27 мая 2016

    Радиопрограммы и подкасты / Специальная программа

    Владимир Путин - "Как закалялась сталь"

    Виктор Резунков:

    Политическая карьера Владимира Путина началась в Ленинграде. В школе, в которой он учился:

    - "Он не был таким, вот, лидером, такой, вот. личностью, прямо бросавшейся в глаза. Но он был очень трудолюбивым, очень серьезным".

    В университете, который Владимир Путин закончил:

    - "Путин был такой же студент, как вся остальная масса студентов. Ничем абсолютно не выделялся".

    В ленинградском управлении КГБ, где работал Владимир Путин:

    - "Это не были как бы супермены, джеймсы бонды. Серьезная работа, вдумчивая. Основная сложность ее была - достаточно интеллектуальное напряжение, творческий элемент, одновременно совмещаемое с довольно быстрой беготней".

    Об этом и о многом другом свидетельствуют люди, близко знавшие Владимира Путина в петербургский период его жизни: Тамара Стилмахова, Анатолий Собчак, Александр Беляев, Сергей Николаевич (он просил не называть его фамилию) и Леонид Полохов.

    В 1969-м году у 16-летнего Володи Путина, поступившего в элитную 281-ю школу Ленинграда, появился реальный шанс стать известным химиком. В этой единственной в городе экспериментальной школе с химическим уклоном, в которой обучались лишь девятиклассники и десятиклассники, преподавали известные профессора технологического института. Принимали в школу по конкурсу свидетельств об окончании 8-го класса. Чтобы поступить в нее, надо было иметь в аттестате лишь пятерки и четверки. Рассказывает учительница обществоведения Тамара Стилмахова.

    Тамара Стилмахова:

    Володя пришел в школу с отличными оценками за 8-й класс. Дети шли разные, одни действительно с целью стать химиками или идти в медицинский институт. Вот за эти два года менялась как-то ориентация у ребят. Я-то считаю, что это естественно. Потому что это годы, 15-16 лет, когда наконец-то что-то выбирает для себя. Но потом сама школа, наверное, немножко давала возможность сориентироваться.

    Вот литературу у нас преподавал великолепный педагог Деменков Михаил Илларионович. И он был не только прекрасным педагогом, но и очень интересной личностью. В то время, - это были еще 70-е годы, - конечно у нас не все было доступно, не все было свободно, и тем не менее, дети читали у него Солженицына и читали Некрасова "В окопах Сталинграда", хотя на том этапе это было не так-то все просто и это было внепрограммно. И работала группа молодых учителей с такими свободными в общем-то взглядами, стремлениями. И все это как-то передавалось ученикам.

    Я вела в те годы историю обществоведения, был такой предмет, это основы марксистской философии и политэкономии. И я, конечно, старалась расширить, где можно, представления ребят такого мировоззренческого плана философии. Разные направления, не только материалистическое, называла и направления философов разных взглядов. Говорила, что вот, к сожалению, мы еще не имеем возможности доступа к ним. Вот эта атмосфера должна была, наверное, на него оказать какое-то влияние и видимо оказала. Надо сказать, что школа в те годы жила большой такой внеклассной, внеучебной работой. Были конференции, например, исторические, конкурсы зримой песни, олимпиады и масса трудовых дел. Вот такая была атмосфера, в которой эти два года жил Владимир Путин.

    Что касается самих детей, то это было поколение уже не очень таких послушных и все повторяющих из того, что им говорилось, а это были дети, которые много задавали вопросов и не со всем соглашались, многое подвергали критике. Очень часто, например, мне много задавали вопросов, очень тщательно же изучались на уроках все документы съездов, в том числе и материалы 22-го съезда с программой партии. И конечно, задавался вопрос: "Тамара Владимировна, верите ли вы в то, что коммунизм будет построен?"- И открывалась всегда последняя страничка этого документа, и дети говорили: "Тут написано - через 20 лет".

    Виктор Резунков:

    Такая достаточно демократическая для тех времен обстановка в школе позволяла ученикам принимать участие в многочисленных полуофициальных школьных мероприятиях, на которых и происходило становление их личности.

    Тамара Стилмахова:

    На уроках были очень часто разговоры, были дискуссии. И Володя Путин, конечно, во всем этом участвовал. Что сказать о Володе? Он был очень скромным. Вот я сейчас тоже газеты смотрю, и в общем, что там подчас такие черточки подчеркивают, это действительно было так. Он был очень скромным, он не старался выделиться. Ребята ведь разные бывают, такие яркие, которые сразу обращают на себя внимание, лидерами становятся. Он не был таким вот лидером и не был личностью, так вот прямо бросавшейся в глаза. Но он был очень трудолюбивым, очень серьезным. Если что-то нужно было выполнить, это тщательно всегда выполнялось. Так все ребята интересовались тогда всеми событиями, и он тоже самое. Он был политинформатором, у нас существовал такой политклуб в то время, и он проводил политинформации в классах и в своем собственном классе. И был участником конференций исторических. Вот не помню темы этой конференции, но помню, что он выступал с докладом. И я, как сейчас помню, сидела во втором ряду, огромный зал актовый, народу было много, у нас было 7 9-х и 7 10 классов и только два года они учились, это только взрослые дети. Но и он выступал с докладом, доклад слушался с большим вниманием. А я сидела и думала: ну надо же, какие есть умные дети. Ну, достоинства были - такая четкость изложения, обоснованность фактов, это его характерная черта с тех уже лет. Кроме такой работы он был тактичным всегда и конечно во всех мероприятиях школы принимал участие.

    Виктор Резунков:

    Школьник Володя Путин уже тогда полюбил электронные средства массовой информации, в особенности радио.

    Тамара Стилмахова:

    У нас был радиоузел и 5-минутные, 10-минутные передачи шли о каких-то событиях в школе, объявления школьные, ну и иногда литературные были минутки. Конечно техника была еще та, поэтому иногда это свистело где-то, кричало. Володя Путин был ответственным за эту технику и вот ему всегда приходилось, если что, он уже бежал, все там исправлял, чтобы передача состоялась.

    Виктор Резунков:

    - Володя Путин учился только на пятерки?

    Тамара Стилмахова:

    - Нет, у него слабее шла математика и химия. Но ребята говорят так: лабораторные работы он делал лучше всех.

    Виктор Резунков:

    Уже тогда и учителя и одноклассники отмечали особую черту Володи Путина - целеустремленность, по крайней мере в компрометирующих его связях и участии в школьных вечеринках Володя замечен не был.

    Тамара Стилмахова:

    Он вообще хорошо всегда относился к девочкам, это все говорят. И нравились ему девочки.

    Вот Виноградов, он сейчас преподает в университете имени Герцена, кандидат наук, тогда секретарь комсомольской организации школы, дружил с Володей Путиным и продолжает дружить. Он-то как раз и говорит, что вообще не посещал вечеринок разных. Вот они собирались дома компаниями, он это не любил. Но вообще, если где-то на школьном вечере, выпускном вечере, он с девочками танцевал. Так что девочки ему нравились, были у него и симпатии, как говорит Володя, которым он как-то симпатизировал больше, чем другим. Но вот все же его не привлекали разные, как в то время собирались потанцевать где-то, а он просиживал над книгами, много читал, в основном много занимался, много собой занимался.

    Виктор Резунков:

    Учитывая такие замечательные качества Володи Путина, можно с уверенностью сказать - Россия потеряла великого химика. Володя Путин выбрал иной путь - путь юриста. И сразу же по окончании школы поступил на юридический факультет Государственного ленинградского университета. Как знать, выиграла ли Россия от этого или проиграла?

    В 1970-м году конкурс на юридический факультет Ленинградского государственного университета, эту кузницу кадров КГБ, составлял 40 человек на место. Володя Путин сдал все экзамены на пятерки и стал студентом. Годом раньше, годом позже студентами юридического факультета стали и нынешний первый заместитель директора ФСБ Виктор Черкесов, и нынешний глава администрации Петроградского района Санкт-Петербурга Павел Кошелев, ставшие в последствии известными борцами с ленинградскими диссидентами. Примерно в то же время на юридическом факультете преподавал и доцент Анатолий Собчак. Чуть позже там учились нынешний заместитель руководителя администрации президента Дмитрий Медведев и нынешний руководитель аппарата правительства Дмитрий Казак. Кстати сказать, по признанию самого Анатолия Собчака, после окончания им университета, перед распределения, его тоже приглашали в деканат, где полковник КГБ предлагал работать ему в этой организации предлагал ему работать. Однако, Анатолий Собчак, по его словам, отказался.

    Анатолий Собчак:

    Он был нормальным студентом, работал по нашей кафедре, причем работал очень успешно. Хотя, может быть, самая такая основная черта - это стремление не выделяться. Несмотря на то, что он учился очень хорошо и с отличием закончил, вот этого стремления выделиться среди остальных у него никогда не было. Хотя, конечно, он был среди студентов лидером. Лидером таким вот неформальным, который не стремится занять какие-то должности или выступать и так далее и тому подобное. Так что могу сказать, что именно в это время такие черты его характера, как настойчивость, умение работать, умение довести до результата поставленные задачи, может быть самые главные черты его характера, которые сформировались в университете.

    Виктор Резунков:

    На юридическом факультете Владимир Путин учился вместе с Леонидом Полоховым. Полковник в отставке, сейчас он возглавляет комитет социально-правовой защиты военнослужащих.

    Леонид Полохов:

    Я знал всех общественников. Кто на курсе занимается общественной работой, тот выделяется всегда, того видно сразу. Я занимался спортом на факультете, я руководил художественной самодеятельностью, меня там, образно говоря, каждая собака знала. Это так для сравнения вам. Путин был такой же студент, как вся основная масса студентов, ничем абсолютно не выделялся. И то, что сегодня пишут, что Собчак знал Путина, это вранье самое настоящее.

    Собчак к нам пришел на уровне ассистента кафедры, и вместо заболевшего какого-то доцента или профессора он преподавал в какой-то одной из групп, замещал, какой-то семинар вел. Это ребята вспоминают об этом. То есть он по определению не мог знать Путина близко даже. Если бы он знал кого-то из нас, он может знал старосту группы, который ему представлял нашу группу, допустим, и то на час, который он с ней работал, все. Поэтому эти вещи я терпеть не могу, когда начинается блефование такое, для чего - непонятно.

    Короче говоря, мы сдружились, поддерживали дружеские отношения. Я не могу сказать, что мы, вот я и Путин были друзья. Потом мне задавали вопросы и сейчас задаются вопросы: вы учились вместе с Путиным? Я отвечаю: Путин вместе со мной учился. Вот это будет, наверное, правильнее сказать. Потому что я был взрослее его намного. Что мне в нем сразу понравилось, в Путине - спокойный, рассудительный человек и тем не менее, вроде молодой парень, со школьной скамьи, а чувствовалось что он из такой рабочей семьи, потому что самостоятельный, чувствовался в нем такой стержень, что он самостоятельный парень. Мог выступить где-нибудь там на комсомольском, допустим, собрании, открыто, честно, без всякого блефования абсолютно, вот что есть, то и есть, правду-матку, что называется, в глаза может сказать.

    Виктор Резунков:

    Учась в университете, Владимир Путин активно занимался восточными единоборствами. По словам его тренера Анатолия Рахлина уже в 1973-м году он стал мастером спорта по самбо, а два года спустя мастером спорта по дзюдо. Случай с сокурсником Владимиром Черемушкиным, погибшего во время тренировки, оставил глубокий след в душе Владимира Путина. Ведь именно он убедил Владимира Черемушкина заняться борьбой.

    Леонид Полохов:

    Он дружил с Володей Черемушкиным из своей группы, такой мальчишка был у нас, погиб на борцовском ковре, образно говоря, получил травму, потом скончался. Мы его хоронили всем курсом. Хороший, великолепный был парень, мне нравился. Я даже думал, что они братья, они очень похожи были друг на друга, все время ходили вместе, Черемушкин и Путин. И Володя переживал очень сильно, я помню. Или он, может быть, даже говорили ребята, даже какую-то часть своей вины ощущает за то, что он Володю взял на эту борьбу, Володя был неподготовленный еще.

    Виктор Резунков:

    Леониду Полохову служить в КГБ предложили уже на третьем курсе.

    Леонид Полохов:

    Мне предложили на третьем курсе идти в КГБ, потому что у меня отец генерал, потому что я служил в армии, в училище, потом отчислен был по нежеланию учиться, я ушел в арию, отслужил. Как военному человеку, больше, конечно, из-за отца, они ко мне подплыли и говорят: вот, мол, КГБ, пойдешь к нам работать? Подумай. Один товарищ такой. Вы знаете, если бы пришел другой товарищ, может быть даже согласился. Вот он выглядел как гнида, как червяк, противный такой. Я его не слушал, я его разглядывал. Думаю: "Господи, неужели такие кретины в КГБ работают?" Я не согласился, сразу сказал: нет ребята, это не из моей оперы. Вот мы с моим товарищем решили идти в адвокаты. Тогда было трудно попасть, потому что обком партии решал, кому идти, кому не идти в адвокаты. У нас было распределение по спискам, по оценкам, я не помню, какой я по счету был, но не последний, это уж точно, где-то в серединке мы были.

    И Путин там торчал в серединке, и мой друг Витя, все мы там, середнячки такие. А Витя мне сказал: "Знаешь, Путька в КГБ идет". Я был удивлен. Я был сражен. Я знал всю эту систему, я был поражен. Думаю: Вова, такой мягкий, такой приветливый всегда, осторожный в выражениях, всегда следил за собой, никогда слова, я-то вам скажу - "мочить в сортире", я поражен был, когда услышал, честно говорю - я поражен. Я не верю до сих пор, что это он сказал. Какой-то другой голос сказал, а не он. Поэтому действительно был такой приветливый, хороший парень, мальчик, молодой мальчишка. И вдруг он в КГБ. Я у него спросил: правда? Он говорит: да, мне нравится там в КГБ, разведка. Смотрю - загорелся, романтика. Я так осторожно, помню, спросил, а как насчет Солженицына, Григоренко и прочего? Он говорит: а меня это не смущает. Хотя я знал, что он знал об этом прекрасно. Мы самиздаты перечитывали, все знали. Но он пошел целенаправленно.

    Виктор Резунков:

    Итак, "Путька", так называли университетские друзья Владимира Путина, пошел в КГБ. И с этого момента в его жизни начался самый загадочный период. Прежде чем уйти в разведку, Владимир Путин защитил диплом на тему "Принцип, наиболее благоприятствуемый нации, государству". Государственником он осознал себя еще тогда. Первое время в ленинградском управлении КГБ Владимир Путин служил в 5-м отделе. Именно этот отдел был создан для оперативной игры с диссидентами, а так же, используя терминологию тех лет, "зарубежными диверсионно-идеологическими центрами противника", включая Радио Свобода, Голос Америки, Народно-Трудовой Союз и другими организациями, работавшими иной раз даже под "крышами" религиозных сект и теологических конфессий. Именно бывшему в то время начальнику этой службы ленинградского управления КГБ Леониду Надирову и приглянулся молодой и подающий надежды Владимир Путин. Ленинградским чекистам новый сотрудник явно понравился.

    Вот что рассказывает его бывший начальник, просивший не называть его фамилию, Сергей Николаевич.

    Сергей Николаевич:

    Володя, это человек, который сделал себя сам. Вот посмотрите этапы его жизни - школа, университет. Все, наверное, знают, что поступить в университет, да еще на юрфак, было чрезвычайно сложно. Родители у Володи самые простые люди, я бывал у него дома, видел их, действительно самые простые люди. Видел как он заботливо относится, но никто не мог ни советом, ни делом ему помочь. Не надо забывать его серьезнейшие занятия спортом. Он был чемпионом города по дзюдо и дважды мастером спорта по дзюдо и по самбо. Учитывая, что ему в то время было 22 года, как спортсмен он был довольно перспективный, мог бы быть. Но, естественно, работа в системе не позволила ему отдаваться спорту, заниматься. Хотя он урывками тренировался почти все время, и даже как он тренировался в те времена, вот есть спортивный комплекс дзюдо на Каменном острове и туда мы, Владимир Владимирович, я и еще несколько человек регулярно ездили в баню. Мы как бы физически многие из нас были покрупнее, чем Владимир Владимирович, проходили в баню мимо татами и как бы так в шутку начинали его ломать вдвоем, втроем, всякими шутками и прочее. И ему как бы нас разбросать ничего не стоило. Он очень мягко как бы делал так, чтобы кто-то носом ткнулся. Вот эта забава нам просто нравилась. Никаких грубостей не было или эффектных приемов. Тоже немножко так его характеризует.

    Виктор Резунков:

    В 5-м отделе ленинградского управления КГБ Владимир Путин проработал не очень долго - чуть более года. В 1976-м году на него обратили внимание сотрудники 1-го отдела. Этот отдел занимался внешней разведкой. В те годы разрабатывалась новая линия оперативной работы - разведка с территории СССР. Основной задачей, стоящей перед сотрудниками КГБ, разрабатывающими эту линию, была вербовка иностранцев на территории СССР и создания им условия для шпионажа в пользу России на территории тех государств, в которых они проживали. Первым куратором Владимира Путина в ленинградском управлении КГБ по этой линии был Сергей Николаевич, фамилию свою он просил не называть, но она нам известна.

    Сергей Николаевич:

    Обратил внимание я на него в связи с потенциальным предполагаемым усилением кадрового состава того подразделения резведывательного, в котором я работал. Владимир Владимирович произвел неплохое впечатление, и я его рекомендовал на работу к нам своим руководителям. И он оказался вместе со мной в одном подразделении на одной линии.

    Линия наша, которой мы занимались, мне бы не хотелось рассказывать подробности, чем мы занимались, но она была достаточно ответственная, достаточно серьезная и, самое главное, она была практически новая для всей системы внешней разведки и работы с территории Советского Союза и, естественно, для ленинградского управления.

    Появлению Владимира Владимировича предшествовало расширение вот этой линии, и он занялся конкретным самостоятельным делом. Я первое время курировал его как более старший товарищ, наставничал, если так можно выразиться, но довольно быстро убедился, что Владимир Владимирович имеет все необходимые качества, для того, чтобы успешно работать самостоятельно. И Владимир Владимирович начал довольно быстро работать. Довольно быстро, наверное, месяцев через 10, может быть через год, чуть больше года Владимир Владимирович добился первого конкретного результата по работе.

    Виктор Резунков:

    В те годы подразделения, которые занимались осуществлением разведки с территории СССР, были созданы в управлениях КГБ практически всех крупных городов страны. Результат, так на сленге сотрудников российских спецслужб называется успешная операция, например, по вербовке агента, достигнутый Владимиром Путиным, был первым в стране по этой линии и сразу же обратил на себя внимание центра.

    Сергей Николаевич:

    И вдруг совершенно неожиданно для многих мы получаем первый результат, первый результат не только в Ленинграде, но первый результат вообще по этой линии в системе разведки, КГБ, как хотите называйте ведомство. Это было примерно порядка 81-го года. Владимир Владимирович с нуля начав дело, не имея, как у нас говорят, заделов чужих, с нуля начав работать с человеком, он как бы добился этого результата. Это имело как бы достаточно серьезный резонанс в системе. Повторяю, впервые среди действующих всех подразделений, занятых в этой линии, получили в Ленинграде, именно Владимир Владимирович результат.

    Далее, прошло год, чуть больше, для этой линии это очень небольшой срок, Владимир Владимирович делает второй результат. Точно так же между первым и вторым результатом Владимира Владимировича не оказалось по Союзу, по стране результатов ни у кого другого. Этот момент был, конечно, замечен и Владимир Владимирович тогда получил предложение от сотрудников Центрального аппарата переехать в Москву, стать как бы куратором этой линии по всей стране, учитывался его опыт, но Владимир Владимирович отказался. Отказался, мотивируя, вероятно справедливо, тем, что родители его были уже в почтенном возрасте, он очень заботился о родителях, я бывал у него дома, знал родителей. И вот как бы этот момент. Насколько ценился результат высоко, я могу косвенно подтвердить следующим моментом.

    Когда Владимиром Владимировичем был достигнут результат первый, номер один, так получилось, что подразделением были достигнуты по всем трем направлениям по результату. И наш руководитель получил звание "почетный чекист", это очень высокая награда, где-то на уровне народного артиста. Ни до того, ни, похоже, позже он даже близко не приближался и вот как бы треть этого вклада в эту серьезную оценку было непосредственно Владимиром Владимировичем осуществлено.

    Виктор Резунков:

    Итак ясно, что Владимир Путин работал в специальном управлении первого главного управления КГБ. Чем же занималось это спецуправление?

    Сергей Николаевич:

    Спецуправление ПГУ, одно из основных направлений это была разведка. Об этом широко известно, я тут ничего нового не открываю. Но кроме этой функции основной, ведущей, был еще ряд, о которых не очень-то хотелось. Правда, я где-то в прессе читал и, наверное, можно об этом сказать, раз я читал, не я как бы автор этой информации, по каналу спецуправления осуществлялась передача материальных средств коммунистическим партиям зарубежных стран. Довольно секретная, довольно сложная, довольная ответственная операция и поручалась она спецуправлению через свои кадры осуществлять это дело. Такие факты они известны, они уж правильны или неправильны, не имеет суть беседы. Но он занимался не этим вопросом.

    Виктор Резунков:

    Так получилось, что жизненные пути двух сокурсников Владимира Путина и Леонида Полохова вновь сошлись.

    Леонид Полохов:

    Это редчайший случай, что мы с Володей работали 50 метров друг от друга - я в прокуратуре, он в "большом доме", в КГБ. Не каждый день, само собой, понятное дело, но встречались постоянно. То есть у нас уже как бы дружба пошла, уже не просто приятели, уже мы друзья, уже мы на одной работе находимся. После этого, после студенчества, у меня о нем совершенно мнения никакого не изменилось, хотя он работал в КГБ, я понимал, что это за система, может быть, даже больше чем он я знал, что это такое. Конечно, тонкости работы понятно, кроме них никто не знает. Тем не менее, он, на мой взгляд, он не менялся. Опять же на мой взгляд общения с ним, когда он работал в КГБ. Он вообще не изменился.

    Виктор Резунков:

    К 1985-му году Владимир Путин в Центре уже зарекомендовал себя как профессионал. Центр принимает решение отправить его в Германскую Демократическую Республику. Причем, как свидетельствует бывший старший оперативный уполномоченный, Сергей Николаевич, никаких разведшкол перед отправкой за рубеж Владимир Путин не заканчивал.

    Сергей Николаевич:

    За территорией Советского Союза в основном работали молодые начинающие люди. Профессиональное становление, показывали на что способны, набирались опыта. Работа нелегкая была, будем говорить прямо, ничего фантастического в ней нет, работали обычные нормальные люди, может быть чуть выше среднего уровня, так сказать, значительно выше, пожалуй, но это не были супермены, джеймсы бонды. Серьезная работа, вдумчивая.

    Основная сложность была - достаточно интеллектуальное напряжение и творческий элемент, одновременно совмещаемое с довольно быстрой беготней. Одно дело сидеть и думать о чем-то, анализировать, а другое еще при этом находится в постоянном стрессе по времени, по передвижению. Вот это была как бы самая сложная ситуация. Более или успешно с ней справлялись, Владимир Владимирович справлялся с этим очень неплохо, о чем говорят его результаты. Более того, я говорил о конкретных результатах, а результат достигался не с первого захода, ни со второго, то есть перелопатить гору работы приходилось, пока достигался результат. Поэтому он практик, он прошел очень серьезную обкатку и зарекомендовал себя очень хорошо на практической работе. Учить его как бы чему-то где-то как-то что-то, наверное, просто не было смысла.

    Серьезные работники, себя хорошо зарекомендовавшие, они были в ценне, и не было оснований серьезного, уже взрослого опытного человека мариновать где-то там на школьной скамье, обучать его азам какой-то деятельности, которую он на практике уже познал. Поэтому, как правило, в те времена стремились людей поучить теории разведывательной деятельности, но достаточно много людей без этого успешно обходилось. Он как раз из той категории, кому это не пришлось, то есть на практике овладел всеми этими делами. Поэтому, отработав определенное количество лет и успешно, он, соответственно, был направлен на работу за границу. Это однозначно свидетельствовало о том, что человек себя зарекомендовал очень положительно, тем более, будем говорить, что Ленинград это была периферия и в основном, конечно, кадры московские шли конкретно на работу за кордон. То, что из Ленинграда он попал на эту работу, свидетельствует о том, что ценили его. Даже работу в Германии Центральный аппарат вел, они кадры подбирали, они кадры направляли, поэтому все было ясно с ним людям, кто принимал эти решения.

    Виктор Резунков:

    С отъездом в ГДР Владимира Путина начинается самый загадочный, по вполне понятным причинам, период его жизни. По самым разноречивым данным, в ГДР он занимался созданием агентурной сети среди высокопоставленных чиновников социалистической единой партии Германии. Курировал советских студентов и охотился за новейшими секретными западными технологиями. По утверждению немецкой газеты "Франкфуртер Рундншау", в число обязанностей Владимира Путина будто бы входил контроль за секретарем дрезденского отделения СЕПГ Гансом Модровым, а так же отслеживания антикоммунистических акций протеста в ГДР. Кроме того, в конце 80-х годов Владимир Путин мог иметь отношения к сделкам по распродаже имущества группы советских войск в Германии, а так же недвижимости ЦК КПСС. Но все это только версии.

    Достоверно известно, что Владимир Путин некоторое время работал "под крышей" лейпцигского Дома советско-германской дружбы. И в 88-м году в чине майора был награжден медалью "За заслуги в национальной народной армии ГДР". Хотя речь в приказе о награждении шла об армии, награждался разведчик от имени "штази". Подобные награждения происходили по причине отсутствия у Министерства государственной безопасности Германии своих наград. В штази основы конспирации соблюдали строго. В 1991-м году Владимира Путина возвращают в Ленинград, переводят в действующий резерв КГБ в звании подполковника запаса и назначают на должность помощника проректора ленинградского университета по международным вопросам. бывший начальник Владимира Путина Сергей Николаевич убежден в том, что в Россию Владимир Путин вернулся с очень хорошими результатами.

    Сергей Николаевич:

    Я могу сказать только в общих чертах, потому что в этот период я уже в системе разведки не работал, первое. Во-вторых, Владимир Владимирович находился в другой стране и совершенно было четко невозможно узнать, чем он занимался и как он занимался. Но я знаю, что когда он вернулся, были положительные отзывы о результатах его работы за период пребывания в Германии. Люди, которые близко знали и его, и с которыми я был хорошо знаком, говорили мне, что Володя приехал с хорошими результатами, и такое выражение, "на коне". Говорили о том, что он получил награду, какую, я, к сожалению, не обращал внимания тогда. И приехал он себя зарекомендовав хорошо. Все как бы измышления, я этого слова не побоюсь употребить, по поводу неудач, каких-то "несанкционированных контактов", это скорее всего не соответствует действительности, даже однозначно не соответствует действительности. Потому как вот прямые выводы о положительных результатах его работы в Германии мне привести невозможно, но косвенные показатели, а именно назначение его в действующий резерв, свидетельствуют однозначно о том, что он зарекомендовал себя только с положительной стороны в тот период. Любой вариант негатива в тот период начисто отметал бы введение его в действующий резерв.

    Виктор Резунков:

    - А что такое "действующий резерв"?

    Сергей Николаевич:

    - Действующий резерв это определенная такая специфическая ситуация, когда для эффективного осуществления основной деятельности, разведывательной в данном случае деятельности, кадровый сотрудник разведки, с применением различных вариантов ухищрений, согласования с различными ведомствами, оказывался на работе в гражданском учреждении в какой-то определенной должности. Выбор учреждения был обусловлен теми требованиями, линия работы, как правило, потоком шли люди, которые интересовали разведку в этом месте. Мне не очень хотелось бы подробные примеры приводить, кроме конкретного, того места, где работал Владимир Владимирович. Но я почти уверен, что многие используются и сейчас, и никакого смысла наносить ущерб моей бывшей фирме у меня нет абсолютно.

    Виктор Резунков:

    Международные вопросы, которыми занимался в университете Владимир Путин, включали и курирование, в том числе и по линии КГБ, иностранных студентов. Можно предположить, что в его функции входила и вербовка их в шпионы. Там же Владимир Путин начинает заниматься коммерческой деятельностью, в частности, созданием ос стороны университета совместного предприятия компании "Проктер энд Гембл". И вдруг неожиданная удача, похожая на ту в юности, когда студент Володя Путин выиграл по лотерейному билету "Запорожец" - он встречается с Анатолием Собчаком.

    Из воспоминаний Анатолия Собчака.

    Анатолий Собчак:

    Когда меня избрали председателем Ленсовета, это был 90-й год, я формировал команду, встретился с ним, встреча была совершенно случайная, мы разговорились, я стал выяснять, чем он занимается, что, как. И как раз мне нужен был помощник, первоначально даже на общественных началах, со знанием языков, со знанием ситуации. Вот он мне сказал, что он работал за границей и это меня привлекло. Воспоминания о нем как о студенте были самые положительные, и я его пригласил. Вначале работал даже так как бы совмещая, потому что здесь он был на общественных началах, там он еще продолжал работать. А через месяц-два он перешел уже на постоянную работу полностью, сначала помощником, а потом стал заместителем очень быстро. Те черты характера, которые позволяли любое поручение, любое задание выполнять и выполнять очень четко, добросовестно, главное, с инициативой и с достижением хороших результатов.

    Виктор Резунков:

    Анатолий Собчак знал, что Владимир Путин был в действующем резерве КГБ.

    Сергей Николаевич:

    Ситуация была примерно такова: с приходом к рулю городскому, если можно так выразиться, покойного Анатолия Собчака, начали закрывать точки действовавшего резерва, имевшиеся в различных учреждениях города. Причины мне не очень ясны, но скорее всего угар демократический того периода сказался. И болезненно, конечно, система воспринимала эти вещи, грубо говоря, отнимали годами создаваемые позиции, которые существенным образом затормозили бы работу.

    Разведка есть разведка в любой стране, коммунистической, капиталистической. Это структура госудасртвенной власти, которая необходима любому нормальному государству. И в системе Ленгорисполкома, если я правильно слово использую к тому периоду, существовало очень незаметное по масштабам ведомство прикрытий должностей инженера управления внешних сношений. Она имела достаточно серьезный вес так как с позиций города позволяла решать многие вопросы. Ну и я так знаю об этом из рассказов наших бывших коллег, очень не хотелось руководству терять эту должность.

    И тут появился Владимир Владимирович в качестве варианта. Так случилось, что Собчак Анатолий Александрович и тогда еще Володя Путин, студент, соприкасались и довольно серьезно. То ли Собчак был руководителем дипломного работы выпускной Владимира Владимировича, то ли курсовой, не суть, но он его помнил как толкового хорошего студента. Кадры эту ситуацию, видимо, учли и предложили занять эту должность человеку, который известен был Собчаку. И когда произнесена была фамилия, Собчак сразу сказал: я помню, я знаю, я беру. Вот так он оказался на этой должности, вот так он был выведен в резерв. Дальнейшая ситуация, что мне известно по конкретной работе, я вам сказал, а хотел бы я дополнить двумя важными моментами. Первый момент, я полагаю, Собчак испытывал серьезный голод кадровый. И сам, будем говорить, я не пытаюсь его упрекнуть в чем-то, человек без опыта работы. Преподаватель, великолепно поставлен язык и так далее, и так далее, не есть как бы возможность эффективно руководить сложнейшим городским хозяйством. И вот такого плана людей в тот период оказалось немало у вершин власти. Естественно, было, видимо, сложно и человек, типа Владимира Владимировича, стал для него, я так думаю, незаменим. Четкость, конкретность, исполнительность, инициатива, умение работать с документами и так далее, и так далее. Плюс Владимир Владимирович помог Собчаку укомплектовать ряд ведущих подразделений кадрами, которые тоже себя зарекомендовали хорошо.

    Виктор Резунков:

    Активное сотрудничество Владимира Путина с Анатолием Собчаком у некоторых его друзей в то время не нашло понимания. Сокурсник Владимира Путина полковник Леонид Полохов в 91-м году выставлял свою кандидатуру на пост мэра Ленинграда.

    Леонид Полохов:

    Тогда до выборов я свою кандидатуру снял с голосования, отдал в его пользу. Но понятно, что я бы не победил Собчака тогда, но надо было до конца не сниматься. Меня многие обвиняли, почему я снял свою кандидатуру. Но я действительно искренне поверил Собчаку. Я поверил человеку нового мышления, человеку, который демократичен, умен, можно сказать, даже обаятелен и где-то, наверное, знаете, за наш город в должности мэра он мог заступиться, выступить. То есть вот это привлекало в нем. А на самом деле, как оказалось, он же ничего из себя не представлял, понимаете. Человек, который руководил пятью людьми на кафедре, а ему дали пятимиллионный город. То есть ни опыта, ничего абсолютно. И я не против был бы, если бы он собрал приличную команду профессионалов и работали бы, я не против. Я говорил Путину свое мнение: Собчак не тот человек, под которого тебе идти работать, и ты не тот совершенно парень, чтобы работать с этим человеком, я ему не верю. Он меня спрашивал: что именно, конкретно? Я говорю: когда люди профессионально не знают , чем заниматься, они будут заниматься сами собой. Это было мое глубокое убеждение. Мы говорим здесь о предвыборной кампании тех лет, сейчас это прямо говорят, раньше так осторожно говорили - бюджет разворовывается, взятки, коррупция, мягко все было. Но я в нем видел, чисто по-прокурорски я вам скажу, я видел будущего нарушителя нашего российского должностного законодательства.

    И мы после этого перестали общаться с Путиным. Не потому что мы поссорились, нет, просто он пошел своим путем. Мне говорили обратное, та же команда в которой работали Собчак и Путин, другие ребята, которые с Путиным связаны, они мне говорили обратное. Но не о Путине конечно, Путина мы не обсуждали, для нас не было вопросов, зачем обсуждать Володю, наш товарищ. А вот Собчака, да, с этими людьми я обсуждал. И вы знаете, когда я высказал свое мнение, очень негативная была реакция, очень резкая такая: ты что, ты его не знаешь, как ты можешь? И чуть ли трубку не бросали.

    Виктор Резунков:

    Вот такая удивительная ситуация сложилась в 90- годах в Ленинграде. Учитывая то, что вслед за Владимиром Путиным в команду Анатолия Собчака потянулись и другие бывшие сотрудники КГБ, по-прежнему остававшиеся в действующем резерве, можно сказать, что политические и экономические реформы, осуществляемые в городе в то время, проводились именно этой группой людей. В дальнейшем эта тенденция будет приобретать уже всероссийские масштабы.

    Продолжение >>>


    О чем говорят в сети