20 апреля 2014

Радиопрограммы и подкасты

"Российский либертен"

x

Мультимедиа

Звук
Размер шрифта - +
Ирина Лагунина: Одной из документальных лент, представленных на фестивале документального кино «Планета+» в Польше в конце мая, будет лента финского документалиста Ари Матикайнена «Русский либертен». Протагонист фильма – писатель и диссидент Виктор Ерофеев. Работа над «Русским либертеном» уже шла, когда в России начались демонстрации за честные выборы. Но это случайное совпадение дало возможность авторам показать другую анатомию протеста. Я приведу одну из цитат из Виктора Ерофеева в этой ленте.
 
Виктор Ерофеев: Правда власти не принадлежит сочувствию, она – за убийцами. Большая политика начинается с крови. Русская власть – грубая, блевотная, состоящая из мужских анекдотов, мата, бифштекса из сырого мяса, забывчивости, мутной головы, долгосрочного пьянства, садизма, луковой отрыжки, безнаказанности, унижения всех подряд – вызывает во мне брезгливость, отвращение. Привлеки они меня к себе с их циничной фамильярностью, я бы на следующий день побежал всем рассказывать, какое они говно.
 
Ирина Лагунина:  Мы беседуем с автором фильма, финским режиссером Ари Матикайненом. Почему вы решили делать фильм о современной России?
 
Ари Матикайнен: Я финн, и Россия – соседняя с нами страна. И в какой-то момент я вдруг удивился, насколько мало сейчас в Финляндии знают о современной России. То есть исторически у финнов есть определенное уважение к России и россиянам, но я говорю о знании. А потом я наткнулся на книги Виктора Ерофеева. У него другой взгляд на вещи, на жизнь, на то, как живут народы и государства. И так – одно за другим… Я начал работу еще до протестов. А потом вдруг все, о чем говорил Виктор, начало воплощаться в жизни, начались демонстрации, протесты и так далее.
 
Ирина Лагунина: Что вы почувствовали, что вы подумали, когда увидели кадры первых демонстраций после декабрьских выборов в Госдуму России?
 
Ари Матикайнен: Честно говоря, первое, что мне подумалось: о Боже! Что будет? Это будет мирный протест или это все выльется в большое зло? Но протест остался мирным, насколько мне известно, особого насилия в результате не произошло. Конечно, были отдельные протесты. Но ведь все могло быть намного хуже, все могло быть, как в моем первом сценарии. Но потом я был очень счастлив, что в России оказалось возможным выходить на улицы с мирным протестом, что возможно мирно выражать свое мнение.
 
Ирина Лагунина: И вот, вы наблюдали за этими протестами. Какого рода общество вы видели в России?
 
Ари Матикайнен: Если сравнить с Финляндией, страной относительно маленькой, с населением всего немногим превышающим 5 миллионов, где не так много различных точек зрения, то Россия выглядит на самом деле колоритной страной. Огромное количество подходов, идей, как разрешить стоящие перед страной проблемы, как строить власть и так далее. И это не просто – совместить все эти точки зрения. И я надеюсь, что в России найдется способ совместить все эти точки зрения, объединить все эти столь различные группы с совершенно различными представлениями о демократии, режиме и всем остальном.
 
Ирина Лагунина: Из ваших исследований, из того, что вы слышали от Виктора Ерофеева, вы готовы были к тому, что в России вот так вдруг возникнет такой протест?
 
Ари Матикайнен: В каком-то смысле да, но меня удивил размах демонстраций. Я следил за выступлениями 31 числа, но они не были массовыми. Правда, Виктор говорил мне, что подспудно в стране есть бурление. Но чтобы такое количество людей вышли на улицы, чтобы это недовольство выразилось настолько гармонично и мирно, - вот это меня в какой-то степени удивило.
 
Ирина Лагунина:  Из фильма «Русский либертен»:
 
Виктор Ерофеев: Если посмотреть на нее трезво, такой, как она сейчас есть, то в России что-то может радикальным образом измениться.
Россия больна. Сильно больна.
Эта власть формально хуже, чем политбюро. Ни Путин, ни Медведев никогда не были публичными политиками, которые шли к власти, завоевывая доверие населения. Их участие в выборах всегда было формальное, фактически этих людей мы не знаем.
Мы сейчас переживаем такой момент, дело в том, что эти новые силы в России, они еще не могут о себе заявить в полный голос – их мало. Старых сил много, но они разваливаются.
Свобода возможна для нас так же, как и для другого любого человека на Земле. Но нам к ней придется идти дольше.
 
Ирина Лагунина:  Вернусь к разговору с автором фильма, финским режиссером Ари Матикайненом. Вы не думали делать фильм о протестах, вы задумывали его как фильм о современной России. Как вы представляете себе современную Россию, власть, которая утвердилась в этой стране?
  
Ари Матикайнен: Для меня этот фильм - своего рода путешествие в соседнюю страну. И моим гидом по этой стране был Виктор. Я пытался понять его жизнь, все его длительные мытарства. Я пытался не формулировать для себя какой-то образ России до начала работы над фильмом – что Россия, дескать, такая или иная. Я хотел сохранить объективность. Конечно, у Виктора собственные убеждения и мнения относительно многих вещей. Но я именно и воспринимаю их как убеждения. Я не говорю, что что-то хорошо, а что-то плохо. Я пытаюсь лишь поднимать вопросы, как решить определенные проблемы, как добиться чего-то? Я не учу людей, как и что делать. Дать людям пищу для размышления, предоставить им возможность оценить разные варианты – вот эту цель я преследую своей лентой.
 
Ирина Лагунина: Но какие проблемы, по вашему мнению, должны разрешить для себя россияне?
 
Ари Матикайнен: Основной вопрос – и не важно, русский ты, или финн, или француз – как любить свою страну. Надо ли ее любить, закрыв на все глаза и говоря, что все хорошо? Мне кажется, что так любят страну большинство финнов. Или надо поднимать вопросы и проблемы на всеобщее обсуждение, а потом пытаться понять, как разрешить эти проблемы? Но это нелегко – публично говорить о проблемах. Однако, с моей точки зрения, это именно то, что должна делать каждая страна – поднимать вопросы, обсуждать собственные проблемы. Потому что это единственный способ сделать свою страну лучше.
 
Ирина Лагунина: Какие проблемы, по вашему мнению, стоило бы поставить на обсуждение в России?  
 
Ари Матикайнен: Знаете, я из Финляндии, и мне кажется, что демократия – это хорошая идея. А это предполагает, в том числе, и чистоту и отсутствие манипуляций на выборах. И еще демократия означает более открытое общество и менее коррумпированное. Впрочем, коррупция, конечно, случается не только в России, но и повсюду в мире. Но даже если обратиться хотя бы к этим двум проблемам и попытаться их решить, то это уже было бы хорошим стартом для России.
 
Ирина Лагунина: А что, на ваш взгляд, россияне смогут почерпнуть из вашего фильма?
 
Ари Матикайнен: Да, там есть отдельные моменты, которые критикуют общество. Но моя идея была, повторяю, не учить людей, что делать, не говорить им, что они не знают, что делают, а показать, что есть масса возможностей – это великая страна с великой историей. Я надеюсь, что они увидят надежду, которая заложена в сюжете этого фильма.

 

Чтобы задать вопрос или оставить комментарий не забудьте войти на сайт.  
Комментировать материал без премодерации можно на нашей странице в Facebook


ВЕРНУТЬСЯ НА ГЛАВНУЮ
Форум закрыт, но Вы можете продолжить обсуждение на Facebook-странице Радио Свобода
 
Комментарии
     
Дискуссия еще не началась. Вы можете быть первым!
О чем говорят в сети

О чем говорят в сети
О чем говорят в сети