29 июня 2016

    Цитаты Свободы

    Приговор для "типичной бандеровки"

    Надежда Савченко признана виновной. Оглашение приговора по её делу продолжалось в Ростовской области со вчерашнего дня.

    Антон Наумлюк:

    Вообще, это монотонная и скучная процедура. Савченко ни разу, кажется, за весь день не проявила интереса к происходящему и я ее вполне понимаю. Гораздо важнее то, что происходило в это время около Донецкого суда, как сегодняшнее заседание освещали российские СМИ - это своеобразный показатель интереса условного Кремля и силовиков к политическому процессу. Ну вот сегодня приехали в Донецк Стешин, этот клоун Филиппс, репортаж России-1, где спокойно врут, что журналистам были обеспечены условия для работы в суде. Студенты, которые вчера несли цветы в Ростовский аэропорт, а сегодня требуют наказать Савченко максимально строго. Это тоже показатель. Такая мишура, как обязательный театральный реквизит любого фарса последнего времени.

     

     

    Николай Полозов:

    Судья читает в приговоре "типичная бандеровка". В зале смех. Судья: кому весело - могу удалить". Савченко: мне весело! Судья, потупив взгляд, продолжает читать.
    ‪#‎FreeSavchenko‬

    Олег Пшеничный:

    И ведь не удивлюсь, если подтвердится, что в приговоре Наде действительно звучат слова "типичная бандеровка".

     

    Сообщения о том, что приговор обвинительный, стали появляться в российских СМИ ещё вчера. На самом деле, так делать не очень корректно - однако большинство, судя по всему, в исходе не сомневается.

    Борис Вишневский:

    Никто не ждал правосудия.

    И правильно делал: действие, где «доказательства обвинения» абсурдны и в пух и прах разбиваются защитой, где обвиняемую берут в плен за два часа до гибели людей, в которой ее обвиняют, а потом насильно увозят в Россию (где судят за «нелегальный переход границы), где суд отказывается вызывать свидетелей защиты и принимать во внимание любые доказательства невиновности обвиняемой, не называется правосудием. Оно называется иначе: судилищем. 
    Таковым его считают многие. В том числе, мои товарищи по «Яблоку».

    Но, конечно же, есть и другие. И их тоже — немало. 
    Тех, кто радуется обвинительному приговору. 
    Тех, кто называл пикетчиков, стоящих с плакатами в защиту Савченко, «иудами» и «агентами госдепа», оскорблял их и вырывал плакаты. 
    Тех, кто охотно верил чудовищному вранью про «распятых мальчиков» и «вырезанные поселки», распространявшемуся военными пропагандистами. 
    Тех, кто послушно повторял вслед за киселевыми-соловьевыми-маркинами «убийца», «наводчица», «айдар», «майдан», «нацисты», «русофобия»…

    Николай Травкин:

    Даже не забираясь в дебри нашей российской истории, а только на памяти живых поколений и рядом с этой памятью, можно перечислить много замечательного, как государство поступало в случаях противостояния к нему со стороны групп отдельных граждан или, не дай Бог, сепаратизма.

    Массовые перемещения в вагонах для перевозок скота представителей отдельных народов Сев. Кавказа и крымских татар в места с более суровым климатом, истребление "лесных братьев" в Прибалтийских республиках, в западной Украине. Первая и вторая Чеченские военные кампании уже во времена нынешней государственности. 
    Сегодня даже высказанная мысль, не говоря о попытке организации действий, отнесена к уголовному преступлению и тщательно отслеживается, даже специальные подразделения в силовых органах созданы.<...>

    …Одновременно Российские госдеятели с восхищением ссылаются на так ловко проведённый референдум и отчленение на этой базе Крыма от Украины. Мол, сам факт референдума и его результат может не согласовываться с действующими законами государства, воля народа выше. 
    На голубом глазу российская власть высказывает жёсткий протест и возмущается, как это Киев посмел силой, и даже танками, усмирять сепаратистов в Донбасской и Луганской областях. 
    Нельзя же вооружённым путём мешать борьбе граждан за отделение от государства. Не гуманно, отпустить с миром надо, вместе с территориями, которые они карте нарисуют.<...>

    Так что не надо ожидать чудес от приговора Надежде Савченко. Среди судей святых тоже не осталось.

     

    Сторонники обвинительного приговора пугают беспорядками в Киеве.

    Сергей Марков:

    Обвинительный приговор суда в отношении Савченко, видимо, приведет к массовым актам насилия со стороны ее сторонников неонацистов, которые при поддержке властей чувствуют себя хозяевами на улицах городов Украины. С большой вероятностью неонацисты всех мастей будут штурмовать российское посольство и консульства. Все это будет происходить при полуподдержке властей, когда полиция позволит совершать акты вандализма, но не захват зданий. Однако и захват российских учреждений так же возможен. Возможно повторение того, что было в Иране. И в 19 веке, когда посол Грибоедов был убит. И в 20 веке, когда посольство США было взято в заложники. Наши дипломаты в Украине находятся по сути в состоянии заложников уже сейчас. Полагаю, что наши дипломаты должны быть отозваны с Украины, чтобы спасти их жизни от неонацистских банд. Возможности сотрудничества с украинскими властями все равно почти не существуют.

    Егор Холмогоров на сайте Speakercom.ru огорчён, что дело Савченко так и осталось одиноким эпизодом:

    Лично у меня в связи с процессом Савченко есть только один вопрос: почему он так и остался одиноким? Почему никто не ответил ни за Одессу 2 мая 2014, ни за варварскую бомбардировку здания Луганской госадминистрации 2 июня, ни за варварские обстрелы жилых домов в Горловке и Донецке, ни за убитых и сожженных беженцев на пути от Луганска к границе и по всей зоне боевых действий, ни даже за жестоко убитого фотокорреспондента РИА Новости Андрея Стенина. Почему процесс Савченко так и остался одиноким? Ответы звучат неубедительно. Мол, у российских судов нет юрисдикции. Но для преступлений против человечности вопрос юрисдикции второстепенен. Еще более нелепо звучит аргумент, что если Россия будет судить карателей за их преступления в Донбассе, то международное сообщество будет судить Россию за "Боинг". Очевидная нелепость. Конечно тех, кто осознанно сбивает пассажирские самолеты с мирными людьми - надо судить. Но причем здесь Россия? Организаторов и исполнителей чудовищной провокации надо искать в Киеве и тогдашнем Днепропетровске. Не судить за то, что несомненно совершили против наших братьев на том основании, что кто-то хочет обвинить нас в том, что мы не делали... Это какая-то глупость. Боюсь причина изолированности дела Савченко совсем в другом. В наших попытках уступками и компромиссами "провернуть фарш назад" и найти компромисс с постмайданным Киевом. Но это, как показали прошедшие годы, невозможно. Невозможно ни по моральным причинам, ни по геополитическим - никакой другой роли для Украины, кроме озлобленного истеричного провокатора на границах России, у Запада просто нет. А значит русофобский кровавый цирк в многообразии его форм, будет продолжаться - какие бы усилия не предпринимала Москва. И напротив - жесткость, определенность и правосудие будут тем "ледяным букетом", который, быть может, хоть немного заставит Киев придти в чувство.

    Тарас Бурмистров:

    Вот не может казенный эрефовский язык выговорить слово «русский». Отвалится, наверное.

    «Мотивом совершенных Савченко преступлений послужила ненависть по отношению к социальной группе жителей Луганской области, а также русскоязычным людям в целом, говорится в приговоре».

    Даже в случае, когда явный нонсенс. Савченко ведь сама принадлежит к социальной группе «русскоязычные люди в целом». И ненавидит эту группу, удается же людям.

    Sputnik & Pogrom:

    Главный парадокс дела Савченко заключается в том, что оно проходит на фоне все еще открытой в Липецке фабрики Порошенко и, например, только что снятого эмбарго на поставку дизтополива на Украину. А также докапитализации украинских дочек российских банков и прочих "чудес и приключений", вплоть до выделения швейцарским посольством РФ грантов украинской организации, имеющей грамоту за помощь бойцам АТО (и даже красочные фото прицелов ночного видения, купленных на бюджетные российские деньги).

    На таком фоне искренние призывы распять убийцу без призывов распять тех, кто вот уже второй год заправляет украинские танки, смотрятся как-то... неубедительно. Савченко, как говорится, одна, а вот танков много. Впрочем, если раскручивать мысль дальше - а почему вообще до сих пор существует Украина и у нее до сих пор есть какие-то танки - то там уже совсем какие-то страшные выводы получаются.

    Даже, прямо скажем, антигосударственные.

    Глеб Богуш на сайте московского центра Карнеги разбирает правовые аспекты:

    Здесь мы переходим, пожалуй, к самой большой загадке «дела Надежда Савченко» – квалификации ее деяний по российскому уголовному праву. Несмотря на описанные в деле деяния Савченко и сопутствующую пропаганду, ей вменяются не военные преступления, как следовало из логики обвинения, указывающего на совершение вменяемых деяний в контексте военных операций и на потерпевших как «мирных граждан», а общеуголовные составы (убийство, покушение на убийство, незаконное пересечение границы).

    Это удивительно, учитывая, что дело Савченко выделено из большого уголовного дела «о совершении украинскими силовиками геноцида и применении запрещенных средств и методов ведения войны». При этом расследуется данное дело Управлением по расследованию преступлений, связанных с применением запрещенных средств и методов ведения войны Следственного комитета России.

    На этом загадки уголовно-правовой квалификации деяний Савченко не заканчиваются. Ей вменяется убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору, в котором она являлась соисполнителем. Савченко же, как известно, обвиняется в том, что, будучи «наводчицей», «узнав координаты расположения группы российских журналистов ВГТРК и других гражданских лиц под Луганском, передала их украинским вооруженным формированиям». Подобные действия применительно к составу убийства теорией и практикой российского уголовного права рассматриваются как пособничество.

    При этом никто из «соисполнителей» Савченко к суду не привлечен. Вместе с тем, cогласно позиции российских судов, для осуждения за групповое преступление требуется осуждение как минимум еще одного соисполнителя.

    Нельзя не отметить, что украинские власти в порядке не допускаемой международным правом «ответной любезности» (нарушение одной стороны не представляет другой право нарушать право в ответ) также не признали задержанных ими в Донбассе российских военнослужащих Александра Александрова и Евгения Ерофеева военнопленными и квалифицировали их действия как терроризм и развязывание агрессивной войны (последнее само собой подразумевает международный вооруженный конфликт, на котором так настаивает украинская сторона, а значит, и статус пленных).

    Юлия Латынина в "Новой газете" называет обвинения "состряпанными на коленке":

    Китайская поговорка «указывая на оленя, называть его лошадью» возникла из-за случая, который произошел в 207 г. до н.э. Тогда могущественный евнух Чжао Гао, задумав переворот, привел во дворец оленя и назвал его лошадью. Те, кто были преданы Чжао Гао, немедленно подтвердили, что это лошадь. Те придворные, которые неосторожно заявили, что это олень, были казнены за недостаточную верность евнуху.

    Как я уже сказала, самое главное во вранье — чтобы оно было всеобщим. Чтобы тот, кто отказывается называть лошадь оленем, нес немедленную кару за измену светлым идеалам и недостаточную политическую прозорливость. Только тогда беспомощное вранье становится могучей идеологией.

    Тогда оно типа сплачивает людей и ведет их к светлому будущему, путь к которому, как известно, лежит через истребление всех, кто этого будущего не достоин. Тогда оно становится способом отличить избранных от неизбранных и верных от неверных.

    А иначе... иначе оно просто делает из Надежды Савченко героя, а из организаторов этого процесса — злых, позорных и мелкотравчатых клоунов.

    Галина Юзефович:

    Есть такое известное упражнение - объяснять, чем различаются похожие слова: "договор - договоренность", "демонстративный - демонстрационный" и так далее. Одна из таких пар - это "невинный - невиновный". Мне кажется, теперь у нас есть очень хороший иллюстративный материал для того, чтобы объяснять различие между этими словами.

    Надежда Савченко, насколько я могу судить, не виновна в том, в чем ее обвиняют (ну, или вина ее не доказана, что, в общем, одно и то же), но вот невинной я бы ее не назвала (на мой взгляд, никакой человек, отправляющийся добровольцем на такую, простигосподи, войну, не может считаться невинным - и пожалуйста, давайте не будем в этой точке спорить, у каждого свои критерии и нам едва ли удастся убедить друг друга хоть в чем-то). Я безусловно желаю ей правосудия, которое в данном случае означает возвращение домой, а со своей совестью пусть она разбирается сама - что-то мне подсказывает, что у нее не будет здесь особых затруднений. У героев и мучеников (на всякий случай уточню, что не питаю никакой симпатии к этому психологическому типу) вообще какие-то свои отношения с совестью - они с ней быстро договариваются.

    Тем временем, всё громче разговоры о том, что сторона защиты не будет обжаловать приговор и задействует другие инструменты для вызволения Надежды.

    Марк Фейгин:

    Сама Надежда категорически отказывается подавать аппеляционную жалобу на приговор, не веря в действенность правосудия в РФ, как впрочем и для того, чтобы не затягивать со сроками вступления в силу приговора первой инстанции, что по её мнению ускорит освобождение. 
    Учитывая неизбежный результат политических переговоров по обмену (или освобождению) Савченко, остались ли процессуальные возможности по обжалованию приговора? Отказ от подачи аппеляции закрывает возможность обжалования в ЕСПЧ. Несмотря на моё несогласие с Надей в этом вопросе, я всё же перестраховался и запустил ряд международных процедур по её освобождению.

    Первая процедура идет через Рабочую группу ООН по произвольным задержаниям. Рабочая группа по произвольным задержаниям была создана в 1991 году. Ей было поручено расследование случаев предполагаемого произвольного лишения свободы, не согласующегося с нормами, закрепленными во Всеобщей декларации прав человека или в других международно-правовых актах по этому вопросу, признанных соответствующими государствами. В 1997 году мандат группы был расширен. Теперь она также осуществляет контроль за ситуацией с задержанными беженцами и мигрантами.
    Так вот, я в неё обратился с кейсом Савченко и жду результата в апреле.

    И ещё. Вторая процедура - обращение к специальному докладчику ООН по правозащитникам. Туда я тоже обратился и жду результата.

     

    Илья Новиков:

    После того, как на прошлой неделе освободить Надежду призвал лично Барак Обама (как раз накануне я опрометчиво сказал в эфире Эспрессо-тв, что это в принципе невозможно – президенты США не делают таких заявлений) нам мало чего остается желать в смысле усиления международной поддержки. Завтра в Москву прилетает Керри. У меня есть точная информация, что одной из тем переговоров будет освобождение Савченко. Многие говорят про варианты обмена, но на самом деле это уже не важно. Мы достигли точки, когда России с каждым днем будет все неприятнее и дороже удерживать Надежду. Слишком многие вопросы будут блокироваться нерешенной «проблемой Савченко», и это касается не только минских переговоров. С вынесением приговора теряется возможность неопределенно долго тянуть время. По моим ощущениям, сейчас именно российская сторона объективно больше заинтересована в обмене Савченко на кого-то из россиян, чтобы объяснить внутренней аудитории, зачем отпускать осужденную бандеровку-убийцу. То, чего требуют американцы и европейцы, это не обмен, это безусловное и немедленное освобождение. Но какими внешними декорациями его обставить, Россия и Украина могут договориться сами.

    Алексей Мухин на страницах "Известий" вдумчиво объясняет, почему тюремный срок Савченко страшно выгоден украинской стороне:

    Упомянутая нами проблема для Савченко состоит в том, что ее возвращение на Украину и исполнение обязанностей в Верховной раде сильно ударят по позициям Юлии Тимошенко в партии. Сомневаться в этом не приходится — в ходе выступлений в суде Савченко обозначила свои поистине космические политические амбиции. Так что триумфальный поход «налетчицы» в стены украинского парламента никак не входит в планы Тимошенко, претендующей на премьерское кресло, — яркость ее собственной политической звезды будет сильно «притушена».

    Петр Порошенко также едва ли в восторге от перспектив устраивать и всячески обласкивать Савченко, родственники которой уже требуют свою часть материальных средств и преференций. Ну а европейские институты, критически относящиеся к России, потеряют очередной информационный повод для своих эмоциональных нападок.

    Вот и получается, что полноценный срок и пребывание Савченко на территории России выгодны абсолютно всем. К сожалению для самой Савченко — она будет стремительно забыта, как только исчезнет потребность в эскалации ситуации вокруг «украинского проекта».

    Николай Руденский:

    Напоминает устный рассказ Ахматовой:

    "Это в городскую усадьбу Шереметевых зимой скачет мужик сказать господам, что выследили и всей деревней обложили медведя. Господа начинают быстро собираться, гонца отправляют на кухню выпить стакан водки. Там его обступает дворня, расспрашивает и рассуждает. "Вон тебе-то хорошо, господа тебя заметили". - "Мне-то хорошо", - не протестует тот, разомлевший и польщенный общим вниманием. "И господам хорошо, побалуются". - "И господам хорошо". - "И мужикам - небось каждому по целковому". - "И мужикам хорошо". - "И бабам хорошо - всех угостят, подарки получат", - постепенно заходятся дворовые. "И бабам", - соглашается герой. "И ведмедю хорошо!" - "И ведмедю, конечно, хорошо!" - авторитетно подтверждает он".

    Михаил Соломатин:

    Я желаю Надежде скорейшего освобождения, но никакого обмена не будет. Все, что известно о Путине, говорит против возможности обмена. Срок для Савченко обернется для России новыми санкциями? Да. Именно поэтому Путин Савченко не отпустит. За согласие на обмен Савченко можно получить какое-то смягчение санкций? Да. Но это не логика Путина.<...>

    Кем является Савченко для Путина? Когда под Луганском погибли российские корреспонденты где-то на самом верху в России, наверняка, случилась истерика. В июне 2014 года в Кремле считали (об этом впоследствии обмолвился Путин), что "эти смешные хохлы" сохраняют свою государственность только благодаря нежеланию миролюбивой России бросить танки на Киев. А тут вдруг убивают пропагандиста Корнелюка, репортера программы "Вести"! Мы помним, как Путин реагировал уже потом, когда "эти глупые турки" после нескольких предупреждений сбили нарушителей своего воздушного пространства. 
    Как можно было найти виновных в обстреле российских журналистов? Да никак. Но в руках "ополченцев" к тому моменту уже была Савченко. Ей и отчитались перед Москвой. Это все что нужно знать о "деле Савченко", и неслучайно самые отмороженные из сторонников "русской весны", вроде Дмитрия Ольшанского, убеждены в непричастности Савченко к смерти Корнелюка, хотя готовы ее уничтожить уже за одно участие в военных действиях против "русских". Савченко для Путина – это примерно как турецкий летчик, сбивший российский самолет.
    Согласие на обмен Савченко – компромисс. А компромиссы, как считает Путин, суть уступки со стороны России, которые нужны Западу для того, чтобы вырвать у "нашего мишки" и зубы и когти. А санкций он не боится. Санкции, по официальной кремлевской трактовке, были бы независимо от российской политики. Как сказал Лавров: "Не было бы Крыма и юго-востока Украины, Запад придумал бы что-нибудь еще. Поставлена цель: любой ценой вывести Россию из равновесия. Задача сформулирована давно". Какой обмен при такой логике? Разве что марками меняться.


    Иван Беляев

    Редактор социальных сетей Радио Свобода 



    Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.


    О чем говорят в сети