29 июля 2016

    Мнения / Право автора

    Искусство чечетки

    x

    Не первый день в украинско-русской блогосфере тысячи людей, бывших союзников и друзей, вцепившись друг другу в глотки, поливают друг друга дерьмом и коллективно забивают последний гвоздь в гроб "братской дружбы", словосочетания, которое из ругательно-неприличного стремительно превращается в табу. Десятки тысяч юзеров фейсбука нещадно расфрендивают друг друга или даже подвергают высшей мере сетевого наказания – бану.

    Какая на фиг братская? Какая на хрен дружба? Как поется в популярной украинской песне: "Никогда мы не будем братьями – ни по родине, ни по матери". Последние слова, которые бывшие сетевые соратники, как правило, кричат вдогонку друг друг перед взаимным уничтожением, сводятся в основном к парочке непечатных выражений вроде "Идите вы на х** со своей помощью, москали треклятые!" – и, не успевая, окончательно нажать кнопку "бан", ловят в ответ "Неблагодарные бандеровцы хохлятские, шли бы вы сами туда!" 

    Запустили в оборот весь этот сетевой мегасрач, или словесную битву не на жизнь, а насмерть, как ни странно, не какие-то кремлевские пропагандисты, рашатудейцы, лайфньюзисты или ольгинские боты, а лучшие друзья Украины, поклонники Майдана и любители вареников с вишнями, а именно недавние российские нареченные "братья и сестры" украинцев.

    Иначе говоря, либеральные российские блогеры и активисты, сокращающейся как шагреневая кожа российской оппозиции своими снисходительно-истерическими, а порой высокомерно-имперскими завываниями, похоже, окончательно направили два глобуса-соседа – украинский и российский – по разным траекториям исторического движения, чтобы уже никогда не встретиться ни в этой галактике, и ни в какой другой. Ни на родине, ни по матери.

    "В тот... период... лишь несколько тысяч русских, рискуя своей свободой и жизнью, совершили маленький подвиг в нашей насквозь бандитско-ментовской стране: встали на вашу защиту". Заголосил, опомнившись через пару дней после запущенного им лично мегадестракшена, популярный российский блогер Евгений Левкович. "Я не про себя говорю и не про тех, кто участвовал в Москве в шествиях, митингах и пикетах в вашу поддержку, писал, бил в колокола или звонил в колокольчики". Не совсем понятно, про кого он говорил, но стоять пару часов в пикетах с белыми ленточками – это сильно, а с жовто-блакитными и бить в придачу в колокольчики – это вообще мегакруто.

    Видимо, все эти чрезмерные риски "для жизни и свободы в бандитско-ментовской стране" и дали Левковичу ощущение того, что украинцам, которые своей кровью и жизнью, а не битьем в колокольчики, заплатили за то, чтобы иметь власть, какую они имеют, и правосудие, какое у них сегодня есть, можно прочитать нотацию по поводу нарушения прав одной отдельно взятой личности, а именно его близкой подруги, неистового блогера, российской гражданки неопределенного рода занятий, некой Насти Леоновой, которая уже как месяц томится в киевском СИЗО по подозрению в связи с террористической группой.

    "Какая-то фантасмагорическая история произошла в Киеве с нашей Настей Леоновой", – закричал на своей страничке Левкович. "Настя стояла с нами на Манежной площади, участвовала во всех протестных антипутинских митингах в Москве, в том числе в поддержку Украины и Майдана. Потом она, по понятным причинам, уехала из России". "Ее мама пишет, что никаких доказательств причастности к такого рода организациям нет и быть не может", – взывал блогер к фейсбучной общественности, приводя в качестве свидетельства невиновности Леоновой слова ее матери. "Скорее всего, она просто попала под зачистку "радикалов", в данном случае – просто попала под раздачу".

    Русская? Оппозиционерка? Попала "под раздачу" в Украине, которая по гроб жизни нам обязана за марши, пикеты, ленточки и колокольчики? Этого не может быть. Это беспредел. Свистать всех наверх. И свистнул.

    Сначала из украинцев мало кто обратил внимание на железные доказательства невиновности бедной Насти, предъявленные кем-то, о ком они до последнего времени понятия не имели, но тут на свою и нашу теперь уже беду, на соловьиный свист Левковича отозвался самый популярный в Украине российский блогер, журналист, писатель и мой добрый друг Аркадий Бабченко. Аркадий, ни разу не будучи истериком, даже с похмелья, просто пошутил или типа по-дружески пококетничал со своей целевой украинской аудиторией. "Я правильно понимаю, что теперь нас, национал-предателей, еще и в Украине сажать будут? – написал он. – Даже не знаю, что выбрать – ФСБ или СБУ... Что вообще происходит-то?"

    Происходит то, что не нужно соваться в наши дела, ответили ему сотни украинских пользователей. Один из самых сдержанных, но одновременно и самых откровенных ответных комментариев появился на страничке популярного украинского блогера Анны Амарго. Коротко и ясно: больше не приезжайте. "Не приезжайте, пожалуйста, в качестве оппозиционеров, борцов с властью, наставников, учителей, волонтеров, защитников, помощников, поводырей, подстрекателей и строителей новой Руси, – написала Анна в блоге, который собрал пять с половиной тысяч лайков. – Приезжайте только в виде туристов. Как во Францию или Египет". 

    "А вообще, прикольно, конечно, – подытоживая свои сокрушительные имиджевые потери в Украине, угрюмо заметил озадаченный Аркадий на следующий день. – Здесь [в России] – вали в свою хохляндию, бандера. Там – не-уй шастать, русня". Прикольно, не то слово! Это было только начало. "Под раздачу" вскоре попали такие либеральные друзья Украины, как Ольга Романова, Александр Сотник, Татьяна Толстая и другие. Романова вообще за то, что, не подумав, ляпнула: "Мы один народ".

    Никто из них, ни один из российских демократов не нашел в себе силы извиниться перед украинцами за, мягко говоря, фразеологические "неточности и шероховатости". Белая кость оппозиционного рыцарства, последний остающийся в строю авангард либеральных сил России, не добившийся практически ничего в своей собственной стране, погрязший в междоусобных дрязгах, растерявший почти всех сторонников, и по существу сложивший оружие перед Драконом, "которого все равно нельзя победить", вдруг воспрянул духом и громогласно заявил, что гражданские права мутной тусовщицы в Украине они будут защищать не на жизнь, а на смерть.

    Я не хочу здесь вдаваться в детали приключений типа-медсестры-волонтера-сомелье Леоновой на передовой или где-то глубоко в тылу. Это сегодня и так всем известно. Или еще не всем? Просто расскажу, как в бой за свободу личности в Украине тут же включилась Зоя Светова, с ходу погрузившись в расследование злодеяний фашистской хунты, которое она, опытный журналист и известный борец за права человека, начала и закончила в один день! Допросив маму и адвоката Леоновой по телефону, Светова выяснила, что бедная Настя – жертва произвола, и разразилась обличающей статьей на сайте "Открытой России". А вот и ее главный довод в пользу невиновности Насти: "Зная практику фабрикации уголовных дел о терроризме в России, вполне можно допустить, что подобные дела "шьются" и в Украине: когда нужно быстро "сварганить" громкое политическое дело, в спешке забирают людей "до кучи". Нужна "группа" – значит, будет группа". По Световой выходит, что, если в России существует только одна форма правосудия – "басманная", то и в Украине безвинные сплошь и рядом страдают от того же самого беззакония. 

    Логично, как дважды два – четыре. Ну пять, ну максимум шесть. То есть украинцы проливали кровь на Майдане, чтобы свергнуть воровскую власть, потом погибали на войне небесными сотнями, а правосудие у них, значит, осталось все такое же, советское, да? Что ж, может, какая-то доля истины в этом есть, может, и не все еще приведено в порядок, но, наверное, сегодня все же стоит подавиться своими имперскими нравоучениями и позволить заслужившим это право украинцам самим разобраться. Зачем с назойливой настойчивостью дядюшки Поджера лезть в соседний дом, чтобы повесить там абажур, когда в своем потолок давно обвалился?

    Профессиональный журналист Светова даже не попыталась получить комментарий у украинских властей, не говоря уже о том, чтобы съездить в Киев. Когда ее упрекнули в этом, Светова парировала следующим постом: "Я достаточно много лет пишу о судебной и тюремной системе и прекрасно знаю, что все эти журналистские приемники – позвонить в СБУ, ФСБ и написать, что комментариев не получили, – пустая трата времени". И тут Светова сделала то, чего ни при каких обстоятельствах делать было нельзя. Она поступила как несчастный контуженный капитан Миляга в романе Владимира Войновича "Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина": тот, отчаянно пытаясь доказать случайно арестовавшим его красноармейцам-разведчикам, что он свой, советский энкавэдэшник, воскликнул: "Да здравствует товарищ… Гитлер!" Слово не воробей, Милягу расстреляли. Ну ему простительно, у него была контузия головы. В Украину теперь Световой путь точно заказан. Итак, она сравнила бедную Настю с Надей Савченко. Ну кто ее за язык тянул? "Мне кажется, что история Насти Леоновой в чем-то гораздо трагичнее истории Надежды Савченко", – написала Светова. 

    Кто угодно сегодня имеет моральное право отчитывать Украину за пренебрежение к правам человека, если таковые случаи имеются – и китаец, и эскимос, но только не россиянин

    Вот тут, действительно, началась самая что ни на есть вставай-страна-огромная – с обеих сторон. "А не пошли бы вы в Ад, со своими помощницами и сочувствующими", – написал в комментариях один украинский пользователь. "Вот всей страной Мордор – вместе с живыми, мертвыми и нерожденными – в Аду гореть". "Считайте такое поведение временной защитной реакцией среднестатистического украинца, – написала одна сердобольная украинка, пытаясь успокоить ситуацию. – Болезненной защитной реакцией. Когда всех под одну гребенку – ибо мозги после всех ужасов последних лет уже набекрень, и сложно разобрать, где свой, где чужой".

    "Не нравилось, что россияне Будапештский меморандум не соблюдают. Теперь не нравится, что некоторые российские граждане решили его соблюсти и приехали помочь украинцам от себя лично частным образом? – попытался было разрядить шуткой юмора взрывоопасную обстановку один российский юзер. – Вы, видимо, забыли, что взяли с них обязательство помогать в случае вторжения? Настя действовала строго в рамках ваших с ней договоренностей. За подписями и печатями".

    Юмор, даже такой тупой, только добавил пару вспыхнувшей с новой силой яростной перепалке. Маховик фейсбучного холивара стал напоминать неконтролируемую ядерную реакцию. "Как по мне, лучше десять невинных кацапов в подвале СБУ, чем один даже погибший наш солдат, – вмешался другой украинский пользователь. – Напомню, Россия ведет войну против Украины. Россияне убивают украинцев на их земле. Вы все в разной мере в этом виновны. Все без исключения. Это называется коллективная ответственность".

    И ведь тоже трудно возразить, разве ж по поводу кацапов. Как ни крути, Россия – агрессор. Тысячи людей погибли. Две области почти полностью разрушены. Полуостров утонул. Больше миллиона беженцев. Конечно, права человека нужно защищать везде и всегда. И кто угодно (ну почти кто угодно) сегодня имеет моральное право отчитывать Украину за пренебрежительное отношение к правам человека, если таковые случаи имеются – и китаец, и эскимос, но только не россиянин. После того, что произошло в последний год в наших отношениях. Как тут не вспомнить "времена далекие, теперь почти былинные". Представьте себе какого-нибудь немецкого правозащитника, критикующего, скажем, условия содержания военнопленных в советском ГУЛАГе или, к примеру, факт высылки поволжских немцев в году эдак 1943–1944? Какая была бы реакция у русских, включая представителей трудовой интеллигенции, на этот праведный акт защиты прав человека? Давайте вспомним настроения в советском обществе тех лет. Чего только стоит одна газетная передовица интеллигентнейшего Ильи Эренбурга с заголовком "Убей немца!"

    Или вот эти строки из стихотворения Константина Симонова "Если дорог тебе твой дом":

    А родившая его [немца] мать,
    Не твоя, а его семья
    Понапрасну пусть будет ждать.
    Так убей же хоть одного!
    Так убей же его скорей!
    Сколько раз увидишь его,
    Столько раз его и убей!

    И вот мне почему-то кажется, что простые русские бабы просто забили бы ведрами и лопатами немецкого антифашиста, который, приехав в их деревню во время войны, с пеной у рта, стал бы доказывать, что Павлик Матросов не толкал отца на амбразуру…

    И такие настроения сейчас, к сожалению, имеются. И количество их растет. Они отчетливо слышны в общем хоре взаимного раздражения, граничащего с ненавистью. Но война эта все же другая. Война подлая и гибридная, но и на ней – на моем опыте – бывали случаи братания. Одна украинская десантная бригада вела затяжной стрелковый бой с русскими, тоже, как выяснилось вскоре, регулярными десантниками. Разведка украинцев напоролась на засаду. Один трехсотый, один двухсотый. Русские подобрали их тела. И тут командир русских десантников звонит по мобиле командиру украинских десантников.

    – Привет, Саш!
    – Это кто?
    – Конь в пальто. Уже Коляна не узнаешь? Забыл, как мы в Рязани, а потом в Чечне зажигали!
    – Колька, блин! Не может быть! Ты где, сукин сын? Сто лет тебя не слышал.
    – Я здесь, Саша. Напротив тебя. Тут на нейтральной разрушенная водокачка. Давай в ней встретимся в 18:00, перетрем. Жду тебя, братишка! Конец связи.

    Саша выкурил пять сигарет подряд, выпил стакан водки. Взял другую, непочатую бутылку с собой. Позвонил, сказал, что идет, а минометчикам дал координаты, если что.

    И Коля почти так же сделал. Вот встречаются они в насосной, возле водокачки. Объятия. Чуть не слезы. Как семья, как жена, тебя не узнать, уже полкан, блин. И т. д. в том же духе. Уговорили бутылочку и "перетерли".

    – У меня твоих один двухсотый, один трехсотый. Давай меняться.
    – Коль, у меня твоих сегодня нема.
    – Ладно, бери в долг. Потом отдашь.

    Через полчаса Саша вернулся в свое расположение. За ним бойцы, вызванные для этой цели (без оружия), несли носилки с убитым и раненым. Через пару дней Саша вернул Коле одного убитого и двух раненых русских десантников.

    – Я ж тебе одного раненого давал.
    – Я с процентом возвращаю.
    – Бл***я война, – расставаясь, сказал Саша.
    – Е***я война, – ответил Коля. – Ненавижу!

    На следующий день Коля приказал арте всю ночь палить по соседнему безлюдному лесу.

    Не знаю, как они там дальше воевали, но историю эту слышал из первых уст, только имена изменил. Но этот случай, наверное, исключение из правил гибридной войны без правил.

    Какая бы там ни была война, а наши левковичи со световыми, несмотря на массовое агрессивное неприятие их позиции в Украине, так и продолжают истерить по поводу нарушений там прав человека, не отрывая задниц от дивана и не выключая ноутбуков ("Я и в бреду все смотрел передачи, все заступался за Анджелу Дэвис"), в то время как в Кремле спокойно наблюдают за разборками в стане противника и с удовольствием потирают руки. 

    Соратник Световой по борьбе с режимом, или теперь уже с двумя режимами, пламенный революционер и сотрясатель сетевого воздуха Евгений Левкович, который к этому моменту уже стал "приятным открытием" для многих украинцев, вместо того чтобы замолчать наконец и отойти в сторонку, как Аннушка, пролившая масло, упорно продолжал выступать с нравоучениями. Он стал (я не шучу, а у него вообще чувства юмора нет) искать ни много ни мало "путинизм" в головах украинцев. "Этот пост – о вас, – написал Левкович, когда сотни комментариев украинских новоявленных "путинистов" стали стучать ему по мозгам. – К сожалению, судя по комментариям, о многих из вас. О том, что вы не замечаете, как перестаете быть людьми и превращаетесь в зомби. Злобных и ведомых зомби".

    Ну, конечно, в стране, где 89% поддерживают пожизненного императора всея Руси, кому, как не Левковичу, быть большим специалистом по зомби! Говорят, Russia Today, LifeNews и их тетка, "Комсомольская правда", отправлены в отпуск в связи с переменами на западном фронте. "Что бандеровцы, что российская "пятая колонна" – мы не разбираемся в сортах говна, и если они захотят пожрать друг друг, то и нехай", – образно подытожил в этой связи один московский "ватник".

    * * *

    В романе Курта Воннегута инопланетянин, прилетевший на землю из другой галактики, увидел дым, идущий из трубы в загородном доме, рядом с которым он приземлился, и захотел предупредить хозяина, что дом горит. Он постучал в дверь и оживленно поведал открывшему ее мужчине средних лет о грозящей опасности. Проблема, однако, была в том, что язык пришельца состоял из отбивания чечетки и попукивания. Кончилось тем, что хозяин дома взял клюшку для гольфа и вышиб непрошеному гостю мозги.

    Этим я хотел лишь сказать, что не стоило бы нашим либералам сейчас отбивать чечетку в Украине. Для их же блага. Дом горит у нас, а не у них. Уже давно. Мы сами зажгли его собственными руками. И пожар уже перекидывается на остальной мир. А из трубы, которая нас так беспокоит, просто идет дым. Они дровами топят. Вместо нашего газа.

    Сергей Лойко – журналист и писатель

    Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

    Метки: украина,россия,крым,Зоя Светова,Евгений Левкович,война в Донбассе,Настя Леонова



    Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.


    О чем говорят в сети