вы их ждете, проверяете? Могли они остаться незамеченными?

    – Нет, незамеченными они не бывают. До нового года, в декабре, было несколько эсэмэсок таких от МЧС: "Осторожно, штормовое предупреждение! Ветер – 27 метров с секунду", и все такое. Мне и жена звонит, ей тоже приходят эсэмэски. Мы за этим смотрим. А в этот день ничего не было, никаких предупреждений. И на постах людей не останавливали. Я сейчас спрашиваю – пришли эсэмэски уже третьего числа, они всем разослали про "штормовое предупреждение". А второго ничего не было.

    Мы, эти девять машин, остались просто стоять и умирать

    – То есть это для вас обычная зимняя практика, что надо беречься, проверять, чтобы не попасть в такой снежный затор?

    – Да, конечно, мы смотрим. Мы не просто так поехали, мы позвонили родителям, узнали про дорогу, они сказали, что дорога открыта, ехать можно, и их тоже ни о чем таком не информировали. А вот на этом участке просто невиданное что-то случилось с природой, неописуемое! Проехали поселок Ильинка – ничего. Кидрясово проехали. А после Кидрясово, отъехав от него буквально 20 километров, не доезжая километров 5–10 от развилки медногорской, попали в снежный плен. Откуда ни возьмись этот ветер со снегом – не видать даже впереди стоящую машину, свой капот даже не видать, вообще ничего! И мы встали. Минут 15 постояли – ко мне в машину постучался мужчина, говорит: впереди нас застряла машина, давайте соберемся все, вытолкаем ее и поедем дальше, чтобы нам на этом участке дороги не стоять. Мы пошли, дошли до этой машины, ветер был сильнейший, сдувало с ног. Даже было трудно дышать, не хватало воздуха. Лицо моментально обмораживалось, глаза слипались от холода и этого снега. Мы попытались толкнуть машину, и она вроде бы поехала. Я вернулся в свою машину, сел, но колонна как стояла, так и стояла, дальше не двинулась. Через какое-то время мы стали звонить в МЧС, просить нас вытащить, говорить, что мы застряли и нам нужна специальная техника. Нам сказали: "Ждите, к вам выехали, скоро будут". Через час пришел КамАЗ снегоочистительный, с лопатой. Ко мне опять подошел мужчина и говорит: "Пойдем, там еще одна машина встала у него на пути, поперек дороги, преграждает ему путь. Чтобы он нам расчистил дорогу, чтобы мы ехали". Мы пошли опять, нас человек 10 набралось. Вытолкали опять эту машину, она двинулась в сторону Орска, а мы пошли к своим машинам. Мимо нас прошла в сторону Оренбурга машина снегоочистительная, не опуская лопату, просто прошла вдоль колонны, развернулась обратно и ушла в сторону Орска. Никаких действий по спасению, чтобы почистить нам дорогу или еще что-то, не было. Хотя был шанс – только все начиналось, мы только встали, машины еще все двигались, могли выехать.

    Мы стали дальше звонить в МЧС, просить о помощи, нам говорили: "Ждите, ждите, к вам выехала спецтехника, люди к вам едут, скоро все у вас будет хорошо, вас спасут". Прошел час, другой… Потом, через час-два, пришел старый "Кировец" с лопатой-бабочкой, пришел со стороны Кидрясово, то есть со стороны Оренбурга. Мужчина постучался в нашу машину, чтобы мы развернулись уже в сторону Оренбурга и ехали за ним. Он опустил лопату, стал двигаться, и мы вроде бы поехали за ним. Буквально километра два мы проехали от первого места остановки и встали. И трактор ушел в неизвестном направлении. Нас в этом пучке оказалось девять машин. И после нас еще затор дальше был, от которого мы отъехали, еще очень много машин. И вот мы, эти девять машин, остались просто стоять и умирать. И остальные все люди, которые там дальше были, тоже стояли и умирали.

    – А о каких расстояниях идет речь? Сколько километров было до города? Были ли рядом населенные пункты? Сколько всего вам нужно было проехать?

    – Нам до Оренбурга было далеко – 100 с лишним километров, до Орска тоже приличное было расстояние. Самые ближайшие поселки – это Ильинка, до нее километров 15, Кидрясово – от нашей стоянки километров 20. То есть там ехать, по сути, если за трактором, в такую погоду – час, и мы бы выехали все оттуда. До медногорской развилки тоже оставалось буквально километров 10. То есть промежутки от населенных пунктов небольшие были, 15–20 километров.

    Машины вязнут и все!

    – Но вы фактически в голом поле стояли.

    – По сути, да, в чистом поле, ближайшее что-то – 15 километров. Степь и трасса там.

    – А почему вы не поехали за первым трактором?

    – Первая машина, которая пришла, она не чистила, она просто прошлась сама, развернулась и ушла. А первый "Кировец", который стал чистить, мы за ним поехали, километр проехали, а колонна машин большая, впереди нас еще машин 10 было, и эта колонна после того, как трактор исчез, встала, и мы тоже в колонне встали все. А что случилось с трактором, почему мы дальше не поехали – не знаю, почему он нас до конца не довел. Мы тоже пытались что-то делать, говорили: давайте будем как-то раскатываться, пока машины едут еще, только начинается, но на легковых машинах это просто невозможно. Попытались пробиться, метров на 5–10 тронулись вперед – машины вязнут и все! Только тяжелая техника – КамАЗы, тракторы – на ней можно было пробиваться. Если бы они чистили дорогу, мы бы за ними смело ехали.

    Спать нельзя – все, человек замерзнет

    – А какая температура была?

    – В машине показывало температуру за бортом – минус 23. И плюс сильнейший ветер, который просто сдувал. Крупных мужчин сдувал просто, с ног сносил. Машины заносило снегом очень быстро. Машины быстро глохли, кончался бензин. Машины просто не выдерживали натиска такой погоды, замерзали генераторы, двигатели, садились аккумуляторы, кончался бензин. Люди начинали мерзнуть. Люди грелись, как могли. Там пацаны были, человек пять в машине, и у них была бабушка, которая перенесла инсульт в этой машине. Они снимали с себя вещи, нижнее белье и жгли его. Жгли свои штрафы, страховки сжигали, всю бумагу, все, что горело. Отрывали обивку с сидений, жгли все, чтобы согреться. И вот у этих парней, которые жгли свои вещи, было сильнейшее обморожение рук и ног. Бабушка одна тоже там получила сильнейшее обморожение рук и ног. Мы с женой, когда у меня заглохла машина, сидели до последнего в ней, пытались тоже как-то согреться. Я сорвал с машины все чехлы, какие были, пленку солнцеотражающую, которая крепится на окно, накрывал жену беременную, чтобы она как-то согрелась. Потом чувствую, что нам в машине больше не просидеть, и пошел искать соседние машины, чтобы нас пустили. Нас пустили парни, которые стояли впереди нас, двое, Руслан и Дмитрий их зовут. Они нас пустили, мы посидели там, тоже недолго, правда, потому что машина тоже стала замерзать. И пацаны говорят мне: "У тебя жена беременная, там впереди РАФ-4 стоит, иномарка, в ней все-таки потеплее, может, место у них есть, попросись, они пустят жену туда". Я пошел, дошел до этого РАФ-4, и люди эти, Алексей и Венера, с ребенком, девочку звали Лера, пустили мою жену погреться, а мы с пацанами оставались сидеть. Грелись, как могли. Растирали себе руки, ноги, куртками накрывались. Была одна куртка лишняя, и мы эту куртку по очереди друг другу давали накрывать руки, ноги, чтобы не замерзнуть. Потом жена у меня стала переживать, что мы с ней разлучились, и пришлось мне тоже пересесть в РАФ-4. А пацаны оставались в этой машине до последнего. Мы обменялись номерами телефонов, чтобы созваниваться. Потому что пацаны уже хотели спать, а спать нельзя – все, человек замерзнет. И я им старался звонить каждый час, 30 минут, чтобы они не уснули, как-то их будить. И в этом РАФ-4 мы просидели 15 часов.

    Просто чувствуешь, как смерть тебе дышит в спину, стоит рядом с тобой

     

     

    Мы попали 2 января в 9 часов вечера в этот затор, и мы сидели и до последнего звонили в службу МЧС, но нам говорили только: "Ждите, ждите, ждите… К вам едут из Оренбурга, из Беляевки, с Кувандыка, с Медногорска, Орска… Отовсюду к вам вышла техника. С Оренбурга вышли снегоходы. К вам сейчас доставят специальные палатки, чай, вас обогреют, приютят, все вам сделают". Этого ничего не было! Вообще ничего не было! В некоторых местах люди по семь человек в машину залезали, чтобы хоть как-то спасти друг друга, согреться. Было ужасно! Люди не знали, что делать. Безысходность! Просто чувствуешь, как смерть тебе дышит в спину, стоит рядом с тобой и подбирается каждую секунду к тебе ближе и ближе. Секунды длились целую вечность! Потом мы пережили вроде ночь, стало рассветать, а мы до сих пор звонили в МЧС. Были ужасные такие операторы, девушки, которые грубо отвечали: "Надо было сидеть дома! Нечего лазить. Вас кто туда позвал? Сами виноваты!" Больше ничего. Конечно, попадались операторы, которые с нами были до последнего, которые морально нас поддерживали, говорили: "Держитесь. Делайте то-то… Из машин не выходите, растирайте себя. К вам техника едет, потерпите еще 30 минут, километр, два…" Нас приводили как-то в чувство.

    Огромное спасибо хочу сказать этим людям, которые нас все-таки спасли

    Помощь к нам пришла 3 января в 12 часов, в начале первого дня. 15–16 часов мы простояли в этом заторе. Пришел к нам не МЧС, а обычный старый "Кировец" с лопатой и КамАЗ-вахтовка. В этом КамАЗе были пара сотрудников ППС, то есть обычные полицейские, и сотрудники ДПС за рулем сидели в кабине. Я видел одного сотрудника МЧС, не знаю, как он попал в нашу колонну. Он спасал, я знаю, бабушку, не давал ей до конца умереть, она все равно получила обморожение, но он спасал ее, как мог. А больше эмчээсников не было. И вот эти люди, дэпээсники, нас вытаскивали, помогали выходить из машин, разбивали стекла. В вахтовку просто заносили таких людей – просто комок замерзший! Он не шевелится даже, все, не может. Мы их сами растирали, у кого была водка – водкой, кому-то давали выпить, чтобы человек не умер. Все, как могли, держались.

    На этой вахтовке мы проехали всю колонну, спасли всех, нас 38 человек, если не ошибаюсь, насчитали в вахтовке. Они нас всех вытащили. И мы поехали, двигаясь вслед за трактором, в ближайший поселок Ильинка, где нас напоили горячим чаем. Приехали местные фельдшеры, оказали первую необходимую помощь, кто обморозился, у бабушки инсульт был, и тяжелых забрали, посадили в свою "скорую" и повезли дальше. А нас напоили чаем, покурили, в туалет сходили, переписали сотрудники полиции, ДПС, спросили, у кого остались на трассе машины, записали наши данные. Потом посадили и повезли нас в Кувандык. В Кувандыке нас разместили в местном общежитии. Хочу сказать огромное спасибо сотрудникам полиции, ДПС, которые нас спасали, этому эмчээснику, который пробыл 15 часов с нами, сотрудникам общежития Кувандыка, которые нас привечали, накормили первым и вторым, горячим, которые выделили нам комнаты, кому-то двухместные, трехместные, теплые одеяла дали, все, что необходимо. Всем, кто нас обогрели, напоили, привели в чувство, потом сажали на электрички, на автобусы и отправляли домой, кому куда надо, или обратно, чтобы забрать свои машины. Огромное спасибо хочу сказать этим людям, которые нас все-таки спасли и не бросили!

    Нас никто не предупреждал, это сплошное вранье!

    3-го числа мы в Кувандык приехали уже в 8 вечера, там нас обогрели, мы там переночевали, и 4-го числа мы с женой уже были в городе, дома. Еще хочу сказать огромное спасибо кувандыкскому дорожному управлению, инженеру Никулину Василию Николаевичу, он находился на связи с другими людьми, которые сидели в другой машине, до последнего, на телефоне, разговаривал, пока не пришла помощь. И также Владимиру Ивановичу, через которого я искал свой автомобиль после того, как его эвакуировали, ему спасибо, что он сказал, где моя машина находится, что с ней. И кувандыкской штрафстоянке, начальнику Аспанову Зайналу, водителям Виталию Казакову и Бабенко Александру, которые вытаскивали наши машины из этого снежного плена и которые потом на этой штрафстоянке, в боксе отогревали все машины, высушивали, заряжали наши аккумуляторы, продували там у кого карбюраторы, у кого фильтры, приводили машины в нормальное состояние, чтобы они могли завестись и работать. Им огромное спасибо! Спасибо, что есть такие люди, которые выполняют свою работу! Было еще много там детей, груднички, было столько людей! Это было ужасно! Хотя в СМИ сообщают, что нас везде предупреждали, – нас никто не предупреждал, не останавливал, ничего не было, это сплошное вранье! Никаких горячих чаев во время этого затора, нашего плена, нам не подвозили, не доставляли, ничего этого не было. Никакой специализированной техники, ничего! Ни эмчээсников, никого не было вообще!

    – Как ваша жена все перенесла?

    – Да, слава богу, с нами все обошлось, мы не обморозились. Нам повезло. Жена себя нормально чувствует, все хорошо. Только стресс такой, конечно, перенесли.

    Владимир Владимирович примет соответствующие меры

    – А вы общаетесь с вашими товарищами по несчастью?

    – Да, общаемся, конечно! Продолжаем. Сейчас ищем всех, кто был там. Собираемся писать коллективную жалобу в прокуратуру, собираем имена, фамилии, данные всех, кто там был. Дело просто там не оставим! На бездействие наших сотрудников МЧС.

    – Почему вы решили записать видеообращение к Путину? Почему не к губернатору, не к местным властям?

    – Мы уже видели, как наши местные власти, наш губернатор нам "помог". Как к нему обращаться, если он нас не спас уже? Зачем к нему обращаться? Надо обращаться к вышестоящему руководству, к нашему президенту, чтобы он решал уже это все. А к нашим бессмысленно обращаться, раз они оставили нас там на произвол судьбы, и просить помощи. Думаю, что Владимир Владимирович примет соответствующие меры.

    Вплоть до увольнения, до перевыборов губернатора

    – А какая-то уже была реакция на ваше видеообращение?

    – Со стороны властей никакой пока реакции нет. Только СМИ и обычные люди отреагировали, которым небезразлична данная ситуация. А от власти никто не позвонил – ни один мэр, ни депутат, никто!

    – А вы рассчитываете, что, когда дойдет до президента, как-то решится все?

    – Да, я думаю, что решится. Чтобы не было такого бардака дальше! Не просто, думаю, решится обычным взысканием, штрафом, наказанием, а надо увольнять таких начальников, которые, имея технику под рукой… Показывают видео в интернете сейчас, как они расчищали трассу, специальные роторные тракторы там, снегоуборочные машины – и, имея это все у себя, они не могла нас спасти! Надо увольнять такое начальство, этих губернаторов всех! Надо не просто наказание, взыскание им назначить, а вплоть до увольнения, до перевыборов губернатора. Чтобы следующий, кто пришел бы на его пост, знал, что это не останется просто так. Чтобы не случилось с другими людьми этого!

    – Ну, губернаторов не выбирают…

    – Ну, назначают. Но чтобы следующее начальство знало, что за это будут отвечать! А не как обычно – сказали и забыли, а он дальше себе работает.

    Просто не хотели и не пускали ничего

    – Вы считаете, что МЧС просто не хотело вам помогать? Может быть, были такие заносы, что к вам не могли пробиться?

    – Как они не могли пробиться, если обычный трактор "Кировец" к нам пробился в первые два часа? Почему роторная машина не могла? Сейчас смотришь – она там такие сугробы разгребает, эта роторная машина, и все двигает! А люди, которые нас спасали, шли в этой вахтовке и вели нас за собой. И пробрались же! Добрались 3 января до нас, хотя там такая же погода стояла, как и 2-го ночью. Почему не сделали это 2-го, когда все только начиналось? Просто не хотели и не пускали ничего.

    – Вы будете подавать в прокуратуру заявление против местных властей, против губернатора, против МЧС?

    – Против начальства МЧС, главного начальника МЧС Оренбургской области Иванова Петра Яковлевича и губернатора Юрия Берга, который не смотрит за своими подчиненными, за халатное отношение; им безразличен своей народ, который голосовал за них и выбирал, который им доверяет, а они так относятся к нам. Против них, за их халатность.

    Надеяться на наши власти бессмысленно!

    – Вы же все равно будете ездить к родителям, как вы будете пытаться обезопасить себя?

    – Ну, теперь не будем ждать от МЧС ничего, будем сами везде звонить, во все дорожные службы, куандыкские, медногорские. Теперь у меня в машине будет все – и накрыться чем-то, и полный бак на такой участок дороги. И еще буду брать с собой канистры, какие-то запасы, горелки туристические, походные, чтобы машину внутри прогревать, сухпайки. Чтобы пережить, если что, эту погоду в машине. Лопаты, чтобы самому себе копать дорогу и ехать. Потому что надеяться на наши власти бессмысленно!

    Метки: путин,чрезвычайная ситуация,снежный затор



    Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

    Читайте также

    Фотогалерея Нефтяники против оленей

    "Газпром" выживает хантов-оленеводов с их родной земли на Ямале Дальше

    Слушать Нам сказали: "Крепитесь!"

    Строители космодрома Восточный хотят платить по кредитам и собирать детей в школу, но не получают зарплату с весны Дальше

    Видео Воруют и переживают

    Жители четырех деревень Свердловской области с 2013 года ждут, пока заработает пожарное депо, которое им обещали построить по федеральной программе. Дальше


    О чем говорят в сети