24 июля 2016

    Радиопрограммы и подкасты / Цитаты Свободы

    Воркута как второй "Курск"

    Трагедия, которая разворачивается на глазах у целой страны уже четыре дня, и которую уже сравнивают с "Курском" - серия взрывов на воркутинской угольной шахте "Северная".

    От трёх взрывов метана погибли в общей сложности 36 шахтёров и спасателей. В республике Коми объявлен трёхдневный траур. В понедельник руководство МЧС сообщило, что уже не надеется найти под завалами живых людей.

     

     

    Олег Лекманов:

    Друзья, давайте, может быть, отложим про "Оскара", Лео и прочее: 36 человек очень страшной смертью погибло в шахте в Воркуте, и мы ведь все про это знаем, да? Попробуем же не пролистнуть привычно в сознании этот трагический факт, а остановиться хоть на минуту и ощутить - какая это ужасная трагедия.

    Гасан Гусейнов:

    Почему первая новость в сводках - про сладкого мужчину, а не про погибших сограждан?
    Не потому ли, что выживший в кино интереснее не выживших в жизни?
    Ведь они - уже другие, чужие.
    А он - свой.
    Это то, из чего исходят СМИ.

    Галина Смирнова:

    Помните, когда произошли недавние страшные теракты в Париже, нашлись те, кто упрекал нас за французские флаги на наших фотографиях в ФБ. За несколько последних дней в Воркуте погибли 36 российских горняков. Погибли страшной, мучительной смертью. Пятеро из них погибли потому, что отправились спасать погибающих товарищей и остались там же. 26 горняков оказались заживо погребенными в шахте. Их уже признали погибшими. Их не достать. Это Курск-2... Но мы почему-то уже не плачем. Почему - об этом тоже стоит крепко подумать. О фактически уже погибших в "Северной" нам решили сообщить постфактум, о несчастных подводниках рассказывали несколько дней в прямом эфире. По законам мучительной драмы все телезрители верили в счастливый исход. Теперь телевидение таких ошибок не совершает. В Яндексе эта новость даже пропала из топа. И на Эхе главное событие - Оскар- 2016...

    Екатерина Винокурова:

    Какой ужас с шахтерами...
    Прямо не верится, вот не верится и все.
    Один мой знакомый рассказывал про работу на шахте. Это очень и очень тяжело. 
    Каждый день не факт, что вернешься.
    Светлая память.

    Катерина Гордеева:

    Я была в Воркуте и на тамошних шахтах. Как раз примерно зимой. Там ад даже когда нет ЧП. Холодный и темный ад. Страшная смерть. Бедные люди.

    Дмитрий Бутрин:

    я был в шахте в забое, там, где работают на пласте комбайны, около 10 минут. мне было жутко. когда поднялись наверх - острый приступ эйфории. хочется думать, что погибшие в шахтах вознаграждаются таким ощущением счастья навсегда.

    Валерий Зеленогорский:

    Я не смотрю Оскар, мне не дает покоя, что в шахте остались навечно 36 человек, я не знаю, все ли сделано, чтобы их спасти, в маленькой стране Чили людей когда-то спасли, им помог весь мир, говорят, что там был другой случай.
    Я гляжу в глаза министра МЧС, вице-премьера и хозяина этой шахты, они очень много говорят про деньги для семей пострадавших, я не вижу в их глазах полной уверенности, что они сделали все возможное.
    Мне очень хочется верить, что я неправ, а если теми людьми, запертыми в могильной плену забоя, пожертвовали ради иных, возможно очень важных целей, понимая, что могут быть новые жертвы.
    Я не знаю, может случится чудо и они спасутся, вопреки всему, я пока хоронить их не буду....
    А Оскар будет еще, а их больше не будет, никогда...

    Владимир Мелихов:

    Все мои предки, оставшиеся в живых после Гражданской, вынуждены были бросить свои хутора и уйти в г. Шахты, чтобы, став шахтерами, избежать расказачивания… Дед, все его сыновья, в том числе и мой отец, племянники и дядья – все они были шахтерами, даже моя мама часть своей жизни проработала на шахте.
    Когда дед или отец снимали рубахи, всё их тело было испещрено множеством синих шрамов – это оседавшая в ранах угольная пыль оставляла на всю жизнь следы на теле. Они несколько раз попадали под завалы, их спасали, когда мы ещё совсем юные сидели с мамой допоздна и ждали новостей с забоя, где шли спасательные работы.
    Шахтерский труд один из самых опасных и тяжелых и поэтому 100%-й гарантии безопасности работы не существует. Нигде и никогда. Но ни при одной власти и ни в каком ином государстве шахтеров не посылают в забой тогда, когда есть опасность взрыва и обвала! Произошедшее в Воркуте, где погибло 36 человек – шахтеры и спасатели – это как раз тот «пример», когда людей послали в забой, в котором вероятность несчастного случая была предопределена заранее! 
    Я не буду сейчас приводить множественные сообщения, доказывающие это (от слов родственников погибших, до высказываний их коллег, таких же шахтеров). 
    Сегодня не тот день – уже объявлено, что надежд на спасение оставшихся в забое нет никаких… Я по себе знаю как страшно было ожидать близким этого горестного сообщения.

    Галина Юзефович:

    Слушайте, а траур-то объявят? А то как-то невозможно с этим ужасом жить, жизненно необходим какой-то ритуал, какое-то коллективное оплакивание... И все думаю, а вдруг, ну вдруг хоть кто-то еще жив... И его можно было бы спасти... И от этой мысли совсем плохо...

     

    Траур на федеральном уровне пока не объявлен.

    Елена-Елизавета Шадчнева:

    27 февраля 2016 года. Главный выпуск новостей в 21 час на главном (Первом) канале страны:

    1. Новость №1. Плохое поведение некого актера Николаева, скрывшегося с места ДТП – 5 минут.
    2. Пресс-конференция в Минобороне РФ о перемирии в Сирии – 4 минуты.
    3. Снова Сирия. Боевики ИГИЛ обстреляли несколько городов на границе с Турцией. - 3,5 минуты.
    4. Опять Сирия. Переговоры между властями и сирийской оппозицией в ООН. – 30 секунд.
    5. Не поверите, но Сирия. Лавров и Керри обсудили ситуацию в Сирии по телефону. – 17 секунд.
    6. Не смешно, но снова Сирия. В МИДе прокомментировали высказывание представителя Госдепа США. – 1,5 минуты.
    7. Конечно, опять Сирия. Сюжет про героическое курдское ополчение, которое сражается с террористами, и фашистов-турков, которые этих курдов целыми семьями уничтожают. Короче, геноцид. - 4,5 минуты.

    Итого – почти 20 минут непрерывного бреда о проблемах стран Западной Азии и Северной Африки. И ни слова о России…

    В это самое время на шахте «Северная» в Воркуте погибали люди, а их родные и близкие, наверняка, с замиранием сердца ждали новостей о спасательной операции. Но новостей все не было и не было…
    Наконец, рассказали и о них…
    Как всегда бодрым голосом, Катюша Андреева отрапортовала о переброске на шахту «робото-технических комплексов» МЧС. Восьмой новостью, в 30-секундном сюжете.
    Уже утром пришли вести, что при новом взрыве на шахте погибло 5 горноспасателей, а у 26-ти оставшихся под землей горняков больше нет шансов…

    Александр Филиппов:

    Я там не говорю про человеческие чувства, но была бы у нас какая-никакая политика, хотя бы даже имитационная, премьер бы уже выступил по телевизору про трагедию в Воркуте. И хотя бы один из парламентских спикеров. Нормативы по количеству жертв на объявление траура у нас негласные существуют, значит, не будет национального траура, а жалеть политики никого не должны, всех не нажалеешься. Но хотелось бы знаете, хотя бы иногда, хотя, впрочем...

    Диляра Тасбулатова:

    нынешний рос. режим страшен тем что снял с себя всякую ответственность. 
    Даже Брежнев так не делал.

    Фёдор Крашенинников:

    Мне почему-то кажется, что если бы 40 шахтеров погибли в Украине — у нас бы уже и президент выступил, и премьер, и спикеры обоих палат, и траур бы объявили, и в новостях рассказали бы всю подноготную об этом негодяйском олигархе-шахтовладельце, может быть СК даже и дело бы по нему возбудил.

     

    Наш следственный комитет пока огрызается на руководство республики. Глава Коми потребовал тщательного расследования и тут же был поставлен на место господином Маркиным.

    Начнем с того, что следователь - процессуально независимое лицо, и при возбуждении и расследовании уголовного дела он руководствуется законом «О Следственном комитете Российской Федерации», а также уголовно-процессуальным законодательством. Ни одно должностное лицо, кроме руководства СК России, не имеет права потребовать от него чего-либо. Сам же Следственный комитет является федеральным государственным органом, который непосредственно подчинен Президенту России.

    Поэтому вместо пустых, ни к чему не обязывающих заявлений руководству республики следовало бы оказать всяческое содействие в расследовании, а еще лучше - до подобных трагедий предъявлять требования и контролировать работу своих подчиненных структур в исполнительной власти, которые отвечают за безопасность при выполнении работ на таких объектах.

     

    Извинения не заставили себя ждать.

     

    Роман Попков:

    Ишь ты! Расследования они требуют! Какое-то руководство какой-то там Коми! От Следственного нашего комитета! От генерала Маркина с Бастрыкиным требуют! Совсем уже берега попутали! Да у генерала Маркина не то что одна звездочка на одном погоне, а даже одна запонка весит больше, чем все ваше Коми!

    Ну руководство Коми, надо отдать должное, стремительно осознало всю глубину и мерзость допущенного святотатства. Может и простят.

    Глеб Павловский:

    губернатор Коми тихо отполз в свой тёмный угол, унизительно откланиваясь и приговаривая волшебное слово - Гайзер, Гайзер..

     

    Между тем, некоторые наблюдатели возмущены тем, что МЧС слишком рано свернул спасательные работы - они считают, что людей ещё можно было спасти.

     

     

     

    Сергей Дикий:

    Технический совет компании "Воркутауголь" принял решение о том, что 26 горняков в шахте "Северная" погибли. И теперь можно спокойно тушить пожар - либо затоплением, либо закачкой инертного газа, что лишает горняков, если они всё-таки выжили, всякой надежды на выживание. У меня нет слов. 
    Совсем недавно в Чили достали с 700-метровой глубины 33 шахтёров, которые провели в шахте 2 месяца. Вся страна, затаив дыхание, следила за их спасением. А было бы так просто собрать технический совет и принять решение - "погибли". Ещё позже аналогичное событие произошло в Китае. И тоже месяц боролись за спасение людей. А здесь - совет собрался и решил "Сказано в морг - значит, в морг". Через 3 дня после взрыва. И что характерно - никто не виноват. "Горногеологическое событие". А вот в Китае, например, хозяин той шахты наложил на себя руки. А у нас господин Мордашов, которому принадлежит шахта, чувствует себя гоголем... А коллеги погибших шахтёров молчат о том, как у них зашкаливали датчики метана. Уволить же могут! 
    Безумная страна, рабский народ!

    Действительно - очень много разговоров о том, что в отрасли (да и не только в этой) совершенно не выдерживаются нормы безопасности, а главное - гнать выработку!

     

     

    Олег Шеин:

    Без изменения Трудового Кодекса, права на объединения, гарантий для профсоюзных активистов и свободы забастовок такие трагедии будут неизбежны. Полную личную ответственность за них несут депутаты от Единой России и прочие охранители.

    И попутный вопрос: если за взрыв, осуществленный террористами, арестовали правление аэропорта, то почему не арестовывают владельцев угольной компании, которые сами стали виновниками взрыва без всяких террористов?

    Алексей Рощин:

    Про аварии на шахтах с человеческими жертвами мне особенно тяжело слышать. Эти известия придавливают. Тут у меня есть личный аспект. Я ведь бывал ТАМ, даже спускался в шахту на 1,5 км вниз. Я общался с шахтерами как промсоциолог. Разговаривал с кем-то, кто, возможно, сейчас там погиб.

    Это тяжело, потому что как бы указывает на полную бесполезность и бессмысленность того, чем я занимаюсь. Мы ведь специально изучали, в чем причины этих аварий, "почему персонал не соблюдает технику безопасности". Причины нашли, отчасти - самое главное - я изложил в своих статьях с общим названием "Экономика риска".

    И вот пожалуйста - опять. Причем три года назад - всего! - уже было примерно то же самое. 11 февраля 2013 практически то же самое было на другой шахте - "Воркутинской". Взрыв метана на глубине 800 м, в итоге - 19 погибших.

    Сейчас - взрыв метана на глубине 780 м, 26 (30?) погибших. Родственники погибших опять указывают на то, что "зажимали" счетчики метана... Ничего не меняется.

    То есть, скорее всего, на шахтах опять "гнали план". Металлургические компании, в частности Северсталь, сейчас в тяжелом экономическом положении, спрос на металл падает во всем мире - так что план гонят особенно ожесточенно, не отвлекаясь "на ерунду".

    Николай Кононов:

    В Воркуте взорвался метан, и это вечная боль российской угледобычи. Я расследовал историю взрывов на шахтах ещё в 2008 году. За прошедшие годы мало что изменилось — чтобы уберечь шахтёров от газа, надо некоторые шахты закрывать, а на остальных тратить миллиарды на системы безопасности. А хозяева бизнеса сидят и думают: "Не придут ли ко мне завтра и не скажут, что я "прикрываюсь бумажками о собственности"? Это вообще мой бизнес? Не уверен. И, кстати, такой курс доллара, что мы займёмся безопасностью позже".

    Владимир Милов:

    В целом в угольной отрасли России смертность за последние 25 лет кардинально снизилась против диких показателей советского времени (в СССР была одна смерть на миллион тонн добычи, сейчас эти показатели снизились на порядок). В этом смысле несправедливо огульное обвинение собственников шахт — нужно разбираться по каждой конкретной ситуации, почему не был должным образом организован надзор, и особое внимание уделять именно подземной добыче коксующегося угля, которая наиболее опасна выделениями метана. Это технологически легко решаемая задача, необходим лишь должный уровень профессионализма надзорных органов — которого нет, как мы видим. Регулярные проверки, предписания, немедленное реагирование на любые сигналы от шахтеров — все это несложно организовать. И жизни людей можно было бы спасти…

    Михаил Шифрин:

    Вот произошла история, постоянно случавшаяся в советские времена: чтобы выработать план и дать стране угля, шахтёры залепляли датчики метана, ну и дозалеплялись. Газ рванул, смена погибла.

    Можно, конечно, сказать, что сами виноваты. Так ведь наш хвалёный рабочий класс всегда был пуглив, как лесные олени: их хватает на то, чтобы тайком в рукаве пронести бутылку в пельменную, втихаря там нажраться, потом на улице подраться. А вот прийти к начальнику или хозяину, и сказать: что ж ты, сука, губишь нас, мы в забой не пойдём - это страшно. Всю жизнь, ещё при совке, спускались в шахту и залепляли датчики. Если какой комсомолец пытался датчик откопать, ему давали по уху: всех без премии оставишь! Соврал Маркс, будто пролетарию нечего терять, кроме своих цепей. Да пролетарий всю жизнь боится что-то потерять. Он боится остаться без премии, боится, что не на что будет пить, он вообще привык бояться, и страх для него сильнее инстинкта самосохранения.


    Иван Беляев

    Редактор социальных сетей Радио Свобода 



    Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.


    О чем говорят в сети