19 сентября 2014

Радиопрограммы и подкасты

Выборы в Сербии

x

Мультимедиа

Звук
Ирина Лагунина: В воскресенье в Сербии проходят общие парламентские выборы и выборы президента республики. Около 7 миллионов избирателей должны будут определиться, за кого из кандидатов 40 политических партий и групп граждан они отдадут свои голоса. На президентских выборах соперничают 12 претендентов. Любопытно, что за несколько дней до начала голосования опросы общественного мнения так и не показывают, какова будет активность на избирательных участках – около 40 (а по некоторым опросам и больше) процентов граждан не были уверены, что пойдут на выборы, или не желали раскрыть свои намерения. Рассказывает Айя Куге.  
 
Айя Куге: Атмосфера в Сербии предвыборная, однако, впечатление такое, что довольно много людей ещё не решились: голосовать или нет, утверждая, что настоящего выбора у них нет. По крайней мере, среди моих знакомых таких очень много. Нередко можно услышать, что люди презирают своих политиков и ничего хорошего от них не ожидают. Но эти впечатления сугубо субъективные. Чтобы получить объективную политическую картину  Сербии накануне предстоящих выборов, я обратилась к генеральному директору крупнейшего на Балканах агентства по исследованию общественного мнения «Ипсос - Стратеджик маркетинг» Срджану Богосавлевичу. Что показывают ваши опросы общественного мнения? Чем на этот раз примечательна предвыборная атмосфера?
 
Срджан Богосавлевич: Главная характерная черта – полная растерянность избирателей. Чаще всего они утверждают, что не желают голосовать по принципу меньшего зла, а в реальности получается противоположное - многие все-таки выбирают не тех, кто им нравится, а тех, кто им меньше НЕ нравится.
Два главных политических блока сегодня – Сербская прогрессивная партия и Демократическая партия, и их коалиции. Сербская прогрессивная партия привлекает тех избирателей, которые хотят перемен – отстранения от власти Демократической партии. А Демократическую партию поддерживают те, кто против прихода к власти Прогрессивной партии, вспоминая бесславную роль ее лидеров во времена режима Слободана Милошевича. Поэтому мне кажется, что главная характерная черта этих выборов – именно растерянность избирателей и их неуверенность в собственном выборе.
 
Айя Куге: Чем политический ландшафт Сербии сегодня отличается от того, который был четыре года назад, во время предыдущих выборов?
 
Срджан Богосавлевич: Важное новшество по сравнению с прошлыми выборами – это рождение Сербской прогрессивной партии, которая, кстати, долго, целых два года, была партией номер один. Она появилась между двумя выборами и расколом Радикальной партии и получила верх популярности год назад, в марте - апреле минувшего года, когда у нее было огромное превосходство над правящей Демократической партией. Эта популярность была в первую очередь вызвана недовольством граждан ситуацией в стране и отношением руководства страны к мировому экономическому кризису, их заявлениями, что этот кризис – шанс для Сербии. Однако Сербская прогрессивная партия не воспользовалась этим, сделав ряд ошибок. И прежде всего, грубой ошибкой была голодовка ее лидера Томислава Николича. Теперь у обеих этих партий почти одинаковый рейтинг.
Другая новинка – в том, что Социалистическая партия Сербии со своими коалиционными партнерами – то есть бывшая партия Слободана Милошевича -  стабильно укрепилась на третьем месте, повысив свой рейтинг почти вдвое по сравнению с предыдущими выборами.
 
Айя Куге: Поясню слова профессора Срджана Богосавлевича: прошлой весной лидер Сербской прогрессивной партии объявил сухую голодовку с требованием провести досрочные выборы. Николича не устраивала прозападная политика нынешних властей. Голодовка продолжалась пять с половиной дней и прекратилась после письменной просьбы патриарха Сербии.
В Сербии с приближением выборов возникла кампания гражданского протеста «белые бюллетени». В рядах сербской интеллигенции и молодежи появилась идея, что если нет настоящего выбора, то надо ясно продемонстрировать свою позицию, опустив в урну пустой бюллетень. Широкой поддержки инициатива, похоже, все-таки не получила, однако, в сербской обществе постоянно можно слышать жалобы на то, что на выборах на самом деле никакого выбора нет: выбор между правящими и оппозиционными политиками равноценно плох.
 
Срджан Богосавлевич: Такие чувства доминируют на этих выборах, и эту  тенденцию еще усиливает негативная кампания, которая в техническом смысле тоже новость для Сербии. То есть негативные кампании были и раньше, но они проводились анонимно – одна партия  другой подбрасывала скандальные истории, разные обвинения, но не было случаев, чтобы они под этим открыто подписывались. А теперь у нас просто ярко выраженная негативная кампания, особенно двух ведущих партий, Демократической и Прогрессивной, - одна против другой. Это еще больше усиливает впечатление, что из двух зол можно лишь выбирать меньшее. Почти нет предвыборных обещаний, но нет также и ожиданий. И нет большой разницы между теми обещаниями, которые все-таки дают, – все партии более или менее говорят о необходимости создать новые рабочие места, о необходимости побороть коррупцию, о том, что и  Европа, и Косово –  наш выбор. У нас, избирателей, нет больших надежд, и мы занимаемся не темами предвыборной кампании, а политиками, которые поднимают эти темы, и поэтому мы попадаем в положение, что выбираем меньшее из зол.
 
Айя Куге: Напомню, наш собеседник - директор белградского агентства «Ипсос - Стратеджик маркетинг» социолог, профессор Срджан Богосавлевич.
Прежде, в течение более десяти лет, главными предвыборными темами в Сербии были сближение страны с Европейским союзом и проблема Косова. Страна получила статус кандидата в члены ЕС, и по этому вопросу среди ведущих сербских политиков практически достигнут консенсус. Нерешенным для сербов остался статус Косова, но заметно, что эта тема осталась на втором плане в предвыборной кампании. Почему?
 
Срджан Богосавлевич: Тема Косова на втором плане потому, что на самом деле ни у кого нет решения, никто не предлагает ничего особенного и нового. Вряд ли, однако, можно говорить о том, что тема Косова не важна. Она не является приоритетной в те моменты, когда в Косове ничего не происходит, а тем временем людям надо думать о том, как выжить месяц от зарплаты до зарплаты, как справиться с огромной безработицей в стране. У нас сейчас экономические темы важнее, однако, эмоциональная привязанность одной части граждан Сербии к Косову огромна. Нельзя забывать, что этноцентрическая миграция в стране существует почти 50 лет, и более 500 тысяч человек, сегодня  проживающих в Сербии, родились в Косове. И они очень привязаны к месту своего происхождения. Они продавали свое имущество и целыми семьями переезжали в Сербию. Чаще всего они принадлежат к слою малообразованного населения, а не к интеллектуальной элите. Однако, что касается Косова, повторяю, нет ни одной умной идеи, всё лишь декларации, вроде: «давайте защищать  Косово» – но не известно, как. «Вернем Косово в состав Сербии» – но как? «Будем и в Европу вступать, и Косово сохранять» – но тоже не известно, как! А даже те, кто говорит, что им не очень-то важно Косово, не знают, как от него освободиться, удалить из Конституции.
 
Айя Куге: Чтобы понять, за кого пойдут граждане на выборах, полезно знать, какова структура избирателей. Каковы особенности сербского электората?
 
Срджан Богосавлевич: В Сербии есть две особенности. Первая не только сербская, она характерна также для всей бывшей Югославии: у нас очень много “параллельных” граждан за границей. Это даже не граждане, имеющие двойное гражданство, которые, например, имеют как австрийский паспорт, так и сербский, но с австрийской пропиской, и могут голосовать там в дипломатических представительствах. Нет, у этих людей есть австрийский паспорт с австрийской пропиской, и сербский с пропиской в Сербии. Поэтому в избирательных списках большая разница между числом зарегистрированных граждан и тех, кто реально присутствует в стране и в состоянии голосовать. И всегда получается, что процент принимавших участие в голосовании в Сербии ниже, чем он есть на самом деле – ведь у части избирателей, кто за границей, а числятся в стране, нет возможности голосовать. А что же касается тех граждан, которые реально находятся в Сербии, то это самый возрастной избиратель в Европе. Из пяти с половиной миллионов, находящихся в стране потенциальных избирателей, 2,5 миллиона старше 50 лет, миллион и двести тысяч старше 65, а тех, кто старше 70 – даже больше чем тех, кому между 19 и 29 годами. Наши избиратели в среднем очень старые, и многие из них относятся к группе неудачников переходного периода. Например, у них относительно низкий уровень образования. Правда, высшее образование у нас имеют 15% населения, однако, все ещё очень много граждан, у которых есть образование только в школе-восьмилетке или ниже, и нет дополнительной квалификации.
 
Айя Куге: Раньше в Сербии политические страсти всегда бушевали больше перед президентскими, чем перед парламентскими выборами. На этот раз, кажется, все вообще проходит очень спокойно. Может быть, что-то изменится позже – ведь почти наверняка для выбора президента Сербии понадобится провести второй тур голосования – мало шансов, что кто-либо из кандидатов с первого раза сможет набрать более половины голосов, как того требует закон. Несомненными фаворитами считаются ушедший в отставку президент Сербии, лидер демократов Борис Тадич и «переодетый» националист, пророссийски ориентированный Томислав Николич. Чем отличаются их программы?
 
Срджан Богосавлевич: В данный момент два главных кандидата в президенты на самом деле не предлагают ничего, что бы их отличало друг от друга. И один, и другой говорят: «я за Европу», оба где-то добавляют «и за Косово». И тот, и другой утверждают, что будут вести борьбу с коррупцией. Коррупция у нас растет - денег в обиходе меньше, чем ранее, но больше людей включено в коррупционные схемы. И тот, и другой обещает, что привлекут большие иностранные инвестиции. Кажется, что из-за сходства этих программ напряженность, ранее сопровождавшая президентские выборы, намного меньше.
 
Айя Куге: Какие прогнозы можно сделать из результатов опросов вашего агентства?
 
Срджан Богосавлевич: На сегодня наши опросы общественного мнения показывают, что главные конкуренты: Сербская прогрессивная и правящая Демократическая партия вместе со своими коалициями имеют практически равную поддержку в обществе. Также в первом туре  одинаковую поддержку имеют кандидаты на пост президента этих двух партий Томислав Николич и Борис Тадич. Во втором туре Тадич опрежал бы Николича, но не с таким перевесом, чтобы чувствовать себя в безопасности.
 
Айя Куге: Мы беседовали с директором белградского агентства «Ипсос - Стратеджик маркетинг» Срджаном Богосавлевичем.

 

Чтобы задать вопрос или оставить комментарий не забудьте войти на сайт.  
Комментировать материал без премодерации можно на нашей странице в Facebook


ВЕРНУТЬСЯ НА ГЛАВНУЮ
Форум закрыт, но Вы можете продолжить обсуждение на Facebook-странице Радио Свобода
 
Комментарии
     
Дискуссия еще не началась. Вы можете быть первым!
О чем говорят в сети

О чем говорят в сети
О чем говорят в сети