3 сентября 2014

Архивы Свободы / Архив 1997-2004

"АНДРЕЙ РУБЛЕВ"

Сергей Юрьенен

"От "Путевки в жизнь" до "Покаяния"": Двадцать массовых картин советской эпохи. В этом выпуске - "АНДРЕЙ РУБЛЕВ".

(Фрагмент картины)

"Андрей Рублев". Мосфильм, Творческое объединение писателей и киноработников, год 66-й. В Советском Союзе разрешен к прокату в 71-м. Существует в версиях от 145-ти до - авторский вариант - 215-ти минут. Режиссер Андрей ТАРКОВСКИЙ:

После "Рублева" я работать просто не мог. Мне никто не давал этой работы 5 с половиной лет.

...Сценарий под названием "Страсти по Андрею" - Тарковский и Андрей МИХАЛКОВ-КОНЧАЛОВСКИЙ:

Брежнев посмотрел минут 7-10 и сказал: "Скучища какая, скукота, пойду в бильярд играть". И ушел в бильярд играть.

...Главный оператор - Вадим Юсов:

Андрей остается загадкой не только как бы для всех, но и для меня тоже.

...Композитор - Вячеслав Овчинников. В ролях: Анатолий Солоницын (Андрей Рублев), Иван Лапиков (Кирилл), Николай Гринько (Даниил Черный), Николай Сергеев (Феофан Грек), Великий князь и Малый князь (Юрий Назаров), Ролан Быков (Скоморох), Юрий Никулин (Патрикей), Михаил Кононов (Фомка), Николай Бурляев (Бориска), Степан Крылов (Строитель колокола), Болот Бейшеналиев (Татарский хан), Игорь Донской (Русский Христос) и в роли Дурочки - первая жена Тарковского Ирма РАУШ (высший западный киноприз российской актрисе - "Хрустальная звезда" французской киноакадемии):

Меня позвали к телефону. Андрей сказал: "Ирка, я тебя поздравляю!" Я говорю: "С чем?" "Я тебе привез "Хрустальную звезду".

Юрьенен:

Радио Свобода - Петербург. Постоянный участник нашей программы, режиссер и киновед Олег КОВАЛОВ:

В 60-х годах случилось невероятное: на экран пришел человек-философ. Крупнейшие режиссеры нашей страны делали фильмы о людях, которые не пытались переделать мир, а пытались его осмыслить. Фильм Тарковского, безусловно, был лучшим в этом ряду. Более того, вероятно, что это самая грандиозная отечественная картина 60-х годов.

Юрьенен:

Слава "Рублева" началась со сценария, который был опубликован в 64-м в журнале "Искусство кино" и ходил по рукам наравне с самиздатом. Из Москвы знаменитый соавтор Тарковского - Третий, как тогда говорили, Андрей - режиссер КОНЧАЛОВСКИЙ:

Сценарий писался очень (как все писалось в этом возрасте) легко. Легко и бездумно, я бы сказал даже. Потому что получилось 250 страниц. 3 фильма! Мы писали на даче сидя у нас на Николиной горе, и моя мама готовила нам замечательные омлеты с чесноком и с помидорами и давала "Кончаловскую" водку на черной смородине. Так что сказочная была жизнь. Конечно, были опасения: религия. Зачем нам религию выносить, служителей культа, иконы. Но как-то не было ощущения никакой тяжести в этом. Конечно, потом была длительная пауза из отдела ЦК по культуре. Очень длительная пауза была. Потом Андрея вызвал Ильичов - секретарь ЦК по идеологии, и спросил его: "А когда, собственно, будет готов фильм?" И Андрей сказал: "Через полтора года, наверное, не раньше". Он успокоился и сказал: "Ну тогда запускайте", потому что он знал, что его уберут и придет Демичев. Я думаю, что он хотел подлянку Демичеву кинуть.

Юрьенен:

"Андрей Рублев". Новелла первая. "Скоморох". 1400-й год. Незабываемая роль Ролана Анатольевича Быкова. Официальная критика упрекала его за излишний физиологизм. Выдающийся актер привнес в картину смеховое народное начало, сам, кстати, сочинив песню своего скомороха.

(Фрагмент картины)

Юрьенен:

На Каннском фестивале в 69-м "Андрей Рублев" был отмечен призом Международной федерации кинопрессы - "ФИПРЕССИ", затем, со временем, удостоился еще восьми международных премий. На кинофестивале в Монреале 95-го года включен международной кинокритикой в список 100 лучших фильмов всех времен и народов. Зрительский рейтинг "Рублева" сегодня, согласно, The Internet Movie Database, - 9, 3 из 10. Олег КОВАЛОВ:

Фигура Тарковского, несмотря на громкое признание, мне кажется, недооценена. Ибо этот художник, вероятно, самая грандиозная фигура, пришедшая в нашу культуру после 45-го года. Тарковский - человек, который продолжил после войны традиции великой русской литературы. Он первым из послевоенных кинематографистов занялся всерьез теорией киноискусства и сделал не только личный, авторский гигантский кинематограф, но сделал и личное, авторское киновидение, личную, авторскую концепцию кино, как искусства. Главное в фильме не режиссерский прием, а главное - присутствие некоего божества. Ибо божественной субстанцией заряжена пылинка, заряжен камень, заряжена река, заряжены струи дождя, которые у него идут на экране без конца. Он утверждал, что кинематографист должен выразить ни некую идею, а некую глубину и непознаваемость жизни.

Юрьенен:

Милан. 84-й год, 10 июля. После пресс-конференции, на которой Тарковский объявил, что остается на Западе, автор "Рублева" встретился с нашим коллегой, корреспондентом Радио Свобода Марио КОРТИ.

Андрей ТАРКОВСКИЙ:

Наша цель в картине была рассказать о незаменимости человеческого опыта, поскольку рассказ ведется о жизни монаха - Андрея Рублева, который был воспитан Сергием Радонежским, как вы знаете, в Троицком монастыре, в духе любви, братства, единения, в общем, в духе идей Сергия Радонежского, основателя этого монастыря. Но в том-то все и дело, что несмотря на то, что Сергий Радонежский был глубоко прав, Андрей Рублев приходит к этой же идее только пройдя через мытарства всей своей жизни, через кровопролития, войны и ужасы междоусобиц, которыми полна история этого времени, русская, российская. Ведь речь идет о том, что опыт преподать нельзя - его можно только пережить. Для меня это чрезвычайно важная концепция. Это одна из главных тем нашей картины. Вторая тема, очень важная, вытекает из отношений: художник - народ и художник - власть. Эта проблема тоже очень важна, но она там раскрыта достаточно ясно и не требует специальных объяснений.

Юрьенен:

Автор изданных на Западе книг о творчестве Тарковского, московский киновед - Майя ТУРОВСКАЯ:

Я помню, когда нам первый раз показали этот фильм в Доме кино. Я даже не знаю, какими словами это сказать: это именно была классика.

Юрьенен:

"Стоп кадр" - это название вышедшей на Западе книги бывшего сотрудника журнала "Советский экран" Семена Чертока. В 66-м, главный редактор журнала собрал сотрудников: "Я приехал из отдела культуры ЦК. Фильм "Андрей Рублев" с сегодняшнего дня не упоминать, он не историчен и не патриотичен".

Картину, которая легла на полку, сгоряча хотели даже уничтожить. Новелла "Феофан Грек. 1405 год".

(Фрагмент картины)

Юрьенен:

В "Русской кинодвадцатке" - "Андрей Рублев". Автор "Лексикона русской литературы ХХ века", профессор славистики кельнского университета Вольфганг КАЗАК:

Любой портрет, имеем в виду мы живописца, писателя или кинорежиссера - это всегда автопортрет. Рублев Тарковского - это сам Тарковский. Отдавая себе отчет в том, что фильм явился результатом его страданий под давлением цензуры, что язык кинообразов, придавший фильму такое величие, есть следствие цензуры, принудившей Тарковского к его технике, мы открываем нечто ужасное, а именно: отчасти своим качеством фильм обязан советской цензуре. Без гнета, без насилия эпохи не было бы противодействия художника. Те, которым выпало пережить войну, будь то Вторая мировая, Афганистан или Чечня, знают, что они никогда не были так близки к последним вопросам земного бытия, как в момент близости смерти. Это откровение - награда за страдания. Так и эта картина - дар за муки, через которые прошел художник.

Юрьенен:

Новелла "Страсти по Андрею. 1406-й."

(Фрагмент картины).

Вспоминает Марио КОРТИ. Его интервью с Тарковским звучало по Радио Свобода и было опубликовано на Западе по-русски и по-английски.

В июле 84-го года я был в городе Удене у родственников жены. Я собирался провести несколько дней у моря, где-нибудь между Трестом и Венецией. Кажется было воскресение, когда мне позвонили из Мюнхена: "Тарковский решил остаться на Западе и завтра выступает с заявлением на пресс-конференции в Милане. Надо взять интервью." На следующий день, первым же самолетом я вылетел в Милан. Пресс-конференция состоялась в миланском Клубе журналистов. Тарковский назначил мне встречу на час дня в отеле. Пообедали вместе: Тарковский, его жена Лариса Павловна и я. После обеда состоялся пространный разговор, уже перед микрофоном. Тарковскому было за 50, но он поразил меня своей молодостью, подвижностью и живым взглядом. В нем было что-то от Бориски, одного из героев "Рублева". Фильм, кстати, я смотрел в Москве, в МГУ, в августе 72-го. Я жил тогда в гостинице "Пекин", мне позвонила знакомая итальянка, стажерка в МГУ: "Есть два билета". Помню, как студент, сидевший сзади произнес: "А хорошо жили крестьяне в те времена - гораздо лучше, чем сейчас". Не уверен, но кажется, что на экране в тот момент шли кадры "Ночь на Ивана Купалу"

(Фрагмент картины)

Юрьенен:

РС, Русская Кинодвадцатка. Оператор Вадим ЮСОВ:

Хотелось найти природу, которая соответствовала природе прошлого. Ну, например, сцена ослепления для меня не была ясна, как ее снимать и где снимать. И только случайно я обнаружил лес, еловый, совершенно без подлеска, с какими-то мхами на стволах деревьев, серыми, голубоватыми - представляло очень такое суровое, молчаливое, даже я бы сказал, скульптурное какое-то впечатление.

(Фрагмент картины)

Юрьенен:

Ирма Яковлевна РАУШ своим появлением в картине шокировала руководство Госкино:

Я человек по природе застенчивый и скрытный. Я не знаю, есть ли юродивость в моем характере, но я режиссер детских фильмов и очень люблю снимать детей. И не случайно говорят, что дети - лучшие актеры. Поэтому я изначально, как-то эта мысль (моя или его не помню) но она должна была играть непосредственно ребенка просто. Поэтому этот несчастный кадр, который столько, я помню Романов мне кричал: "Как Вам не стыдно! Вы позволили себе..." (там на экране идет дождь и она писает в кадре). Почему это так возмутило? Хотя я еще раз посмотрела, по-моему, это очень целомудренно, я бы сказала. Это, кстати, была моя идея, Андрей был в полном восторге, сказал, что замечательно. Я говорю: "Дождь идет. Как каждый ребенок - идет дождь и она невольно ..."

(Фрагмент картины)

Юрьенен:

Владимир ТОЛЬЦ. "Мир в 66-м" - год выхода на экраны картины "Андрей Рублев":

В начале года в СССР возникает понятие "Самиздат". 12 февраля, на показательном процессе в Москве Юлий Дениэль и Андрей Синявский приговорены к пяти и семи годам лагеря строгого режима за публикации на Западе. 4 марта Джон Леннон заявляет: "Мы "Битлы" популярнее, чем Иисус". 26 марта - 8 апреля, на ХХIII съезде КПСС Брежнев объявляет, что компартии в 88 странах мира объединяют почти 50 миллионов коммунистов. Брежнев провозглашает новую линию в культуре, как против очернительства, так и против лакировки. Кубинская делегация критикует Кремль за недостаточную поддержку Северного Вьетнама. На ХXIII съезде Нобелевский лауреат по литературе Шолохов отвечает мировой общественности, протестующей против осуждения Синявского и Даниэля: "В эпоху революционного правосознания их бы поставили к стенке". Лидия Чуковская выражает протест против заявления Шолохова. В Китайской народной республике разворачивается культурная революция. 30 миллионов будет репрессировано, миллион - убит. Террор хунвейбинов шокирует даже наблюдающих за событиями нелегалов КГБ. Кастро заявляет, что Куба, где уже более 20 тысяч политзаключенных, быстрее продвигается к коммунизму, чем Советский Союз. 8 ноября киноактер Рональд Рейган избирается губернатором Калифорнии. В 66-м году, рожденные в Америке супермаркеты распространяются по Западной Европе и Японии. В моду входят мини юбки и цветные телевизоры. Число посещений киносеансов в СССР достигает 4 миллиардов 200 миллионов. На международном конкурсе молодых артистов в Варне первую премию с золотой медалью получает Михаил Барышников, СССР. Одна из самых популярных в мире песен 66-го года, когда был снят "Андрей Рублев" - ??"Strangers in the Night".

(Фрагмент картины)

Юрьенен:

"Набег. 1408-й". По поводу сцен, сосредоточенных в этой новелле, Тарковскому приходилось объясняться: "Мы не жгли корову - она была покрыта асбестом". Юрий Владимирович Никулин в роли монаха Патрикея, пытаемого во Владимирском соборе.

(Фрагмент картины)

Олег КОВАЛОВ:

Тарковский снял первый эпический фильм послевоенного экрана российского. В этом отношении фильм недооценен до сих пор. Лично я был во Владимире и видел те места, где Тарковский снимал, скажем, осаду Владимира. Церкви, монастыри стояли в центре города, и как можно было коловращение конниц вокруг стен Храма? Немыслимо сложная постановочная картина. Как мог молодой человек, не имеющий опыта создания таких полотен, органично, естественно, легко и мощно сделать эпический фильм - загадка русского гения. Цензура приказала ему директивно вырезать все жестокие эпизоды, сократить диалоги фильма. Вышел шедевр, но фильм, как ни странно, стал камернее, фильм стал более духовным, более ровным, более возвышенным. А мне жалко, потому что тот фильм говорил о том, что родилось некое чудо.

(Фрагмент картины)

Юрьенен:

Автор британской книги о Тарковском, ныне профессор Датского киноинститута Марк ЛЕФАНЮ:

Западного зрителя, когда вышел "Андрей Рублев", в первую очередь поразила непринужденная откровенность, с которой решалась одна из ведущих тем картины - христианство. Это произвело огромное впечатление, удивило и даже ошарашило. Был 66-й год, конечно не 30-е годы, но все же в Советском Союзе, где вся пропаганда продолжала быть антирелигиозной, тема оставалась запрещенной. И вот, на удивление всем на Западе, в эти, относительно либеральные 60-е годы, появляется крупномасштабный фильм, снятый, что очевидно, при поддержке властей. Фильм, который высказывается за христианство. Это потрясало, это воспринималось в каком-то смысле как прорыв, свидетельство того, что при коммунизме христианство осталось живым. Поражала уверенность художника и мастерство эпического сюжетосложения, притом, что Тарковскому было слегка за 30. Поражало то, как детально и сильно изображал он средневековье и его людей. Это прекрасно снятое черно-белое развернутое полотно включало всю Русь, всю ее жизнь, полномасштабный портрет общества, исполненный с невероятной изобразительной силой и страстью. Вся картина в целом дышала мощным реализмом. И в этом смысле наиболее характерен последний прекрасный эпизод: колокол. Эпизод, конечно, символический. Тарковский мечтал, чтобы колокола, молчавшие при большевизме, вновь зазвучали над Россией.

Юрьенен:

"Молчание. 1412"

(Фрагмент картины)

Юрьенен:

"Хрустальная звезда" "Рублева" - Ирма РАУШ:

Образ дурочки претерпел огромные изменения, потому что там остались какие-то непонятности: откуда вдруг разговор, что дурочку для греха привел, ведь там совершенно не понятно, что она беременная, дурочка. А был огромный эпизод, где в вымершей деревне дурочка рожала и с этой дурочкой вдвоем оказался Рублев, и он принимал у нее этого ребенка-татарчонка. И там звезда глядела в окошко избы. И дурочка вдруг заговорила, она вдруг стала нормальным человеком. Все это вылетело. Но тем не менее, зрителей заставляют размышлять: о чем это идет речь? Так же как полагается в кино, поначалу снимали финал, "Колокол", а потом многое снималось после. И поэтому дурочка идет, ведет под уздцы лошадь, и идет татарчонок. Я когда увидела на экране, я сказала: "А что, это осталось?" А он говорит: "Конечно". Я говорю: "Но будет непонятно". А он говорит: "Ничего, будут зато спрашивать". В контексте все это понятно, когда зазвонил колокол. Это чудо - создание колокола и преображение, поэтому вполне закономерно, что идет эта вдруг просветленная дурочка.

Юрьенен:

На этом фильме Тарковский встретил Ларису Егоркину, которая стала его второй женой и ассистенткой всех последующих картин. Сына, родившегося у них в 70-м, они назвали Андреем. Кремлевские руководители могли не считаться с мнением поборника картины Шостаковичем, но были и другие люди, официальные: Георгий Арбатов, Александр Бовин, сотрудник отдела культуры ЦК КПСС, друг Тарковского, Николай Шишилин, шеф отдела культуры ЦК Георгий Куницын, наконец, ценивший картину Председатель Совета министров Алексей Николаевич Косыгин. Обнадеженный позитивным движением в верхах, 1 сентября 70-го года, Тарковский записывает в начатом дневнике: "Я очень бы хотел показать "Рублева" Солженицыну". 17 ноября: "Его - Солженицына - существование придает смысл и моей жизни". Через 14 лет - 28 апреля 84, уже в Италии: "Солженицын в журнале "Вестник РСХД" только что напечатал длинную статью, в которой разносит моего "Рублева" - почему сейчас? Когда я нахожусь в такой опасной ситуации?" Милан, 10 июля 84-го года. Марио КОРТИ - ТАРКОВСКИЙ:

Не знаю, захотите ли Вы ответить на этот вопрос, но недавно Солженицын высказывался не очень лестно по поводу Вас, Вашей картины "Рублев".

Андрей ТАРКОВСКИЙ:

Я легко отвечу на этот вопрос. Во-первых, я очень привык к тому, что меня ругали за картину, но меня поразило другое - меня поразил несколько уровень критики Солженицыным картины. Уровень ведь его был очень невысок, тем более, что он упрекал меня в историческом несоответствии. И меня в высшей степени это поразило, тем более, что картина "Рублев" сделана в высшей степени точно, в смысле соответствия с исторической правдой. Не только потому, что мы были очень осторожны, потому что эта проблема всегда очень остро стояла, в том смысле, что мы должны очень точно и ни в коем случае не искажать историю. Короче говоря, этот упрек совершенно неоснователен и я поражаюсь, что Солженицын, человек образованный и знающий историю, человек, который должен был бы ее знать, ошибается в своих оценках в этом смысле. Затем он говорит о какой-то недуховности, что ли, персонажей и пренебрежительном отношении к тому, что мы называем молитвой, если мы рассказываем о жизни монахов, в частности Андрея. Но я поражаюсь опять-таки этому, потому что у нас не было цели специальной рассказать об этом аспекте жизни наших героев. В общем, какая-то очень странная статья, такая сбивчивая, какая-то неясная. Главное то, что меня огорчил уровень, на котором Солженицын разговаривает с авторами фильма. Причем очень многие аспекты этой критики я уже выслушал в Москве по этому поводу от своего начальства, как это ни странно.

Юрьенен:

Новелла "Колокол. 1423-й".

(Фрагмент картины)

Юрьенен:

Из Дневника Тарковского. "Бергман сказал, что это лучшее, что он видел в жизни". Из Нью-Йорка Борис ПАРАМОНОВ:

Посмотрев в этот раз фильм "Андрей Рублев", я оценил его много выше, чем в Советском Союзе в 60-е годы. Тогда он мне, откровенно говоря, не нравился. Сейчас я радикально переменил свои мнения. И вот по какой причине: я обнаружил в фильме ту концепцию русской истории, то понимание и видение России, которое и сам выработал, вернее усвоил за эти годы. "Андрей Рублев" - фильм о том, что значило христианство в русской истории, о том, что его влияние, действительно громадное и определяющее, было амбивалентным. В России не произошло просветление исторических стихий, свет и духовность не реализовались в истории, но выявились в иных формах творчества. Русская духовность не от мирна, она не делала попыток овладеть реальным историческим процессом. По другому сказать - русская духовность женственна, не мужественна. Мужественное начало в русской истории представлено не типом мужа, а типом насильника. Это очень ясно в фильме. Можно сказать, что это основная его тема. Женщина, сопровождающая Андрея - немая дурочка. Он ей не муж, он монах, знающий только творческие сублимации. Фильм ставит тему русской истории, как тему мучительного выбора - стоит ли просветленное духовное творчество того, чтобы в жертву ему была принесена реальная жизнь. Христианство русских сказывалось в том, что они в этой альтернативе предпочитали творчество, а не жизнь. Предпочитали выбор, а не синтез. Не обладали способностью синтеза. Не происходит мужественного овладения русской землей, русским женственным началом. Россия - женственная красавица испаряется в некий мистический туман. Такая сцена есть в новелле "Колокол". Остаются и плачут в обнимку два мастера, уходящие в чистое творчество: один будет лить колокола, другой - писать иконы. Это окончательное разделение мужского и женского начала в России. Русский мужественный дух знает только творческие утешения. Землей владеет не дух, а грубая непросветленная сила. Конечно такая трактовка русской истории, русской метафизики не нова - это бердяевская трактовка, но она впечатляюще трансформирована в визуальный план фильма. Фильм значителен, что называется, по большому счету.

Юрьенен:

"Андрей Рублев". В переводе Марио КОРТИ идущий в фильме без перевода диалог итальянских гостей Малого князя, ставшего Великим.

" - Один черт знает, что выйдет из этого балагана. Как по твоему?

- По моему ничего не выйдет.

- Прошу меня простить, Ваше Превосходительство, но я бы сказал, что Вы опережаете события.

- О чем ты говоришь? Только взгляни на этих оборванцев, на эти шаткие леса. Именем Богородицы клянусь, что этот колокол ни звука не издаст.

- Ваше Превосходительство, наберемся терпения. Мне кажется, Вы недооцениваете безвыходную ситуацию людей, которые создали этот колокол.

- Прости, но эту штуку колоколом трудно назвать.

- Тем не менее, Ваше Превосходительство, они прекрасно понимают, что если эта штука у них не зазвонит, Великий князь им голову отрубит. Этот безбородый мальчик, судя по виду, озабочен этим обстоятельством. Тебе не кажется?

- Вы слыхали, Ваше Превосходительство, что Великий князь отрубил голову своему брату. Кажется они были близнецами?

- Какая поразительная девушка, Вы видите? О, мой Бог!"

Юрьенен:

Из Милана обозреватель газеты "Солнце 24 часа", киновед Луиджи ПАИНИ:

Кино Андрея Тарковского кажется герметичным, но это только поверхностное впечатление. По-моему, его кино очень близко к нашему повседневному опыту - просто надо его правильно понять, подходя к тому, что он внушает зрителям с достаточным смирением. В одной из самых красивых сцен его картины "Завещание" в "Жертвоприношении" мы видим мальчика, который поливает засохшее растение. Возможно и на самом деле оно мертво, но, вопреки всему, ребенок продолжает его поливать. Тщетны усилия, как тщетно само искусство. Тщетно, в смысле материальной выгоды. Но именно эта тщетность искусства, как много раз повторял Тарковский, придает жизни смысл. Художник всегда берется за безнадежное дело. Так в "Андрее Рублеве" мы встречаемся с Бориской, героем заключительного эпизода с колоколом. Бориска не знает как отлить заказанный Великим князем колокол. Его отец, знавший тайну, умер, не раскрыв ее. И все равно Бориска ввязывается в авантюру: если колокол не зазвонит, Великий князь отрубит ему голову, как говорит присутствующий посол. И когда колокольный звон разносится над землей, слезы, текущие по щекам Бориски, становятся нашими слезами. Это одна из самых волнующих сцен во всем кино Тарковского.

(Фрагмент картины)

Олег КОВАЛОВ:

Тарковский был первым режиссером, который поставил личность художника в центр творимой истории. Тарковский показал, что исторический процесс может быть личным, интимным переживанием. Он показал историю как духовное переживание личности и показал о том, что высоты человеческого духа, сам человеческий дух может быть созидательным началом, и он может преобразовать эту землю, он может преобразовать, преодолеть, превозмочь все тяготы истории. Не революционное насилие, а вершина человеческого духа были показаны в фильме Тарковского "Андрей Рублев". Именно поэтому, в конечном счете, он стал лучшим десятилетия, лучшим фильмом 60-х годов, фильмом, который сконцентрировал в себе тот запас духовного обновления, который пришел в нашу жизнь после войны.

(Фрагмент картины)

Юрьенен:

"Мои фильмы идут в Советском Союзе. Я вижу начало моей посмертной канонизации" - писал Тарковский в Париже 3 ноября 86-го года, уже лишенный советского гражданства и менее чем за 2 месяца до кончины. "Андрей Рублев". Картину, под музыку Овчинникова, завершают цветные кадры Рублевской иконописи с крупным планом Христа, а нашу передачу - Ирма РАУШ:

Одна женщина в Союзе кинематографистов вдруг мне позвонила и сказала: "Ирма Яковлевна, Вы не хотели бы съездить в монастырь?" Я никогда в монастыре не была и говорю: "Хочу". Это Коломенский монастырь, это монастырь Ксении Блаженной. Когда они посмотрели "Рублева", и, что я играла блаженную, это почему-то произвело на них такое впечатление, что они очень захотели со мной познакомиться. Я и была человеком верующим, так же как Андрей. А вот в этом монастыре, во-первых, они замечательные совершенно женщины. Игуменья матушка Ксения, она кончила университет, факультет журналистики, ее вторая помощница кончила театральный институт, они очень образованные девушки, очень много пишут, сейчас они пишут словарь. Мне было так с ними интересно.Что такое православие - я там поняла. Она (матушка Ксения) меня спросила: "А Вы вообще-то исповедовались когда-нибудь?" Я застеснялась, говорю: "Да нет". Она говорит: "Вот отец Алексей пришел. Идите, идите вниз". Я прихожу исповедоваться, я растерялась совершенно, потому что это все вопрос сложный. Но правда, когда я увидела этого отца Алексея - это совершенно Божий человек такой. Мы с ним сели за столом, и я начала ему долго объяснять, что я совершенно не умею, я не понимаю смысла исповеди. Он на меня смотрел (такие очень у него голубенькие глазки) "Ну понятно, - говорил он, - ну понятно..." И потом дальше, дальше, я сама не поняла, как я с ним разговорилась. Он говорит: "Вот и слава Богу". Я таким образом, через какое-то время поняла, что я ему исповедовалась. И с тех пор я туда довольно часто езжу. Столько там света, это совершенно другой мир. И то, что я, благодаря "Рублеву", попала в этот монастырь - Бог меня привел туда.

"АНДРЕЙ РУБЛЕВ". В Москве над программой работали Марина Тимашева, Илья Дадашидзе. В Праге - Лина Ширяева. Продюссер Русской Кинодвадцатки Руслан Гелисханов. Ведет Сергей Юрьенен.


 

Чтобы задать вопрос или оставить комментарий не забудьте войти на сайт.  
Комментировать материал без премодерации можно на нашей странице в Facebook


ВЕРНУТЬСЯ НА ГЛАВНУЮ
О чем говорят в сети

О чем говорят в сети
О чем говорят в сети