26 июня 2016

    Радиопрограммы и подкасты / Лицом к событию

    Преемник?

    Сказочный взлет охранника президента обсуждают Семен Новопрудский, Михаил Тульский и Валерий Отставных

    Алексей Дюмин
    Алексей Дюмин

    Мультимедиа

    Звук

    С какой стати сотрудник ФСО был сначала назначен заместителем министра обороны, а потом и губернатором Тульской области? Правда ли, что Путин готовит для него еще более широкие перспективы, вплоть до президентских? Обсуждают заместитель главного редактора издания "Банки.Ру" Семен Новопрудский, политолог Михаил Тульский и блогер из Тулы Валерий Отставных. Ведущая Елена Рыковцева. 

    Елена Рыковцева: Мы обсуждаем сегодня совершенно неожиданное назначение, которое случилось в Тульской области. Представляю вам гостей нашей программы: с нами Семен Новопрудский, заместитель главного редактора интернет-издания "Банки.ру", с нами на связи Михаил Тульский, политолог, с нами Валерий Отставных. Вы, наверное, знаете, что всплыла в разговорах, в оценках эта версия, что это преемник. Чем она вызвана?

    Семен Новопрудский: Понятно, что в России политика остается абсолютно герметичной, основана в значительной степени на гаданиях. Человек, который делает столь странную зигзагообразную карьеру даже по нынешним временам, хотя можно привести в каком-то смысле назначение Холманских полпредом. Человек, которого Путин знал лично, который не имеет при этом ничего общего с той карьерой, которая у него сейчас, который шел по совершенно другой линии, человек, который не имел никакого опыта госуправления и который, главное, совсем недавно был назначен заместителем министра обороны.

    ПОЛНАЯ ВИДЕОЗАПИСЬ ЭФИРА

    Елена Рыковцева:  Имеется в виду Дюмин, не был назначен заместителем министра обороны Холманских.

    Семен Новопрудский: Холманских тоже человек, который, что называется, всплыл ниоткуда, возник в публичной политике как человек, который пообещал лично бороться с оппозицией, когда были акции протеста. Нынешний исполняющий обязанности губернатора Тульской области ничего такого не обещал, но тогда получается, что формально это очень сильное понижение. При этом это человек, который имеет личные, производственные отношения с Владимиром Владимировичем Путиным, это действительно, что называется, выглядит как лично его назначение. При этом опять же Тульская область никогда не выглядела как область, к которой Кремль относился как к принципиальному форпосту, чтобы туда назначали людей, которые должны быть лично преданы президенту.

    Елена Рыковцева: Теперь объявили, что это оборонный щит России.

    Семен Новопрудский: Понятно, что начинаются трактовки. Ясно, что когда назначается человек, про которого говорят, что он был личным адъютантом президента, когда она был, правда, премьер-министром, про которого говорят, что он участвовал в операции в Крыме, вдруг он становится губернатором области, которую вдруг стали считать суперщитом.

    Елена Рыковцева: Этот "Уралвагон" разворачивался у нас на глазах, вся эта поддержка, все эти митинги, демонстрации, мы поняли, за что человека отблагодарили. Этот же был в тени, мы его биографию узнали только вчера из газеты "Коммерсант" подробно. Давайте ее послушаем.

    Дюмин Алексей Геннадьевич родился 28 августа 1972 года в Курске. Работал в управлении Службы безопасности президента РФ (подразделение ФСО), последняя должность – заместитель начальника службы Виктора Золотова. Занимался обеспечением безопасности Владимира Путина на публичных мероприятиях. В 2014 году получил звание генерал-майора и возглавил Силы специальных операций – закрытое подразделение, сыгравшее одну из ключевых ролей в операции по присоединению Крыма к России. По данным источников “Ъ”, именно под его руководством была разработана и проведена в ночь на 23 февраля 2014 года экстренная эвакуация экс-президента Украины Виктора Януковича в Россию. Затем занимал должность начальника Главного штаба – первого заместителя главнокомандующего сухопутных войск Олега Салюкова. С 24 декабря 2015 года был заместителем министра обороны России Сергея Шойгу, курировал департаменты строительства, жилищного обеспечения, имущественных отношений, экспертное управление, главное военно-медицинское управление.

    Генерал-лейтенант. Герой России. Награжден орденами "За заслуги перед Отечеством" III степени, Мужества. Увлекается хоккеем, вместе с Сергеем Шойгу выступает за любительский хоккейный клуб "Бриз". Вратарь Ночной хоккейной лиги (НХЛ), участвовал в гала-матчах Ночной хоккейной лиги с президентом РФ Владимиром Путиным.

    Председатель попечительского совета НХЛ. В 2012-2014 годах был советником президента хоккейного клуба СКА Геннадия Тимченко. 

    Елена Рыковцева: Там же самое главное достижение его, что он очень много шайб пропускал в ворота.

    Семен Новопрудский: Про это можно шутить, но мне кажется, не хоккей главная причина, хотя она говорит о близости на самом деле, потому что в хоккей случайные люди давно уже с президентом не играют.  Важна вот какая вещь: посмотрите на дату, когда этот человек был назначен заместителем министра обороны. Едва ли в декабре человека назначают заместителя министра обороны с прицелом, что через два месяца его вдруг сделают губернатором.

    Елена Рыковцева: Что же могло случиться?

    Семен Новопрудский: Действительно те предположения, которые появились, что, возможно, назначение Дюмина губернатором Тульской области – есть начало его существенной политической карьеры. Именно поэтому они и возникли, потому что понятно, что это действительно любопытный зигзаг. Все, кто про него говорит, говорят, что это человек, который беспрекословно выполняет любые приказы, безусловно, имеет хорошие навыки охранника, хорошие навыки человека по спецоперациям. Почти нет сомнений в том, что если власть в России будет передаваться в результате каких-то событий, связанных с действиями самой власти, а не дай бог, политических потрясений извне, то это, конечно же, будет спецоперация.

    Елена Рыковцева: Я предлагаю обратиться в Тулу к Валерию Отставных. Вот сидит у вас губернатор Владимир Груздев, хорошо работает, никого не трогает, человек исполнительный, единоросс, не оппозиционер, какие-то даже плюсики в области наметились во время его правления. Он собирался идти на выборы, он не собирался никуда уходить. У него родился ребенок, но ощущение, что он узнал об этом от Владимира Путина, который ему порекомендовал поехать с ним нянчиться в Москву.  А вам в одночасье приводят нового губернатора, совершенно непонятно, откуда он взялся, почему его вытащили из заместителей министра обороны. Как вы это воспринимаете? Жалко ли вам Груздева по-человечески?

    Валерий Отставных: Поскольку я журналист и общественный деятель помимо всего прочего, мне хотелось бы на уровне не эмоций, а рациональных аргументов и фактов объяснить, как я вижу ситуацию. Дело в том, что Груздев Владимир Сергеевич давно хотел уйти из Тульской области – это не секрет. Последние месяцы прошли просто на чемоданах, постоянно местная пресса писала – уйдет или не уйдет. Песков был вынужден постоянно говорить, что нет, Груздев никуда не уходит.

    Елена Рыковцева: И сам Груздев говорил, что он никуда не уходит, готовится к выборам. Местная пресса могла его как угодно провожать в дальний путь, но сам-то он не собирался, он таких планов не строил.

    Валерий Отставных: Дело в том, что из инсайдерских источников, из его поведения было понятно, что он тяготится этой должностью, на которую он назначен, он не хотел в Тулу ехать, но его назначили. Оставался он здесь лишь только потому, что так хотел Путин. Но вдруг неожиданно 2-го числа после 16.00 все туляки и вся Россия узнала о его отставке. Я вам больше того скажу, об этом не знают ваши радиослушатели: в этот же вечер, примерно в 5-6 часов вдруг неожиданно пошли социальные выплаты многодетным матерям в Тульской области, я знаю на примере семьи моих друзей, у которых семеро детей, шестеро из них получают пособия от государства, им выплачивали всегда деньги траншами, кусочками, то есть начиная с 7-го числа, потом 15-го, потом в другие дни. Здесь же выплатили за один вечер все деньги за февраль, на всех детей, плюс закрыли все долги. Я на этом основании делаю вывод, что решение о зачищении Груздева – это не отставка, это не добровольный уход, это зачищение произошло буквально в последние дни, в последние часы то есть решение было принято. Относительно того, почему это произошло, мое мнение заключается в том, что Путин сейчас боится даже тени неповиновения, тени какого-то критического отношения к себе и к политике своей и правительства со стороны региональных элит. Надо смотреть шире – это тренд. Это боязнь Путиным раскола элит, который сейчас может быть в связи с экономическим коллапсом приближающимся.

    Елена Рыковцева: Какую опасность представлял в этом смысле Груздев?

    Валерий Отставных: Он дважды за последние два-три месяца проявил нелояльность Кремлю, если вы не знаете. Во-первых, ему было велено отменить чернобыльские льготы всем. Под напором людей, я не знаю, любит ли он людей или боится людей, но точно знаю, что он очень любит пиар, как Рамзан Кадыров, он любил показать себя таким отцом области. Вошел в прямой конфликт с администрацией, с правительством по поводу чернобыльских льгот. Я думаю, что триггером спусковым его отставки послужил второй конфликт, который заключался в том, что он высказался напрямую о том, что он за то, чтобы заморозить на 2016 год, кстати, он не один такой губернатор, кажется, ульяновский тоже об этом заявил, заморозить плату за так называемый капитальный ремонт. Это просто поборы, все знают, что такое плата за капремонт. Ее предложено увеличить в 2016 году, Груздев категорически против. Я думаю, это послужило последним толчком для того, чтобы господин Путин пошел на смену Груздева. Очень важно, кого он назначил. Он назначил человека суперлояльного – это не просто телохранитель, это не просто человек из ближнего окружения его, который, как вы правильно заметили, непонятно, как оказался в этой среде. Из той биографии, которую вы прочитали, ключевое слово – Тимченко, питерский спортивный клуб армии, хоккей. Я думаю, что это сын одного из приближенных людей к Путину. Потому что в 43 года генералом стать невозможно и попасть в 20 с чем-то лет не просто в ФСО, а в службу безопасности президента просто так без блата невозможно.

    Елена Рыковцева: Вы считаете все-таки, что причина всей этой замечательной истории была в том, что нужно было убрать Груздева и поэтому хватали кого попало лояльного, или все-таки первопричина в том, что нужно было продвигать этого человека, возможно, с прицелом на будущие выборы, поэтому просто зачистили Груздева, чтобы освободить место?

    Валерий Отставных: Чем этот человек отличается от Груздева? Не просто тем, что он был в службе безопасности. Кстати, телохранитель Коржаков тоже был в службе безопасности, тоже разругался с Ельциным, тоже приехал к нам в Тулу. Он мог бы до гроба избираться от Тульской области, Коржаков. Написал книжку разоблачительную еще при жизни Бориса Николаевича, давал интервью разоблачительные, когда Ельцин был действующим президентом. Дело в том, что, как явствует из бэкграунда, он повязан, как Рамзан Кадыров повязан с Путиным кровью, то есть он повязан спецоперацией по эвакуации Януковича и по захвату,  по аннексии, агрессии в Крыму. Я думаю, что он наследил в Донбассе. Ему просто некуда бежать. Я не знаю, он является фигурантом санкционных списков или нет. Но пути ему на Запад все равно отрезаны.

    Елена Рыковцева: Хороший вопрос, это надо было бы проверить. Михаил, вы считаете, эта версия с преемником – хоть что-то в ней есть или совсем абсурд?

    Михаил Тульский: Мне кажется, ничего в ней нет. Мне кажется, что у Путина нет преемника, и он его не готовит и не будет никогда преемника, Путин собирается сидеть вечно на своем троне до гробовой доски и совершенно не думает о том, чтобы кому-то передавать власть. Недаром Путин регулярно копирует Сталина, ссылается на Сталина, упоминает его в положительном контексте. Сталин тоже не готовил себе преемника и тоже собирался сидеть до гробовой доски и просидел, тоже был этим озабочен каждый день, как бы любой ценой власть навечно. Поэтому я не думаю, что у такого человека, как Путин, вообще может быть преемник. Что касается Дюмина, я не думаю, что здесь есть какой-то заговор, ничего сверхъестественного, просто Груздева, когда назначали, назначали как энергичного активного человека, который сможет организовать в Тульской области систему фальсификаций на выборах, Груздев блестяще с этим справился. Если до этого в Тульской области почти не было фальсификаций, то Груздев привез из Москвы специалистов по фальсификациям в Мосгордуму, эти люди быстро, буквально за несколько месяцев сделали тотальную фальсификацию. В каждую участковую комиссию заранее спускается протокол с нужными результатами, образец заполнения протокола, потом, не подсчитывая настоящие бюллетени, по этому образцу в момент закрытия участков рисуются нужные результаты. Эту систему практически на 100% участков Тульской области Груздев быстро очень наладил. Теперь в Тульской области Путину ничего не угрожает, все результаты, подсчет полностью контролируется. Теперь на эту прекрасную почву, на которой будет всегда положительный результат вырисовываться, назначают личного охранника Путина, на хорошее место, на удобренную почву назначают человека, который может ничего не делать, а просто сидеть и почивать на лаврах за то, что он положительно себя проявил перед хозяином.

    Елена Рыковцева: Это все-таки поощрение. Дело в том, что заместитель министра обороны повыше ступенечка, а губернатор – похлопотнее и ответственность больше. Все-таки встает вопрос о принципах назначения этих людей. Это же область, это люди, это не танки.

    Семен Новопрудский: Показательно то, как вообще мы обсуждаем эту проблему. Никто не обсуждает эту проблему с точки зрения того, станет ли лучше жить Тульская область, будет ли она лучше управляться. К сожалению, в России вся политическая дискуссия сводится к разговору, что стоит за конкретным назначением.

    Елена Рыковцева: Мы же только что объяснили, почему, потому что там нет ни одной десятой мыслей о хозяйствовании.

    Семен Новопрудский: В том-то вся и проблема, что это назначение вписывается в ту логику покинутости страны ее властью, в которой мы продолжаем жить. Понятно, что Груздев назначался в совершенно другую политическую эпоху, когда Россия так или иначе изображала стабильность, цены на нефть были высокие, даже относительно бедные регионы, а Тульская область при всем своем оборонном комплексе и, привет тулякам, великолепных пряниках никогда не была сильно богатым регионом, но по крайней мере, худо-бедно пытались сводить концы с концами. Сейчас это назначение, когда власть по-прежнему не занимается страной, но даже ее внешние пиар-усилия не направлены на то, чтобы что-то делать для страны, они направлены спасать мир, еще что-то делать.  Понятно, что ресурсов, в том числе и для того, чтобы оборонную промышленность поддерживать, становится гораздо меньше, чем было, когда назначали Груздева.

    Елена Рыковцева: То есть совершенно не интересует Владимира Путина, что будет с этой областью, когда он назначает этого человека?

    Семен Новопрудский: Конечно. Более того, когда разговоры идут о том, что что-то угрожает или не угрожает, понятно, что из Тульской области российскому президенту ничего не угрожало, не угрожает и не будет угрожать. Мне кажется, что общая экономическая ситуация такова, например, говорили про внезапную выплату пособий, сегодня есть другая история из области, далекой от Тульской, но похоже более-менее по уровню жизни – из Псковской, где не платят, задерживают пособия на детей, задним числом губернатора Псковской области Турчака, достаточно известного и назначенного ровно по тем же принципам, что и Груздев, такие бойкие люди из "Единой России", он рассказывает, что в области задним числом изменился закон и теперь социальные выплаты платятся не месяц в месяц, а с месячной задержкой, чтобы хоть как-то покрыть кассовый разрыв. То есть на самом деле денег у государства, когда назначали Груздева, было более-менее достаточно, чтобы какую-то видимость жизнедеятельности поддерживать, в том числе и в не очень богатых регионах, сейчас этих денег нет.  

    Елена Рыковцева: А нет ли такой тенденции, что назначают людей военных для подавления бунтов, например?

    Семен Новопрудский: Я себе слабо представляю ситуацию, особенно, если речь идет о Тульской области, что если, не дай бог, что-то такое начнется, вопрос будет решаться на уровне губернаторов. Я думаю, что российская власть в последние пару лет совершенно точно доказала, что  она церемониться с людьми сама по себе не будет. Другое дело, что мы никогда не знаем, есть эксцесс исполнителя с одной стороны, с другой стороны, не дай бог, чтобы повторились или были потрясения в нашей истории, ситуации, когда военные вдруг отказываются выполнять приказы. Такое бывало в российской истории в переломные моменты. Понятно, что судьба страны, если говорить о прочности власти, все равно с очень большой  долей вероятности будет решаться не в Тульской области и вообще не в большинстве российских регионов. В этом смысле, кто возглавляет Чечню, для России сейчас фундаментально более важно, чем кто возглавляет Тульскую область.

    Елена Рыковцева: Юлия, а это не оскорбительно для людей, когда вот так назначают не пойми кого?

    Юлия Александрова (журналистка из Тулы): Я читаю комментарии, которые у нас на сайте, на форуме правительства, я не заметила, чтобы люди оскорбились таким назначением. Рядовые жители опечалены, потому что они его уважали, Владимир Сергеевич к ним ездил, слушал, что большей части населения и нужно. До него таких встреч никто не проводил. Он заставил всех членов правительства завести аккаунты в "Твиттере", правительство стало доступнее. Я думаю, что часть населения опасается, что теперь такого доступа не будет. Они не знают, как себя будет вести новый губернатор. Были, конечно, негативные отзывы о нем, но больше все-таки население наше расстроено. При этом укоров, что сняли, назначили, я не видела.

    Елена Рыковцева: Нет такого формата, в котором вы можете кого-то укорять. Как они могут донести свое огорчение до Владимира Путина? В телевизор же их не пустят с их мнением.

    Юлия Александрова: На телевидение, может быть, не пустят, но есть комментарии, допустим, у нас, главное, чтобы они были цензурные. У нас есть форум, завели там соответствующую тему и стали там писать свои мнения.

    Елена Рыковцева: К вам пришел человек с такой биографией, вам же надо беспокоиться о своей судьбе в области, в городе. Вы считаете, что такая биография способствует тому, что область будет двигаться дальше и процветать, или вас настораживает то, что он не имеет к хозяйству никакого отношения?

    Юлия Александрова: Настораживает, конечно. В первую очередь все говорят об оборонке. Когда его сегодня представляли общественности, он сказал, что, естественно, продолжатся все программы социальные, выплаты. Все важные начинания, которые начал Владимир Сергеевич, они, конечно, будут продолжаться. Посмотрим.

    Елена Рыковцева: Конечно, он не скажет, что я сейчас же прекращу платить.

    Юлия Александрова: Почему он должен прекращать платить?

    Елена Рыковцева: Не должен, конечно. Не только в этом же функция губернатора продолжать выплачивать то, что положено выплачивать. Ваша версия, почему его взяли и назначили в Тульскую область?

    Юлия Александрова: Трудный вопрос. Я тоже смотрела биографию, не очень поняла, почему именно его. Если у нас президент назначает, наверное, он должен назначать того, кому он доверяет. Человек, связанный с Министерством обороны, соответственно, он в первую очередь будет заниматься оборонным комплексом.

    Елена Рыковцева: Давайте мы посмотрим опрос, который провели сегодня на улицах Москвы, задавали вопрос людям: если Владимир Путин кого-то назначит преемником, то кто это будет?

    Елена Рыковцева: Я добавлю сюда ответы с нашего аккаунта "Твиттера", спрашивали тоже сегодня читателей: если бы Путин назначал себе преемника, кого бы он выбрал? Один человек шутит: "Наверное, Ельцина, больше у него вариантов нет. Любой другой его тут же посадит". Следующий вариант – Медведева. Неожиданно появился вариант – Грызлова. Шойгу, Ротенберг. Пишет Александр: "Принимаю пари, что это вполне может быть новый губернатор Тульской области". Сергей пишет: "Скорее всего, это человек, о котором говорят мало. Как пример – назначение губернатора Тульской области". То есть имеется в виду эффект неожиданности. "Эфэсбэшника или наоборот ни в коем случае не эфэсбэшника?" – размышляет еще один наш слушатель. "Двойники вроде не кончились", – еще кто-то говорит нам, что зачем преемники, если есть двойники. Кадырова, Чайку, Шувалова, себя, своего клона, Медвежонка (имеется в виду Дмитрий Анатольевич). "Напомните, в какой статье конституции упоминается о преемнике? Кто это вообще?" – резонно задает нам вопрос еще один наш читатель. Шойгу, Владислав Сурков, Матвиенко, Кабаева, Кадыров. Вот наши ответы сегодняшние в "Твиттере".

    Семен Новопрудский: Проблема состоит в том, что нынешний российский президент был в некотором смысле Дюминым в 1998 году. То есть человек, которого никто совершенно не ожидал увидеть в качестве преемника. Другое дело, что он шел в президенты с поста премьер-министра, а не с поста губернатора.

    Елена Рыковцева: Так у этого тоже все впереди.

    Семен Новопрудский: С другой стороны мы, к сожалению, вынуждены вести разговоры в таких категориях, потому что главная проблема российской власти, что до сих пор нет никакого легитимного механизма ее сменяемости, именно поэтому такая большая проблема, именно поэтому вполне себе молодые люди говорят, что если будет смена власти, то это будет война. Хотя в России была одна смена власти формальная, у нас был все-таки третий президент, а потом опять стал второй, никакой войны не было тогда. Была маленькая победоносная война с Грузией, но никто не думал, что она будет масштабирована, к великому сожалению. На самом деле проблема состоит в том, что вообще говоря, при том, что есть довольно большой процент людей, которые действительно поддерживают нынешнего российского президента, хотя все больше людей перестают поддерживать российское правительство, которое возглавляет премьер-министр и главный кандидат в преемники, судя по опросам, все больше людей понимают, что страна движется в неправильном направлении, что в стране есть кризис. Правда, сопоставлять наличие экономических проблем с реальной политикой власти у нас народ не очень пока, к сожалению, научился, то есть полагают, что никогда мы не жили так плохо, как при Обаме. Но проблема состоит в том, что действительно это очень большая проблема, сама власть надеется решать вопросы о власти среди себя, при том, что у нас по конституции демократическая республика, при том, что у нас есть президентские выборы. Это очень большая проблема, потому что понятно, что ответственность в силу того, как у нас устроена власть, на президенте огромная, даже если не связывают люди с ним ухудшение своей жизни. Ситуация, когда можно было бы пиариться за счет роста доходов, благодаря тому, что нефть сама перла, извиняюсь, можно было ничего не делать, кончилась. Даже если теперь нефть существенно повысится в цене, к чему нет больших предпосылок, что в ближайшее время она сильно вырастет – это уже не поможет фундаментально российскому бюджету. То есть наступают принципиально иные времена. Если раньше российская власть существовала для того, чтобы можно было строить из себя успешных внутренних правителей, теперь власть подает себя как власть, которая способна решать мировые проблемы. Хотя, я думаю, что на примере Сирии мы скоро увидим, что она их способна решать точно не лучше, чем она их решила в Украине.

    Елена Рыковцева: В Сирии успехов, судя по их отчетам, больше, чем в Украине.

    Семен Новопрудский: Если считать успехом, что сидит нравящийся нам президент, который как не контролировал свою страну, так и не контролирует, то да, в этом смысле можно сказать, что мы успешны. Беда в том, что мы говорим не о развитии страны, не о каких-то мерах по выходу из кризиса, не о том, что делать содержательно с Россией, а пытаемся вообще вести разговор в таких категориях. Действительно, простого выхода из этой ситуации не существует. Существует вопрос пожизненного президента, ребята шутят про биороботов, про клонирование. В каждой шутке, в каком смысле есть доля правды, в том смысле, что российская власть задумала себя как вечную, а в реальности она вечной не будет.

    Елена Рыковцева: Я хочу еще раз обратить внимание на то, что все что угодно могут говорить люди на улицах, но никого из них не возмущает постановка вопроса, и все они прекрасно понимают ее так, когда мы спрашиваем, кто будет преемником – кто будет следующим президентом, только так, а не иначе. Ни один из них не сказал: это же мы будем выбирать, вы что такое спрашиваете? Нам же выбирать, мы решим на выборах, мало ли что они нарешают. Нет, такого, конечно, не говорят. Михаил, у вас какие мысли по поводу всех этих версий и теорий, которые излагают слушатели и прохожие?

    Михаил Тульский: Во-первых, я бы не согласился с тем, что вы говорили, что якобы замминистра обороны – это должность более важная, чем губернатор. Конечно, бюджет Минобороны почти два триллиона, но замминистра, особенно в современной России, практически не влияет на расходование этих средств. А тут человек получает фактически в личное распоряжение 70-80 миллиардов рублей бюджета Тульской области – это довольно неплохо для человека, который был всего лишь каким-то охранником Владимира Путина, очень даже прекрасно, и человека, который в Министерстве обороны тоже практически ничем не распоряжался. В Министерстве обороны в основном распоряжаются Иванов и Чемезов и отчасти Шойгу, замминистра не играет в распределении финансовых потоков никакой роли. Тут человек реально 70-80 миллиардов в год имеет возможность распоряжаться, как он захочет. Это довольно хорошее повышение и довольно хорошая благодарность за то, что человек лично понравился Путину. Вот суть этого назначения и ничего более.

    Елена Рыковцева: Валерий, то, о чем мы говорим, вот эта модель, что кого мы назначили, того и будет президентом, она ведь будет осенью опробована на вас в очередной раз в Туле, потому что вы его выберете. Он пойдет на выборы, как губернатор, про которого никто ничего не понимает, откуда он взялся, какие бы ни были его успехи, вы же, наверное, не сомневаетесь в том, что он одержит победу на тех выборах, куда он, конечно же, будет допущен. Или сомневаетесь?

    Валерий Отставных: Я хочу на ваш вопрос ответить, что первично – отставка Груздева или назначение телохранителя Дюмина. Конечно, назначение телохранителя Дюмина. Путин находится в состоянии фобии, в состоянии паранойи,  он окружает себя телохранителями. Я не согласен с коллегами, которые говорят, что ничего не угрожает в регионах. Когда жрать будет нечего народу, они или помрут, или выйдут на улицу. Здесь нужен человек, который проводит спецоперации, здесь нужен человек, который может выйти и разрядить обойму в толпу. Поэтому и назначается такой человек. Регион тульский – это не Иваново и не Владивосток, это стратегический регион, здесь стоят элитные военные части, здесь ВДВ, здесь оборонка, здесь строят те самые "Грады", "Смерчи", ракеты, системы залпового огня, которые воюют в Донбассе и других гибридных войнах. Их нужно держать под контролем, и народ, и армию, и оружейное производство, поэтому назначается такой человек. У Путина из кнута и пряника остался только кнут, поэтому он может доверить его только такому человеку, который лично ему предан и пойдет за ним, как Кадыров, до самого конца. А конец, видимо, уже достаточно близок. Вы говорите, почему вы не рассуждаете о перспективах развития страны? Господа хорошие, вы посмотрите, в какой ситуации мы с вами оказались, какой хороший итог, какое развитие России? Мне кажется, время существования России идет просто уже на годы конкретные.

    Елена Рыковцева: Мы на самом деле не знаем точно – это частный случай или это явление. Вы говорите, что, возможно, это явление. Возможно, люди, которые выйдут на улицы, будут удерживаться этими губернаторами, которые приходят специально с этой целью. Но тогда это будет не единственное назначение такого рода, тогда это будет тенденция.

    Валерий Отставных: Я думаю, что это начало тренда по укреплению проблемных и стратегических регионов. Я думаю, дальше мы увидим очень любопытные назначения. Относительно выборов, пройдут выборы, напишут 90%. Тульская область давно уже Чечня номер два. Это абсолютно неинтересно, вам может быть интересно, Навальному, кто участвует в этом шоу, может быть, Касьянову еще интересно, тем, кто в  Госдуму точно попадет, так называемые оппозиционные партии. Люди понимают, что это игра идет, и набросают ровно столько Дюмину, сколько скажет Путин и Чуров.

    Елена Рыковцева: Я так не думаю. Существует какой-то процент вброса, больше которого нельзя. Если за него никто не голосует, а голосуют за какого-то другого, есть шанс, что он не выиграет. Я не о вбросах, я о том, что они действительно за него проголосуют, как голосовали за Медведева, как голосуют за того же Путина.

    Валерий Отставных: Выборы закончились в 2011 году в Российской Федерации относительно честные, больше выборов нет. Есть автократия, которая грозит превратиться в еще более жесткий режим.

    Елена Рыковцева: Вы, Семен, согласны, что зачем мы вообще говорим о выборах?

    Семен Новопрудский: Говорить о выборах в любом случае можно и нужно просто потому, что если говорить о каких-то правовых способах существования России, хотя понятно, то, что делает Россия в части международной политики, никакого отношения к праву, увы, не имеет, выборы – это единственные правовые механизмы смены власти. К вопросу о том, что когда нечего будет есть, люди начнут массовые волнения. Обычно, когда нечего есть, массовые волнения не происходят по той простой причине, что люди начинают просто выживать физически. Кстати, Солженицын сказал фразу, которая многим казалась странной, что никогда не бунтуют голодающие, бунтуют недоедающие. Проблема в том, что в России есть очевидный политический кризис. Это назначение, как бы его ни трактовали, это назначение не очень здоровой политически, мягко говоря, страны. Потому что по такой логике, какая бы она ни была, область как благодарность, это какая-то логика XVIII века. Область, которая отдана человеку, способному на спецоперации – это логика крепости, которая боится нападения, находится в осаде. Логика назначения, чтобы человек пошел в преемники – это логика автократии, в которой нет нормальных демократических процедур. Как ты это назначение ни трактуй, это назначение, конечно, по своей сути не говорит о нормальности страны, политической нормальности. Но в любом случае люди имеют полную возможность не участвовать в этих выборах, понятно, что могут пририсовать явку. Я сильно сомневаюсь в том, что в России возможны честные выборы очень давно, честно говоря. Но то, что если явка будет почти нулевой или если действительно большинство реально проголосует против, даже слабый результат на выборах будет некоторым минимальным сигналом того, что люди хоть что-то сказали. В России на самом деле люди очень хорошо себя убедили: от нас ничего не зависит. Может быть, поменять сразу мы ничего не можем, но сказать, что если мы не хотим за него голосовать – мы за него не проголосуем, это пока мы еще можем сделать.

    Елена Рыковцева: Я всегда спорю в этих случаях, они все-таки голосуют за начальство. Это все равно очень высокий процент.

    Семен Новопрудский: Кстати, поэтому в России возможны демократические реформы сверху. Потому что на самом деле, какой бы ни был низкий рейтингу человека, который проводит демократические преобразования, в экономике либеральные преобразования, конечно, не будут популярны среди людей. Хотя, по большому счету, все, что мы сейчас кушаем – это наследие либо инфраструктуры и бизнес-проектов, построенных в относительно свободные 90-е годы, либо то, что мы не прогрызли с советских времен. 2000-е годы останутся в истории России как экономический ноль большой.

    Елена Рыковцева: Психологическое мы еще не обсуждали, то, о чем спросил сейчас слушатель, может ли человек, который работал охранником, быть самостоятельным лидером области. То, как Дюмин отреагировал в коротком интервью "Коммерсанту", очень симптоматично. Его спросила корреспондент, как это все случилось. Он сказал: "Совершенно для меня неожиданно, я был потрясен. Меня вызвал сначала Медведев, в этот же день меня вызвал Владимир Путин. Мне предложили, но мне в голову не пришло отказаться. Это приказ и приказы нужно выполнять". Михаил, вы считаете, если с этой точки зрения посмотреть на это назначение, можем ли мы человеку поставить в упрек, что он был охранником, поэтому он не может быть самостоятельным лидером области и хорошим? Будем ли мы его дискриминировать по части предыдущей работы? 

    Михаил Тульский: Совершенно однозначно, что он не может быть никаким самостоятельным, не может быть вообще никакой личностью, никаким руководителем, а это просто будет тень Путина, человек, который будет либо Путину, либо Иванову звонить по любому поводу и спрашивать, что делать, если вообще нужно будет что-то делать. Потому что на самом деле в Тульской области с точки зрения Путина, с точки зрения Кремля нет никаких проблем, полностью налажена на 100% участков тотальная фальсификация, тотальная рисовка результатов выборов, поэтому результат выборов гарантирован. А насчет того, что народ взбунтуется, они уверены, что народ настолько раб, что не взбунтуется никогда, они будут царствовать вечно. Вот и вся логика. На самом деле человек за хорошую работу получил такое почивание на лаврах на 10, на 20 лет, прекрасная жизнь, когда не нужно ни о чем беспокоиться, нет никаких проблем, потому что все проблемы в плане выборов Груздев укатал полностью область в асфальт. Груздев полностью взял все СМИ под контроль. Вы видите, что жители Тульской области настолько закрепощены, настолько превращены в рабов, что называют Груздева исключительно по имени-отчеству. Просто назвать Груздевым нельзя, надо обязательно Владимиром Сергеевичем называть. Поэтому в области, в которой такая ситуация, просто назначается человек, который настолько лично близок, настолько выслужился, что ему дают такую беспроблемную прекрасную жизнь на ближайшие лет 10.

    Елена Рыковцева: С другой стороны, если вернуться к ситуации, что может быть ему строят карьеру, это ступенечка для карьеры, то тогда, как ни парадоксально, области, может быть, и повезло. Для того чтобы его правление было безболезненным и безоблачным, чтобы для остальной части России он представлял из себя образ успешного губернатора, тогда этой области нужно помогать, подбрасывать, может быть, в каком-то смысле она даже выиграет.

    Семен Новопрудский: Я сильно сомневаюсь, мне кажется, что прогнозы по поводу 10 лет безбедной жизни достаточно оптимистичны, потому что уже жизнь бедная. Сейчас в России чисто экономические дискуссии сводятся к тому, что все равно запас прочности относительно велик, мы будем гнить долго и счастливо. Некоторые российские экономисты начинают говорить, что у нас не кризис, а развал экономики. Проблема состоит в том, что ситуация с бюджетом российским напоминает больше развал, никаких 10 лет в запасе нет. Проблема не в том, как люди голосуют, проблема в том, что ситуация в России будет решаться не выборами и даже не народными бунтами. Советский Союз в значительной степени распался потому, что Советским Союзом перестали управлять в том смысле, у центральной власти не оказалось тех самых 70-80 миллиардов рублей, которые можно было бы куда-нибудь перебросить, чтобы управлять этим регионом.

    Елена Рыковцева: Валерий, вы человек независимый, насколько я понимаю, вы себе позволяете, наверное, больше, чем ваши коллеги, которые работают в региональной прессе, в губернаторской, в мэрской. Скажите, это дань вежливости называть губернатора по имени-отчеству или Михаил правильно подметил, что они все, грубое слово – лежат под губернатором, но немножко обслуживают губернатора, опасаются его, поэтому такой пиетет?

    Валерий Отставных: Не то что немножко обслуживают, а множко и со всех сторон обслуживают. У нас не осталось ни одного независимого СМИ, как я понимаю, в Тульском регионе. Поэтому для многих людей уход Груздева, для многих СМИ уход Груздева, которых он подкармливал, которые де-факто являлись якобы независимыми СМИ – это, конечно, трагедия. Потому что новый губернатор скорее всего просто будет заниматься тупо оборонкой и военными проблемами оборонной промышленности. Здесь многие действительно беспокоятся, что он махнет рукой на социальную сферу. Потому что худо-бедно, но при Груздеве какие-то выплаты многодетным семьям были и были очень хорошие. Например, семье моего друга выделили микроавтобус. Они думают, что сейчас лафа с выплатами пособий детских и прочих закончится. Экономика изменилась, мы видим, что губернатор совершенно другой, охранник Путина.

    Елена Рыковцева: Эти журналисты теперь дружными рядами пойдут его обслуживать точно так же?

    Валерий Отставных: Да, будут называть его по имени-отчеству, конечно, будут с утра до вечера восхвалять его выдающиеся достижения в области экономики и социальной сферы Тульской области, чтобы получить какие-то крохи с барского стола. Я думаю, это рабская психология, я не думаю, что это дань уважения занимаемой должности, посту, человеку с его какими-то качествами человеческими. Я думаю, это просто лизоблюдство, наше российское извечное, тем более провинциальное лизоблюдство, в данном случае со стороны журналистов.

    Елена Рыковцева: Если подводить итог нашему разговору, все, что я извлекла из него важного, грустного и печального, что  случилось это назначение, немотивированное, нелогичное, неоправданное ничем, все это страна съест, потому что страны это не касается, Тульская область не самая большая в рамках РФ. А сама Тульская область это уже съела и понеслась обслуживать дружными рядами новенького. На выборах они его выберут. В итоге Владимир Путин получает еще один пример своих возможностей совершенно безграничных.

    Семен Новопрудский: Проблема состоит в том, что очень важно любому политику, особенно с такой мерой полномочий и ответственности, как-то понимать границы своих неограниченных возможностей. Возможности политика в России сильно ограничены, и угроза этим возможностям из Тульской области исходит уж точно не в первую очередь. Не из-за Тульской области будут большие проблемы у российской власти.

    Елена Рыковцева: Посмотрим.

     

     



    Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.


    О чем говорят в сети