Ссылки для упрощенного доступа

"Боль на всю жизнь". Письмо Путину против Сталина


5 марта, в годовщину смерти Сталина, несколько сот человек во главе с коммунистами пришли поклониться советскому вождю к его могиле у Кремлевской стены. Там же во вторник состоялись две альтернативные акции против возвеличивания Сталина: активисты проекта "Декоммунизация" бросали в памятник надломленные гвоздики и кричали "гори в аду, палач народов!", а дети жертв сталинских репрессий зачитали у памятника обращение к Владимиру Путину.

​Текст обращения к Владимиру Путину у могилы Сталина зачитал пенсионер, сын "врага народа" Алексей Нестеренко. Он и другие участник акции потребовали от президента принять закон "О запрете прославления Сталина".

Люди несут цветы к могиле Сталина
Люди несут цветы к могиле Сталина

"Такой закон необходим для запрета оправдания и отрицания политических репрессий, чтобы организаторы из КПРФ и других коммунистических организаций и партий не посмели впредь проводить акции прославления преступника, – говорит 82-летний Нестеренко, чей отец Георгий Яковлевич Нестеренко был арестован в 1937 году и расстрелян через год по подписанному Сталиным приговору Военной коллегии Верховного суда СССР. – Помимо этого, необходимо изучить возможность привлечения организаторов подобных мероприятий к уголовной ответственности за публичное оправдание и пропаганду терроризма, а также за экстремизм. Мы уже два года собираем подписи за принятие закона о запрете прославления Сталина, собранные нами подписи передаем в Администрацию президента, в Государственную думу. Петицию в интернете подписали более 11 тысяч человек".

Пенсионерке Маргарите Андрющенко 86 лет. Ее отца, ученого микробиолога Даниила Андрющенко, расстреляли в августе 1937 года. Мать отправили в Казахстан в Акмолинский лагерь для "жен изменников родины", сокращено АЛЖИР, где женщина провела девять лет.

Маргарита Андрющенко
Маргарита Андрющенко

"В 2012 году я посетила этот лагерь вместе с делегацией из Москвы. Поездка была организована Комитетом общественных связей при правительстве. Нас было там где-то человек 15. Самое важное сейчас – назвать вещи своими именами, Сталина – преступником, виновным. И в таком духе воспитывать молодежь. Подрастающее поколение не понимает, что происходит. Вот это важно", – считает Маргарита Андрющенко.

Еще одной участнице акции Людмиле Поляковой – 84 года. Ее отец Павел Гавриченко был арестован в октябре 1937 года, спустя семь лет семья получила письмо, что его нет в живых, но точно неизвестно ни место его гибели, ни обстоятельства смерти. "Мы хотим, чтобы Сталина не прославляли, – говорит Людмила Полякова. – У нас о репрессиях говорят 30 октября, а потом все замалчивают. Я, например, ходила в школу, говорила о репрессиях, но больше не приглашают, им не надо говорить о репрессиях детям. Мы, как можем, рассказываем родственникам, друзьям и их детям. Нужно шире это освещать, на уровне государства, нужно, чтобы эту тему включили в школьную программу".

​На Красную площадь 5 марта пришла и 80-летняя Марина Постникова. "Моего отца забрали в 1939 году. В семье было пятеро детей. Мы с братом двойняшки, нам стукнуло по 9 месяцев. Через три месяца маму забрали на пять лет как жену "врага народа". Нас раскидали по детским домам. Мама потом освободилась, приехала за нами, забирает нас с братом, а мы ее не помним, мы к ней не идем, плачем".

Еще одной участнице акции, Юлии Сините, 82 года. Юлия своих родителей не видела даже на фотографии. Отец и мать были расстреляны, когда ей было чуть больше года. В семье было пятеро детей, грудной ребенок умер после родов, как только лишился матери. Четверых детей разбросало по всему Советскому Союзу.

"Я была лишена детства, вообще не знала, что такое отец и мать. Эта боль осталась у меня осталась в груди на всю жизнь, – рассказывает Юлия Синита. – Я хочу, чтобы наше руководство, наше правительство принесло покаяние о жертвах политических репрессий. У нас от севера до юга, от востока до запада буквально в каждом городе, в каждой деревне репрессированные, миллионы репрессированных. Надо громко сказать об этом властям! Мой отец – Синита Михаил Дмитриевич, его арестовали в 1937 году. Через 9 месяцев, когда мама родила ребенка, мальчика, ее вызвали в НКВД и заставляли подписать ложные бумаги на папу, а она знала заповеди, что нельзя лгать, и она не подписала документы. Её тоже в 1938 году забрали и расстреляли".

Все время, пока Алексей Нестеренко и сопровождавшая его группа из женщин находились на Красной площади, люди целыми семьями продолжали нести цветы к могиле Сталина. У памятника советскому вождю вырос холм из гвоздик, роз, тюльпанов и венков от различных организаций. Сотрудники ФСО следили за порядком и поочередно пропускали граждан к Кремлевской стене мимо мавзолея Ленина. Организатор акции с обращением к президенту России Алексей Нестеренко пытался пристыдить тех, кто шел с цветами к советскому вождю, однако в ответ получал оскорбления и ругательства. Женщины, дети репрессированных родителей также вступали в споры с идейными оппонентами, но переубедить сталинистов им не удалось.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG