28 июня 2016

    Радиопрограммы и подкасты / Лицом к событию

    Родня Путина меняет фамилии

    Супруги Путины в 2007 году
    Супруги Путины в 2007 году

    Мультимедиа

    Звук

    Главный редактор еженедельника "Собеседник" Юрий Пилипенко о новом браке Людмилы Путиной, о том, почему опасно писать о семье президента и о том, почему они все-таки это делают. Ведущая Елена Рыковцева.

    Елена Рыковцева: Я представляю вам наше сегодняшнее событие – главный редактор еженедельника "Собеседник" Юрий Пилипенко. Так сложилась жизнь и так сложились обстоятельства, что ваша сенсационная статья о том, что Людмила уже не Путина - мы не успели ее обсудить. Пошло время, пошла эпидемия гриппа, и мы не поговорили ни об этой статье, ни о том, что последовало дальше. Потому что дальше последовала реакция, последовали новые публикации о семье Путина. Поэтому я предлагаю последовательно, компенсировать все, что мы с вами упустили за эти три номера, которые случились между этой публикацией и всем, что происходило дальше. Ведь вы установили первыми новую фамилию бывшей супруги президента. Ее фамилия теперь?

    Юрий Пилипенко: Очеретная.

    Полная видеозапись эфира

    Елена Рыковцева: Во-первых, как давно она Очеретная? Во-вторых, как вам удалось разобраться, что она больше не Путина?

    Юрий Пилипенко: Дело в том, что некоторое время назад мы писали о Центре межличностных коммуникаций, который курирует, как известно, Людмила Александровна, когда-то Путина, сегодня Очеретная. Мы писали о том, что это здание на Воздвиженке очень известное. Речь тогда шла о том, что к этому зданию, историческому памятнику захотели надстроить еще два этажа, чтобы увеличить, улучшить здание, соответственно, чтобы там могли арендовать помещения больше людей, зарабатывать больше денег. Выяснили, что к этому зданию имеет отношение и Людмила Александровна. В то же время мы выяснили, что генеральным директором является некий Очеретный. Это было давно, никто тогда не обратил внимания, никакой связи между Людмилой Александровной и Очеретным не было кроме рабочих отношений. И вдруг, проверяя по данным движения имущества, мы наткнулись на фамилию Очеретная. Мы нашли ту самую квартиру Владимира Владимировича, его семьи, которая была зарегистрирована на него, на двух дочек  и на Людмилу Александровну, питерскую квартиру, 193 квадратных метра. Поняли, что после того, как Владимир Владимирович отказался по каким-то причинам и дочери, правообладателем вначале стала Ольга Александровна Цамаева – это сестра Людмилы Александровны, а 24.09. 2015 года правообладателем после Цамаевой стала Очеретная Людмила Александровна.

    Елена Рыковцева: С теми же паспортными данными.

    Юрий Пилипенко: Когда мы посмотрели, что и день рождения, и год рождения совпадают с Людмилой Александровной, когда мы нашли в "Фейсбуке" еще и фотографию Людмилы Александровны вместе с Очеретным, тем самым генеральным директором, нам показалось, что все и сошлось. Хочу заметить, что мы не поднимали никакого шума по поводу того, что Людмила Александровна вышла замуж – это средства массовой информации вцепились за это и стали писать, что Путина вышла замуж. Мы ни одной строчкой об этом нигде не сообщили. Мы просто написали о том, вы сказали об эпидемии гриппа, а я бы хотел сказать про эпидемию смены фамилий родни Владимира Владимировича, она же существует реально. Вначале стало известно, что поменяла фамилию старшая дочь, она Фаасен стала, мы писали на эту тему материал. Там, казалось, все нормально, муж голландский бизнесмен, Фаасен Мария – нормально. Потом совсем недавно стало известно, что она это не Фаасен, а Воронцова. Мы в свое время писали о Тихоновой Екатерине, там тоже все сошлось, речь идет о младшей дочери Владимира Владимировича.

    Елена Рыковцева: В одной семье у нас уже Фаасен, Воронцова, Тихонова и Очеретная.

    Юрий Пилипенко: Кстати, хочу заметить, что после развода Людмила Александровна вначале взяла фамилию свою девичью Шкребнева. Один из документов, который у нас представлен о том, что она владеет 100% акций одной из фирм, там сказано, что это Шкребнева Людмила Александровна. Это дочерняя фирма от этого самого центра, который занимается сдачей, как мы поняли, в аренду зданий на Воздвиженке. Там Людмила Александровна была под фамилией Шкребнева – это ее девичья фамилия. А уже чуть позже появилась фамилия Очеретная. Удивительно то, что паспорт выдан управлением ФМС не территориальным, а большим по городу Москве, что говорит о том, что это была какая-то, судя по всему, спецоперация. Собственно вопрос в одном, когда я с некоторыми людьми обсуждал эту тему, мне говорят: президентская родня, безопасность, вы же понимаете и так далее. Но почему родне президента можно менять фамилии, выдавать по несколько паспортов, почему это надо делать, а никому другому это нельзя делать? Почему у нас безопасно на сегодняшний день так только семья президента может, может быть всем нам можно так под разными фамилиями в разных ситуациях выступать? Мы не ставили вопрос, есть ли какие-то отношения между Очеретным и Людмилой Александровной – это действительно их личное дело, мы не хотели бы в их частную жизнь. Но когда вопрос был задан самому Очеретному, он не ответил на два наших письма. Мы написали ему, естественно, письма, хотелось бы выяснить, он не ответил. Хотя, по нашим данным, он прочитал наши письма, но проигнорировал. А когда вопрос задали пресс-секретарю президента Пескову, то он, как все прекрасно знают, прокомментировал, что мы не вмешиваемся в личную жизнь – это наша позиция. Собственно, не об этом вопрос стоял, вопрос не о том, что в личную жизнь, вопрос о том, что это все нормально, что происходит или ненормально? Мне кажется, что это не совсем нормально. Мне кажется, что люди должны знать, что происходит и с бывшей женой, и с детьми президента. Это абсолютно нормальное правило, которое в нормальной стране всем абсолютно понятно, в любой стране, независимо от того, какая она.

    Елена Рыковцева: Правильно я вас понимаю, что это не факт, что она вышла замуж за этого человека, она просто взяла его фамилию? Совершенно необязательно иметь штамп в паспорте, а можно пойти по знакомству, по очень большому знакомству в ФМС и взять любую фамилию, которая ей кажется удобной на этот момент.

    Юрий Пилипенко: Может быть она удобная. Мы ставим вопрос о том, что эти здания, которые курирует Людмила Александровна, они очень прибыльные, там речь идет о том, что от сдачи в аренду заработано полмиллиарда рублей. Может быть, есть и другое, почему и Фонд борьбы с коррупцией Навального заинтересовался этой публикацией, дал очень сильный толчок, движение этому. Потому что, возможно, за этим скрываются не только вопросы безопасности, но, возможно, вопросы коррупции, с которой так активно сегодня борется президент.

    Елена Рыковцева: То, что вы сейчас сказали, мне действительно не пришло в голову, что смена фамилии и замужество – это совершенно необязательно совпадающие вещи. Хотя все начали говорить: молодой, на 20 лет младше и так далее. То, что они деловые партнеры – это было уже понятно два года назад. Эта фотография единственная, где они вдвоем в Сочи, она была опубликована во время Олимпиады. Мы знаем, что эти люди знакомы, что они ходят вместе. Но только сейчас, слушая вас, я поняла, что штамп в паспорте тот, о котором мы говорим, его может и не быть.

    Юрий Пилипенко: А все сместили. Понятно, что это интерес публичный. Мы начали статью с того, что по запросам Гугла эта тема: где находится и что с Людмилой Александровной,  стоит на самых высоких местах. То есть это один из самых востребованных запросов года 2015.

    Елена Рыковцева: Всегда внимание к Людмиле Александровне, у нас тоже была такая передача "Пропала Людмила Путина", знаменитая достаточно. Что тут важно еще, что когда появилась информация о ее замужестве, будем называть это замужеством, потому что никто не сказал, как вы, что это просто человек фамилию поменял, допустим, о замужестве. Первое, в чем вас  заподозрили как издание: ага, это специальная операция, разработанная Кремлем, потому что Владимир Владимирович созрел для того, чтобы наконец обнародовать свою супругу, либо жениться, либо обнародовать, он же обещал, что пока он не выдаст замуж Людмилу Александровну, он не может себе позволить личную жизнь. И вот он как бы уже ее выдал, у нее появился новый человек, у нее появилась новая фамилия,  теперь-то мы дождемся наконец-то свадьбы Владимира Путина. Как бы вы сыграли в этом стратегическом замысле  роль первой ступенечки – вы выдали замуж Путину.

    Юрий Пилипенко: "Собеседник" как проводник идей Кремля – это очень круто. До такого сложно додуматься. Я думаю, что если бы это было так, у нас очень много изданий, которые бы с удовольствием эту роль выполнили бы и сделали это куда красочнее, и заказчики были бы счастливы. Но это, к сожалению, не так, это неправда. Более того, нам показалось, когда эта штука произошла, когда мы опубликовали статью и параллельно прошел сюжет Би-Би-Си о богатствах  Владимира Владимировича Путина, нам даже показалось, что частично тема Людмилы Александровны отвлекла от богатств Путина интерес общественный. Это, возможно, сыграло как раз на руку Кремлю, что им надо было скорее отбиваться от вопросов по Путиной, чем от богатств. Тем более, если переходить к этой теме, мне показалось, что, к сожалению большому, фильм Би-би-си мне лично не показался убедительным. Мы написали в этом номере об этом, потому что и факты какие-то хилые, старые и нам все известно, про тот же Геленджик, мы четыре раза писали, более того, даже внутри побывали, даже нашего корреспондента задерживали на территории этого Геленджика. Но это так, к слову.

    Елена Рыковцева: Это мы тоже можем обсудить, поскольку вы-то лучшие эксперты в том, что касается его имущества, но я вернусь к реакции. Конечно, никак не можем заподозрить вас в том, что вы с ними выстраивали этот замысел, потому что вы сказали, что абсолютно случайно вышли на эту фамилию – раз. Во-вторых, в следующем номере вашего "Собеседника" уже было сказано о том, что реестр был подчищен после вашей публикации.

    Юрий Пилипенко: Да, это произошло, конечно. Сразу подчистили, каким образом и кто это сделал, я не знаю. Это делается сегодня достаточно просто: как только что-то мешает, то убрать проще всего.

    Елена Рыковцева: Осталась просто Людмила Александровна Очеретная без указаний на паспортные данные. Третья деталь: все, на что вы указали в своей публикации, показала телекомпания НТВ в своем сюжете. Он прошел на Дальний Восток и на Сибирь, к сожалению, и это некорректно со стороны коллег, они не сказали, что узнали об этом из "Собеседника", они показали ваши реестры, ваши картинки, рассказали ваши факты, сказали, что узнали об этом из социальных сетей, но уже на европейскую часть страны этот сюжет был запрещен. Это говорит о том, что не очень хотел бы Кремль делать из этого какую-то широкую кампанию – это я отвечаю тем, кто считает, что они готовятся к свадьбе Путина.

    Юрий Пилипенко: Я собственно не ожидал, что какой-то федеральный канал вообще скажет об этом хоть слово. Я думаю, что НТВ вообще рискнули и думаю, что кто-то был наказан после этого, ничего, спасибо, что они сказали. То, что коллеги не называют первоисточники, для меня это уже сегодня абсолютно не является чем-то удивительным. Потому что такое воровство стало абсолютно нормальным фактом. Мы на  НТВ подавали в суд, писали в юридические службы этого канала, это касается многих других фактов. Просто обидно, стыдно иногда бывает за коллег. Я думаю, какие-то интересы другие выше этого всего.

    Елена Рыковцева: Вы знаете, что случилось с журналом "Нью-Таймс": они опубликовали новое большое расследование о старшей дочери Владимира Путина, расследование Сергея Канева. В этот же день было вынесено предупреждение за совершенно другую публикацию, за старую – это называется асимметричный ответ. Сайт был заблокирован, мы на эту публикацию про Машу долго не могли выйти. Потом время прошло, предупреждение осталось, но, по крайней мере, статья открывается. И вот вы берете интервью у Сергея Канева, ваше издание обращается к нему, я прочитаю то, что он вам сказал: "Вот приоткрыли тайну с его дочерью, и мне становится понятно, почему он им давал такое образование. Ведь изначально, как я думаю, еще в Питере у него была задача здесь хапнуть, а потом свалить в Европу. Но волею случая он оказался в Кремле. Потом случилась история с Ходорковским, Литвиненко, Политковской, он стал нерукопожатным. Ему дорога в Европу, во весь цивилизованный мир  закрыта. А дочери-то продолжают жить европейской жизнью. Я не знаю, о чем они там разговаривают. У меня иногда такое ощущение, что старшая дочь говорит Путину: "Папа, ты чего творишь, какая гейропа, какие НАТО, я сама все время в Европе живу, я гражданки Голландии". Она гражданка Голландии скорее всего, и дочка у нее гражданка Голландии скорее всего, потому что она рожала в Голландии. А он говорит: "Доченька, так надо, потому что этих балбесов русских все время надо чем-то отвлекать, погремушку держать перед носом, в данном случае – враги, НАТО, гейропа". Вот, собственно говоря, так Сергей Канев трактует, именно так представляются разговоры абсолютно европейских дочерей, особенно его старшей с папой, который пугает народ страшным Западом. Он считает, не знаю, согласны ли вы, он считает, что он вбрасывает дочерей на Запад, потому что это крючки будущие для него. Вы согласны с такой трактовкой?

    Юрий Пилипенко: Нет, я не совсем согласен. Я не думаю, что Путин сейчас думаете о Европе, что его жизнь когда-либо будет связана с Европой. Потому что после того, что произошло в последние два-три года, я думаю, об этом надо просто забыть. Наша жизнь кувырком изменилась за это время. Мы стали не просто изгоями, а мы стали страной, которая перессорилась со всеми. Я хочу напомнить, мы с вами обсуждали это два года назад, я в свое время писал статью о том, что с нами будет через два года. Когда начались события на Украине, я почти все в своей колонке угадал, за исключением  одного – я не думал, что Россия поссорится даже с Турцией. У меня была такая фраза, что единственная западная страна, куда мы сможем ездить – это будет Турция. Мой ум не мог постичь того, что мы можем поссориться и с Турцией тоже, к сожалению большому. Так что я думаю, что Владимир Владимирович будет жить в России. Потому что все, что он сегодня делает, он делает для того, чтобы Россия осталась страной, закрытой от мира, чтобы Россия отгородилась от мира, чтобы мы строили империю патриотическую. Сегодня он неслучайно сказал о том, что наконец появилась национальная идея – патриотизм. Это такое открытие, конечно. Я думаю, что патриотизм, как национальная идея – это  явление всемирное. Каждая страна хотела бы, чтобы патриотизм был идеей – это просто и банально.

    Елена Рыковцева: Здесь будет суверенный патриотизм.

    Юрий Пилипенко: Мне только кажется, зачем мы столько людей в это втягиваем и уже втянули. Я последнее время, думая о том, что происходит, я думаю, что общество, которое поддерживает столь сильного и мощного президента, взяло на себя тоже ответственность за судьбу России, оно сейчас не может так легко отказаться. Многим казалось, что сейчас, когда цены вырастут, рубль упадет, общество быстро откажется от Путина и от имперских каких-то амбиций.  Оно не отказывается, вы заметили? Я думаю – почему? Это происходит потому, что может быть стыдно, может быть неловко, потому что мы участвовали во всем этом, и в "Крымнаш", и в донбасских событиях, и в том, чтобы отгородить себя от мира, чтобы стать империей. В последнем номере Людмила Алексеева говорит такую фразу о том, что империя не может быть демократической, мы распрощались с демократией, может быть, навсегда. Разве может страна, у которой 2%, может быть сегодня меньше, ВВП мирового, считаться империей? Просто даже смешно говорить об этом.

    Елена Рыковцева: Она не может считаться, но она может считать себя империей.

    Юрий Пилипенко: Может быть, считать себя империей, для кого-то это очень важно. Мне казалось, что лучше быть не империей, а быть страной открытой, быть страной демократической, быть страной свободной, не называя себя империей. На мой взгляд, когда нас окружали друзья или партнеры, нам жилось приятнее, чем сейчас, когда мы перессорились фактически со всеми. Не знаю, кто у нас сейчас в друзьях. Со всеми, кто десятилетия, столетия были друзьями, уже перессорились.

    Елена Рыковцева: Вы сказали, что огораживают общество, но и внутри этого существует отдельно огородка для президента Российской Федерации. Ваше издание сможет узнать, что он женился или нет? Конечно, если они сами не захотят об этом сказать.

    Юрий Пилипенко: По крайней мере, мы ничего выдумывать не будем – это точно. Если у нас появятся такие документы, как по Путиной, то мы попытаемся их опубликовать. Может быть фотографии, может быть факты, может быть что-то еще. Но мы не ставим целью ждать, когда Путин перестанет быть холостым президентом. Потому что мне, честно говоря, искренне хочется, чтобы Путин обрел половинку. И знаете, почему? Потому что, мне кажется, когда Владимир Владимирович будет в семье, рядом с ним будет жена, мне кажется, он станет добрее.

    Елена Рыковцева: Только не забывайте, что до 2013 года жена у него была, но добрее он не был. Значит, должна быть не просто жена, а такая жена, с которой он стал бы добрее.

    Юрий Пилипенко: Россия очень щедрая.

    Елена Рыковцева: Давайте посмотрим опрос, что говорят москвичи, интересует ли их семья Владимира Путина?

    Интересует ли вас семья Владимира Путина?i
    X
    Святослав Леонтьев
    03.02.2016 13:42
    Москвичи и гости столицы отвечали на вопрос Радио Свобода: Интересует ли вас семья Владимира Путина?

    Елена Рыковцева: Мне больше всего понравились слова: "Не вся правда нужна нам, простым обывателям".

    Юрий Пилипенко: Когда не договаривают или не говорят о семье, можно позволить себе недоговаривать или говорить не всю правду о других событиях. Вчера нам стало известно, что исполняющим обязанности губернатора Тульской области назначен Дюмин. Официальные СМИ сообщили, что этот человек трудился замминистра обороны и замначальника штаба сухопутных войск и все, вроде бы хорошая должность. Об этом "Комсомольская правда" сообщила. А другие СМИ, которые хотят больше понять, они сообщили следующие факты, что этот человек работал в ФСО, что он сопровождал Владимира Владимировича какое-то время и сидел на переднем сиденье его автомобиля как адъютант – это первое. Второе: что он принимал активное участие в спасении Януковича.

    Елена Рыковцева: Или в его похищении.

    Юрий Пилипенко: Или так. Дальше: что он вратарь той самой ночной хоккейной лиги, играет в одной команде с Владимиром Владимировичем. Единственное, что я не понял, какое отношение он имеет к Тульской области, почему это произошло. Может быть, это неплохой человек, почему вдруг, за какие заслуги? У него опыт хозяйствования есть, может быть в качестве адъютанта он выполнял хозяйственные функции и так далее. Понимаете, сколько правды от нас скрыто. Я даже не понял, в связи с чем и почему вдруг он стал замминистра обороны, человек, который всего лишь в Федеральной службе охраны поработал. Неужели этого достаточно, чтобы стать замминистра обороны. И через несколько месяцев он становится еще и.о. губернатора. Вот это потрясающе – вот она цена не всей правды или всей неправды.

    Елена Рыковцева: То есть он оказал какую-то услугу, которая считается очень ценной. Мы не знаем, какую услугу, оказанную им, они решили вознаградить?

    Юрий Пилипенко: Я потом взял и посмотрел всех военных крупных, генералов, маршалов, которые возглавляли области, и пришел к одному выводу, что за исключением Евкурова, который достаточно давно находится в Ингушетии, все генералы, которые возглавляли, – Шпак, потом Громов, Московская область, Калининградская область, Ульяновская область, был генерал очень известный Шаманов, все они абсолютно ничего выдающегося не сделали в своих областях, потому что, видимо, это две разные профессии – генерал русской армии и губернатор, мне кажется, это просто несовместимые вещи. Но при этом многие из них отметились коррупционными замашками – это факт.

    Елена Рыковцева: И они же не объяснили, почему предыдущий губернатор взял и подал прошение об отставке. 

    Юрий Пилипенко: Владимир Владимирович, когда пригласил Дюмина и Груздева, в этом разговоре произнес такую фразу, что по семейным обстоятельствам, что у него дочка маленькая, что он хотел бы ближе быть к Москве, мы ему ищем работу, работа ему будет предоставлена. Это человек с хорошим опытом, он просто хочет в семье быть.   

    Елена Рыковцева: Я рада за Груздева. Когда-то он подарил чашку моей дочке, когда она пошла в первый класс. И детскую площадку недалеко от дома построил. Так что вернется в Москву, будет дарить чашки московским школьникам.

    Юрий Пилипенко: И сеть "Седьмой континент" он нам подарил.

    Елена Рыковцева: Да. Пусть возвращается и продолжает дарить. А с этим замечательным назначением посмотрим, чем закончится. Андрей из Подмосковья, здравствуйте, говорите, пожалуйста.

    Слушатель: Добрый вечер. Я хотел бы сказать свое мнение, что, во-первых, мы привыкли, что все публичные люди имеют семью, рассказывают. Людей располагает, какой он добрый, хороший или плохой. Поэтому здесь нужно президенту, чтобы его личная жизнь была известна всему люду нашему. Хотелось бы по поводу детей. Все вещи, которые мы читаем, отдых, учеба, огромные деньги в МГУ. Хотелось бы знать, почему это без конкурсов, на деньги наших налогоплательщиков. Так не должно быть.

    Елена Рыковцева: Да, перед очередной пресс-конференцией Путина вышло очередное расследование о Тихоновой, вопрос так и звучал примерно, что там очень много проектов разных интересных, связанных с этим именем. Он говорил, что к ректору МГУ обращайтесь, не виноват Путин, что ректор МГУ раздает интересные проекты таким-то способным женщинам. И у Маши интересные проекты, любопытные, связанные с деньгами заграницами, обозначенные в журнале "Нью таймс". Ведь Путин не виноват, что она их получает у кого-то.

    Юрий Пилипенко: Книга в соавторстве написана...Мы тоже писали об этом.

    Елена Рыковцева: Что же касается ответов прохожих, которые говорят, что им неинтересно, вы знаете, тут очень простая история: нужно определенное мужество, чтобы сказать – меня интересует жизнь нашего президента. Я, например, имею такое мужество. Не каждый коллега скажет, что мне интересно, на ком он женат. Очень многие стесняются проявлять интерес к такого рода вещам. Есть люди, которые стесняются сказать, что они смотрят программу Корчевникова, "Прямой эфир" какой-нибудь или шоу Малахова, где речь идет о звездных разводах. Они их смотрят тихонечко, потом выясняется, что они осведомлены о деталях этих разводов, но это как бы признак того, что ты немножко ниже, чем ты хочешь, чтобы о тебе думали, поэтому ты об этом не говоришь.

    Юрий Пилипенко: Кстати, любопытно было бы, если бы Корчевников и Малахов, они же так следят за любой новостью из частной жизни людей, если бы они эту тему просто пообсуждали.

    Елена Рыковцева: Да, просто пообсуждать: какие есть версии, какие фотографии?

    Юрий Пилипенко: Может быть, мы больше узнали бы о нашем президенте. Мы знаем, что он умеет дружить, не сдает своих друзей – хорошая человеческая черта.

    Елена Рыковцева: В субботу к Малахову пригласить друзей на эту вечеринку. Давайте помечтаем хотя бы с вами об этом. Кстати, вернемся к этому фильму Би-би-си, я хотела бы с вами как со специалистом поговорить об этом подробнее. Потому что когда зашла речь о дворце в Геленджике, о котором вы много писали, что ответил Песков? Он сказал: "Да он там ни разу не был, в этом дворце". А ведь молва не приписывает этот дворец Владимиру Путину, молва говорит, что там живет Алина Кабаева с двумя детьми, он вполне мог его не посещать.

    Юрий Пилипенко: Он мог не посещать, он  оформлен был, и это известно, на другого человека, который пароходство какое-то возглавлял, фамилию не помню. Это все приблизительно то же, о чем мы с самого начала говорили. Сейчас все можно на кого угодно записать, сейчас можно этим людям поменять фамилии, при этом всем этим фактически управлять или владеть – вот же в чем дело. Почему нельзя об этом вообще говорить, почему у нас запрещено, почему это неинтересно журналистам нашим? Я не понимаю. То, что людям неинтересно, может быть неинтересно, но мне кажется, здесь некое лукавство есть.

    Елена Рыковцева: Это интересно тем журналистам, которым разрешено об этом говорить – вам, "Новой газете", "Ведомостям". Федеральным журналистам об этом говорить запрещено, им это может быть сколько угодно интересно, но они не могут об этом говорить. Вы видите, чем закончилась история с сюжетом НТВ, они так же не могут говорить ни о каких дачах Путина. Я, кстати сказать, перепутала, не Песков сказал, что он никогда не был в этом дворце – это был Дмитрий Киселев, который сказал, что он никогда не был в этом дворце. А Дмитрий Киселев под кроватью сидит в этом дворце и знает, кто там бывает, а кто не бывает. Поэтому все, что могут государственные журналисты – это отмазывать Владимира Путина от таких обвинений, которые ему предъявляет этот фильм Би-би-си. Давайте послушаем Сергея из Брянска.

    Слушатель: Конечно, нас интересует личная жизнь нашего президента. Я из Брянска, провинциальный житель, но часто бываю в столице, в связи с этим мы обращаем внимание на нашу областную власть. Брянский губернатор сейчас бывший под следствием, заместитель губернатора сегодня арестован. Мы видим, что у нас цены в городе постоянно растут, мы видим, что у нас дорог нет, в школу ребенка привести невозможно – вода по щиколотку. Мы просто утопаем в грязи, но никто на это не обращает внимание, ни власть местная, ни федеральная. Все занимаются каким-то пиаром, мы видим какие-то непонятные игры, которые связаны с предстоящими выборами, еще какими-то личными инсинуациями, вопросы простые, бытовые уходят на второй план. Кроме того, сейчас мы видим по Брянскому региону страшнейшее сокращение предприятий. Не хочу наводить тоски какой-то, но ситуация плачевная.

    Юрий Пилипенко: Возьмите сегодня, послушайте новости или Второго, или Первого канала, что вы поймете, что 80% информации – это информация, которая не имеет никакого отношения к Российской Федерации прямого. Это будет Украина, это будет Сирия, мигранты в Европе, девочка замусоленная, якобы изнасилованная и так далее. В конце будет один, максимум два небольших сюжетика о том, что там крыша протекает, там не почистили, а там столкнулись, авария. Что касается экономического состояния – ноль, не говорят. Кстати, известно или неизвестно  вам, я не слышал по федеральным каналам о том, что последние замеры общественного мнения, которые Левада-центр провел, они показали, что уже сдвинулась с мертвой точки цифра 86 знаменитая, оказывается, 82. А 49% уже понимают, что ситуация в последние месяцы в России ухудшается экономическая – это достаточно много. По-прежнему такой скалой стоят те люди, как Левада-центр объясняет, самая необразованная часть общества, они стоят намертво, поддерживают.

    Елена Рыковцева: Нам плохо, потому что пакостит Америка, это не политика Путина, а потому что нам вредит весь мир.

    Юрий Пилипенко: Нам так сообщают каждый раз, когда все это растет, как только чуть-чуть изменилось, что же здесь такого, понятно, что меняется ситуация, это же не может быть вечным, уже об этом молчат.

    Елена Рыковцева:  Я получила вчера письмо из Челябинска, мне пишут, человеку, который не репортер, не расследователь, мне пишут отчаявшиеся совершенно люди, что их под Челябинском травит медный рудник, там может быть жуткая экологическая катастрофа. Они бьются, посылают письма, что делать с этим? Ни один федеральный канал, конечно, этим заинтересуется. Видите, сколько запретных тем – нельзя про Россию, нельзя про жизнь президента. Это же увязанные вещи. Все время какие-то выгородки – этого нельзя, того нельзя.

    Юрий Пилипенко: Премьер-министр прокатился на "Кирюше". Он побывал на выставке, сел за руль удивительной сельхозтехники и прокатился на "Кирюше". Это все выглядит настолько смехотворно, настолько карикатурно, что премьер-министр каждый раз оказывается в тех местах, детский сад, выставка какая-то, класс какой-то, премьер-министр великой страны и делает вид, что он чем-то руководит и чем-то управляет.

    Елена Рыковцева: Все-таки поговорим об этом фильме Би-би-си, он произвел очень сильное впечатление на элиту кремлевскую. Это тот редкий случай, когда они постарались его не не заметить. Сначала они отпихнулись, Песков сказал "бред", а потом все-таки они натравили Киселева на это дело, поподробнее рассказали, описали, надо было разоблачить этот фильм в деталях, красках, лицах. Вы его неубедительность видите в чем? Потому что на самом деле собраны те же вещи, о которых говорила русская пресса, которой разрешалось это говорить. В чем вы видите его дефектность?

    Юрий Пилипенко: Мне показалось, что он очень сделан, во-первых, поспешно. Такое было впечатление, что это нужно было выдавать сейчас. Я не понял, правда, с чем это связано, я никак не связываю это с тем, что именно в эти же дни проходил Совет по противодействию коррупции в России, я думаю, вряд ли. Мне не показался ни один факт убедительным и доказательным. Неужели эти откровения близкого православного так называемого олигарха, который сказал: конечно, я все знаю, мои дети играли с детьми Путина. Это факт может быть убедительным, в том, что Путин владеет какими-то тайными несметными богатствами? Или костюм за три тысячи долларов спортивный, как вычислили журналисты Би-би-си, что он играет решающее значение в этом смысле. Мне показалось, что на самом деле не было убедительно. Хотя там выступал Шубин, его интервью, как я понял, было записано еще полгода назад или летнее интервью, раньше было сделано, даже в его комментарии я не заметил ничего, чтобы убедило кого-то, не знаю, Запад убедился в этом или нет, что он какими-то богатствами владеет. Поэтому мы сделали такой комментарий, что всерьез этот фильм воспринимать нельзя. Реакция кремлевских журналистов, мне кажется, и не могла быть иной по этому поводу.

    Елена Рыковцева: Каким вы видите развитие ситуации с Рамзаном Кадыровым? Вы сегодня этому посвящаете материалы. Эта ситуация, когда шуточки, прибауточки, в оптическом прицеле люди живые, оппозиционеры, которых он публикует, которых он так пугает и потом говорит, что они трусы, почему бы их не напечатать в прицеле винтовки. Что вы скажете об этом.

    Юрий Пилипенко: Мне кажется, что на самом деле Рамзан Кадыров выступает в качестве такого всероссийского человека, который будет пугать тех, кто не согласен с официальной позицией, он и его команда, как мы теперь прекрасно понимаем, что там целая бригада работает людей не глупых, там работают его министры, его пресс-служба, председатель парламента, они все в одной увязке. Мне не столько это любопытно, ничего удивительного в этом нет, он всегда очень был активен в социальных сетях, каждую неделю, я нередко это на редколлегии подчеркивал: ребята, смотрите, там работают очень хорошо его пропагандисты. То есть каждую неделю они выдают какую-то новость, которую подхватывают абсолютно все. До поры до времени это были невинные новости, помните фотографию в кабинке с Тиной Канделаки и так далее. Но сейчас все, что происходит – это связано уже с политикой, с большой политикой, человек ощущает все больший и больший раж, входит в это состояние. И он вдруг почувствовал, что можно собственно играть роль пугала всероссийского, который будет пугать всех и вся, кто как-либо высказывается против него лично или против Путина. Это некая проверка на вшивость общества – боимся, не боимся. На вшивость журналистов, которые что-то говорят против него. Я вспоминаю времена сталинские, был же Берия, был человек, который собственно играл роль подобную, которого все должны бояться, упоминание одной фамилии вызывало дрожь и так далее. Да, это все в генах наших людей должно сидеть и оно, мне кажется, сидит. Многие это чувствуют, понимают. На самом деле даже те, кто вывешивает таблички "Кадыров – патриот России", мне кажется, они сами подвержены страху. Ходят же слухи, что через некоторое время Кадыров может оказаться в кресле или министра внутренних дел, или премьер-министра и так далее.

    Елена Рыковцева: Вы сегодня как раз эти варианты обсуждаете в своем издании.

    Юрий Пилипенко: Мне кажется странным, что такая реакция Кремля на все эти вещи. Многие люди, в том числе и Песков, и Федотов говорят: да что вы там увидели, что вы там выдумываете – это метафоры, это шутки. Как к этому можно относиться после всего, что уже произошло, и с Немцовым, и с Политковской? Как можно к этому как к шуткам относиться? Единственное, кто-то высказал, что после того, как под прицел попали Касьянов и Кара-Мурза младший, их уж точно не убьют, потому что сразу станет понятно, откуда пуля летела.

    Елена Рыковцева: Какая ерунда. Сколько, кажется, понятно было с этими пулями, но пока ни приговоров, ни заказчиков не найдено.

    Юрий Пилипенко: Создать пелену страха – это главное, чем, мне кажется, занимается Кадыров, его команда. Они в этом смысле ребята, которые очень далеко продвинулись, они эту роль исполняют хорошо. Но то, что ни Следственный комитет, ни  сам Владимир Владимирович Путин не дает какой-то оценки этому – это, мне кажется, очень плохо.

    Елена Рыковцева: Что это означает, что его это устраивает или что он не хочет связываться, пусть развлекается?

    Юрий Пилипенко: Я не думаю, что его это устраивает, я думаю, что в сегодняшней ситуации, когда такая непонятка в стране, что будет с будущим, как себя общество поведет в ситуации, когда уровень жизни катастрофически падает, на всякий случай неплохо иметь такого человека, который, возможно, в какой-то ситуации исполнит некую роль, которая пригодится. И это самое неприятное.

    Елена Рыковцева: Символично очень за нашими спинами все время маячит кадр, как Владимир Путин с Людмилой Путиной идут голосовать, к ним пристроилась какая-то девушка, ее много лет выдавали за дочь Владимира Путина, но они отрекались все время, что нет, это не дочь. А кто, так и непонятно. От нехватки информации такие вещи и возникают.

     



    Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.


    О чем говорят в сети