31 августа 2014

Радиопрограммы и подкасты

Рождение и юность специальных служб Америки

x

Мультимедиа

Звук
Ирина Лагунина: Американская центральная разведывательная служба родилась в 1942 г.  и поначалу получила название Оффис стратегической службы (сокращенно OSS). Создавался OSS, как тогда говорили, даже не с нуля, а с минуса. Его инициатором и создателем был один человек - герой Первой мировой войны, 57-летний полковник Уильям Донован по прозвищу «Неистовый Билл». И в правительстве его поддерживал тоже только один человек – президент Франклин Рузвельт. Страницы американской истории вспоминает Марина Ефимова.
 
Марина Ефимова: Уильям Донован получил свое прозвище за неуёмную энергию и за отчаянное бесстрашие. И вот к ужасу уже существовавших секретных служб - армейской разведки и Гуверовского ФБР - Донован начал брать к себе на работу не только профессионалов, но университетских профессоров, манхэттенских юристов, столичных плейбоев (например, князя Сергея Оболенского), а также других русских аристократов, коммунистов-антифашистов, немцев – беглецов из Германии, ушлых бизнесменов, знаменитых писателей (например, Торнтона Уайльдера и Винсента Бене),  воров-взломщиков и даже гангстеров.
На Донована и его детище смотрели с презрением профессионалы (особенно директор ФБР Гувер) и с насмешкой интеллигенты-гуманисты. (И до сих пор так смотрят). К 70-летнему юбилею OSS видный журналист Луи Менан опубликовал в журнале «Нью-Йоркер» статью «Неистовый. Помог ли OSS выиграть войну?»:
 
«История воспринимается людьми по-разному. Одни относятся к ней по-толстовски – как к силам природы. При таком взгляде даже цари и генералы – лишь листья, несомые ураганом истории. Другие относятся к истории по-голливдуски – как к процессу, исход которого могут изменить правильные или неправильные действия одного царя или одного генерала. У этих людей всегда есть надежда, что один гениальный план, или украденный документ, или успешное покушение могут изменить ход истории. В  Америке немногие политики были так преданы этой надежде, как Билл Донован».
 
Марина Ефимова: Судя по биографии, написанной историком Дугласом Уоллером, Донован, действительно, иногда преувеличивал значение «плаща и кинжала». Но романтизм не мешал ему видеть реальность. В канун войны зачем нужна была Америке новая секретная служба при наличии армейской и флотской контразведок, ФБР и секретного отдела при Госдепе? Об этом - Дуглас Уоллер, автор книги «Неистовый Билл Донован – создатель OSS и современной американской системы шпионажа»:
 
Дуглас Уоллер:   Задолго до начала войны Рузвельт ощущал нехватку секретной информации из других стран, особенно из Европы. Армейские разведки занимались, в основном, случаями предательства, а ФБР – шпионами на территории Америки. В  первые месяцы после нападения на Перл Харбор Рузвельту приходилось вслепую принимать важные решения, отчего он просто физически заболевал. Поэтому он так схватился за предложение Донована учредить службу, которая (впервые в истории Соединенных Штатов) будет снабжать секретной информацией из-за границы непосредственно президента.
 
Марина Ефимова: Тогда почему и ФБР в лице Гувера, и Армия в лице начальника объединенных штабов Джорджа Маршалла, были против создания этой новой службы?
 
Дуглас Уоллер:   Они подозревали, что Донован нацелился прибрать к рукам всю секретную службу, обездолив ФБР и заменив своим OSS контразведку. И честно говоря, именно это Донован и имел в виду –  Центральное управление, которому подчинялись бы военные контрразведки. Но осторожный Рузвельт не дал ему этого сделать. Так что Джордж Маршалл, испугавшийся было за своих контрразведчиков, вскоре смирился с OSS, и армия успешно с ним сотрудничала. Но поначалу в Пентагоне при штабе Секретной службы был отдел, занимавшийся не только Германией и Японией, но также Донованом и его агентами.
 
Марина Ефимова:  Эта деталь очень характерна для начала деятельности Офиса Стратегической службы. Его становление проходило в условиях, которые можно охарактеризовать одним словом – путаница. Неясность конкретных задач; запутанность бюрократических и внутриполитических амбиций; сложные отношения с союзниками, у которых свои интересы; отсутствие координации между разными родами войск; конфликты с британскими военачальниками, и вообще – страшная путаница начала большой войны. Примеры - в книге Харриса Смита «OSS. Секретная история первой централизованной секретной службы Америки»:
 
«Роберт Уэлч, основатель ультраправого общества John Birch Society, бил тревогу из-за того, что Донован сотрудничает с коммунистами на оккупированных территориях. Донован объяснял, что его агенты не могут обойтись без помощи главных антифашистских сил, включая партизан. Не исключено, что OSS способствовал укреплению позиций коммунистов в Европе, но на войне у всех была только одна цель – победить нацистов».
 
Марина Ефимова: В связи с формальным нейтралитетом Испании, в Вашингтоне оставалось во время войны испанское посольство. Донован приказал установить там подслушивающие устройства. Но ревнивый Гувер послал к посольству машины, которые начали гудеть под окнами, привлекая полицию. Агенты OSS едва успели унести ноги. После скандала дипломатичный Рузвельт отдал посольства во власть ФБР.
 
"Заместитель госсекретаря Лонг писал в докладной записке: «Главное - проконтролировать Донована. Его организация состоит из неопытных людей, которые, получая важную информацию от Госдепа, используют ее, как им заблагорассудится. Они пытаются делать политику за нас... Вездесущий Донован стал занозой в боку многих организаций». 
 
Марина Ефимова: Но в этом как раз и был принцип Донована –необычные методы работы, неординарные люди. Донован говорил: «Лучше молодой лейтенант без субординации, чем полковник, скованный субординацией до того, что не может ни мыслить, ни действовать самостоятельно. Мне все нужны: отчаянные головы, интеллектуалы, психопаты... Некоторые задания могут выполнять только психопаты – у нас нет систем безопасности». Правда, в OSS была система взаимовыручки, царил дух братства и ценилось понятие чести.
 
Дуглас Уоллер:   Разворачивалось дело долго – почти 2 года – как, впрочем, и дело подготовки всей армии: мы были абсолютно не готовы к войне. Но к концу 43-го в OSS было 11000 секретных агентов: командос, группы, работающие с партизанами, группы по сбору и анализу секретной информации (кстати, самые успешные), и, конечно, связные, радисты, администраторы... В Белый Дом и в Лондон потекла информация из оккупированной немцами Европы: из Греции, Югославии, Чехословакии, Франции и Италии. Координационный центр находился в Швейцарии, и им руководил опытнейший дипломат Аллен Даллес – в будущем один из директоров ЦРУ. Словом, было сделано немало, если помнить, что всё это начал один человек.
 
Марина Ефимова: Билл Донован был родом из бедного ирландского района города Баффало, штат Нью-Йорк. Способный юноша поступил в Колумбийский университет и стал юристом. Вернувшись домой, он получил пост помощника прокурора и женился на самой богатой невесте города, но, не задумываясь, вступил в армию, когда началась Первая мировая война. Донован прошел её с полком «Дерущийся 69-й» (чьей легендарности он сам немало способствовал) и получил высшую награду за героизм - Congressional Medal of Honor. Но каким образом он попал в круг президента?
 
Дуглас Уоллер:   После войны республиканец Донован пошел в политику и даже стал кандидатом в губернаторы штата Нью-Йорк. С демократом Рузвельтом они были яростными противниками. Однако в 39-м оба оказались в одном лагере – сторонников противостояния нацизму. Рузвельт задыхался без информации, а его дипломаты отказывались шпионить, считая, что это бесполезно, не по-джентльменски и не по-американски. Донован, юрист и бизнесмен, часто ездил в Германию и там собирал информацию для президента. Полупарализованный Рузвельт называл его «мои секретные ноги». Семья Донована жила практически без него – за 8 лет брака он пробыл дома меньше года. Он объездил весь мир и был прекрасно осведомлен о ситуации в странах, которые вскоре оказались втянутыми в новую мировую войну. А Рузвельт мудро создал коалиционное правительство, отдав три высших поста в сфере национальной безопасности трём республиканцам – включая Донована.
 
Марина Ефимова: В своих записках бывшие сотрудники OSS  вспоминали, с каким энтузиазмом люди работали с Донованом, хотя иногда он принимал к рассмотрению самые дикие планы, по принципу – вдруг, сработает. Был план подсыпать Гитлеру в еду женские гормоны; выпустить на японские города летучих мышей с каким-то воспламеняющимся грузом; бомбить Токио сразу после Перл-Харбора. Во время опыта с летучими мышами те камнем попадали на землю, затея с гормонами была убита на корню, а вот идея символической бомбежки Токио сработала и вовремя подняла дух американцев. В голове Донована роились идеи, которые иногда затмевали одна другую. Однако все сотрудники соглашались на том, что Неистовый Билл был прирожденным лидером. Его девиз – эффективность. Читаем в книге Смита «OSS»:
 
«Генерал Арнолд вспоминал: «Донован никогда не говорил, что у него чего-то нет. Он спрашивал: «Когда вам это нужно?» И всегда доставлял нужную информацию вовремя». Но при этом он понимал всю сложность положения своих агентов на местах. Они были в самом центре военной путаницы: их посылали в Югославию помогать «четникам», а потом командование союзников отдавало предпочтение партизанам Тито, и «четников» бросали на произвол судьбы. Во французском подполье агенты оказались между враждовавшими сторонниками и противниками Де Голля; в итальянском – между сторонниками и противниками короля. И в любом конфликте своих агентов с правительством Донован всегда принимал сторону агентов. Как и его помощник Аллен Даллес, Донован понимал, что часто приказы Вашингтона невыполнимы в горах Югославии или в чешском подполье».
 
Марина Ефимова: Министр обороны запретил Доновану лично участвовать в операциях, но тот не подчинился. «Сидя в Вашингтоне, - говорил он, - забудешь, каково людям на передовой. И потом - у меня всегда с собой таблетка «Л». (Таблетка «Л» - яд на случай пленения. И агенты шутили, что Билл наверняка спутает ее с аспирином). Во время высадки в Нормандии Донован уговорил адмирала флота поддержки взять и его с группой OSS под началом Дэвида Брюса. «Мы с вами старые люди, - сказал он адмиралу. – Что для нас может быть лучше, чем смерть в день высадки в Нормандии?». Читаем в записках Дэвида Брюса – будущего посла в Англии:
 
«Нас высадили между пляжами, на камнях. На мели нас так тряхнуло, что мой шлем поранил Биллу шею, и он был весь залит кровью, но пребывал в радостном возбуждении. На берегу ребята разбежались, чтобы сойтись позже в назначенном месте. Мы с Биллом подползали к живой изгороди, когда недалеко раздалась пулеметная очередь. «Нам нельзя в плен, - прошептал Билл, - мы слишком много знаем. Таблетка у тебя с собой?» - «Нет». – «Ну, ничего, - сказал Билл. – Я выстрелю первым» - «По пулемёту, что ли?» - спросил я. «Нет, - сказал Билл, - по тебе. Я, ведь, всё-таки твой начальник. А потом уж - в себя». Пулемет замолчал, и мы услышали шум мотора. Немцы бежали».
 
Марина Ефимова: Преданностью Донована своим агентам, его готовностью немедленно высылать группы спасателей во многом объясняют тот факт, что у OSS были сравнительно небольшие потери. Но те, кто погиб, погибали страшной смертью в Гестапо. Из записок немецкого офицера-переводчика Вернера Мюллера, опубликованных в книге Митчела Барда «Забытые жертвы»:
 
«В январе 44-го меня вызвали в Маутхаузен на допрос американцев и англичан, захваченных во время подавления восстания в Словакии. Связанному Сэмэру, англичанину, гестаповец Цайрис вставил между пальцами четыре круглых палки и сжал. Англичанин закричал. Цайрис сказал с явным удовольствием: «Называется Тибетская молитва». Баранского, американца, подвесили за запястья, связанные за спиной. Тот выдержал 8 минут и прошептал, что всё скажет. Но Цайрис заставил его мучиться еще несколько минут». 
 
Марина Ефимова: Во время войн победы и поражения военных подразделений – пехоты, танковых войск, флота, авиации – наглядны и очевидны. Но для оценки работы разведывательных служб нет четких критериев. Ее так же легко переоценить, как и недооценить. Полулюбительская армия Донована, армия практиков и теоретиков, командос и аналитиков, партизан и дипломатов, архивариусов и тайных убийц, начиная с 1942 года стремительно росла, пробовала силы, совершала подвиги, терпела провалы, рисковала жизнью, обрастала легендами и анекдотами, наживала друзей и врагов и вносила свою лепту в дело победы. Её службу ценили те, кто непосредственно имел с ней дело: Рузвельт, Черчилль, Эйзенхауэр. Её герои, живые и замученные в Гестапо, получили сотни военных наград – американских и европейских.
 
Дуглас Уоллер:   Какую роль сыграл OSS в будущей истории секретных служб Америки? Огромную, несмотря на то, что после войны он был расформирован – за ненужностью подобной службы в мирное время. Билл Донован вернулся к юридической практике. Его карьера в сфере национальной безопасности на этом закончилась. Но его идеи победили. Уже в 1947 году служба восстала из пепла, как птица Феникс. И четыре ее самых знаменитых директора начинали свою карьеру во время войны в Офисе Билла Донована. OSS был первой пробой для будущих лидеров ЦРУ.
 
Марина Ефимова: К книге об Офисе стратегической службы Билла Донована ее автор, историк Харрис Смит взял эпиграфом слова из речи Роберта Кеннеди:
«История складывается из отдельных актов мужества и веры. Каждый раз, когда человек встает на защиту идеалов или выступает против несправедливости, он посылает вперед маленький импульс надежды. И если импульсы исходят из миллионов центров, они сливаются в такой поток, который способен снести самые мощные стены».

 

Чтобы задать вопрос или оставить комментарий не забудьте войти на сайт.  
Комментировать материал без премодерации можно на нашей странице в Facebook


ВЕРНУТЬСЯ НА ГЛАВНУЮ
Форум закрыт, но Вы можете продолжить обсуждение на Facebook-странице Радио Свобода
 
Комментарии
     
Дискуссия еще не началась. Вы можете быть первым!
О чем говорят в сети

О чем говорят в сети
О чем говорят в сети