Ссылки для упрощенного доступа

Гастарбайтеры из России. Рабский труд для студентов в Турции


Преподавателям нескольких российских вузов поступили жалобы от студентов, которые в летние каникулы поехали работать в Турцию. Молодые люди рассказывали о рабских условиях труда, отсутствии питания и невыплаченных зарплатах. Речь идет о сотнях учащихся вузов из десятка крупных городов России. Студенты заключали контракт с солидным турецким туроператором, который обещал "море, солнце, интересную работу и достойную зарплату". Но реальные условия были настолько невыносимыми, что многим пришлось фактически бежать: ночью, тайком от начальства, студенты добирались до аэропорта, покупали билеты за свой счет и улетали в Россию.

Студентов через вузы вербует успешный молодой бизнесмен Дмитрий Козлов. Он возглавляет туристическую компанию "Антарес" с юридическим адресом во Владимире. У фирмы есть несколько сайтов. "Антарес" – партнер турецкой компании Kilit Global. Она сотрудничает с многими российскими крупными туроператорами, например, компанией Tez Tour. Представители Kilit Global работают со стажерами на территории Турции. В обязанности сотрудника входит встреча российских туристов в аэропорту, сопровождение их в ходе трансфера в отель и на экскурсиях. В договоре, который Дмитрий Козлов заключает со студентами, написано, что компания обязуется за свой счет "обеспечить стажеру двухразовое питание (в том числе и на экскурсиях, в некоторых отелях), сохранность личных вещей и личную безопасность". Но, приезжая в Турцию, студенты заключают другой договор, это, по их словам, "непонятные бумаги на турецком языке", копию которых на руки не дают.

– Обещали зарплату 400 долларов. Мне гарантировали соблюдение договора, заверяли это "дополнительным соглашением" от вуза, – вспоминает студент из Томска Иван Потемкин. – Чтобы поехать, нам нужно было заплатить консульский сбор в 97 долларов, а также 15 000 рублей. Я думал, что это на билеты до Турции. Позднее, за три дня до вылета, нас поставили перед фактом, что добираться до Москвы и вылетать оттуда мы должны за свой счёт. В регионе работы мало, идею поехать в Турцию поддержала мама: "Посмотришь мир, будет что вспомнить".

Курортное питание

Студент из Томска вспоминает, как на презентации в университете им говорили про 3-разовое питание. Показывали слайды со шведским столом, на котором большой выбор красивых блюд. Сказали, что будет еда и на остановках во время работы.

Все отели в радиусе 10 километров запретили нам у них питаться


– Студентов вербуют с помощью презентаций, расхваливая и "чуть-чуть" приукрашивая условия работы, – говорит Иван Потемкин. – В Турции из аэропорта нас привезли в общежитие и сказали ложиться спать. Очень хотелось есть, но пришлось уснуть. Я проснулся и отправился на собрание. Я спросил, когда нас, наконец, покормят. Я с приезда ничего не ел, кроме 70 граммов лапши. Нам пообещали ужин, но только на следующий день, когда я поехал работать на яхту, меня покормили. Чем дальше шло, тем больше я понимал, куда я попал. Питание производилось только тогда, когда ты делал выезд. Через две недели после этого нам сказали, что можно есть в отелях вместе с туристами, но только если нас туда пустят. Не больше двух человек за раз. В нашем ложмане (общежитии) около 50 человек. Через два месяца все отели в радиусе 10 километров запретили нам у них питаться.

Студент из Санкт-Петербурга Станислав Николаев рассказывает, что сначала им разрешали дважды в день питаться в отелях. Вскоре там стали возмущаться, что ходит слишком много людей, и кормить перестали. Станислав работал в Аланье. Вместе с ним там были студенты из Москвы, Белгорода, Нижнего Новгорода, Великого Новгорода, Владивостока, Екатеринбурга, Омска.

– Мои однокурсницы были в Белеке. До ближайшего отеля у них было 40 минут. С питанием у них было еще хуже. Девочка, которая уехала обратно одной из первых, похудела на 6 килограммов, – вспоминает Станислав. – Программы у нас шли друг за другом. Когда возвращаешься с работы, у тебя остается одно желание – поспать. Иногда на остановках в кондитерской фабрике нам давали тост – хлеб с кусочком сыра. И это был единственный прием пищи за 8 часов поездки.

Скриншот из инстаграма одного из стажеров
Скриншот из инстаграма одного из стажеров

Наталья, студентка Санкт-Петербургского государственного университета телекоммуникаций имени Бонч-Бруевича, работала в Белеке. Она рассказывает, что питания у них не было никакого и деньги на это не выделялись.

– Дмитрий Козлов, который обещал, что у нас будет питание, всегда искренне удивлялся, когда ему звонили родители и жаловались, что нас не кормят, – вспоминает Наталья. – Нам сказали, что мы будем готовить сами. Общежитие у нас было на трассе, и поблизости продуктовых магазинов не было. Не было времени сходить – купить продукты в город и что-то из них приготовить. Да и после девяти нас не отпускали никуда. В начале года я перенесла операцию. Здесь из-за недоедания, жары и недосыпания у меня упал иммунитет, начали воспаляться прежние болячки. Чтобы не платить штраф за отъезд в Россию, нужно было предоставить справки о госпитализации. Как в Турции, где у меня пока нет удостоверения иностранца и страховки, я могла получить эти документы? Штраф пришлось заплатить.

Личная безопасность

В договоре, который заключали со студентами в России, написано, что компания гарантирует безопасность. Будет заботиться о жизни и здоровье. Жалобы, которые поступают от студентов в вузы, говорят о том, что этот пункт не выполняется.

Некоторые водители домогались до девочек, предлагая деньги


– Сама система здесь очень гнилая. Кто-то пользуется положением и позволяет себе поднимать голос, поднимать руку, причем безнаказанно для себя и с увольнением или штрафом для того, кто рангом ниже, – говорит Иван Потемкин. – Кто-то склонял девочек к сексу, угрожая увольнением и штрафами. Некоторые водители домогались до девочек, предлагая деньги. К здоровью людей тоже относятся наплевательски. Если ты болеешь, выходной тебе не дадут. Помимо этого, бывали драки с водителями. Они могут тебя послать на "три советских", оскорбить, ударить. Дашь в ответ – штраф и увольнение. Таковы правила. И всем плевать, кто виноват. Разбил тут как-то водитель губу парню. Он попросил поменять водителя в следующей поездке, а ему ответили: "Не нравится, тогда увольняйся!" В общем, никому бы не советовал сюда ехать. Тут люди, конечно, закаляются, что-то зарабатывают, но какой ценой?

Преподавателю одного из вузов Санкт-Петербурга студенты рассказывали, что этим летом в Турции во время работы пропала девочка. По их словам, никто не стал ее искать, просто подумали, что сбежала с турком.

– К девушкам водители относились с пренебрежением. Позволяли себе лишнее. Могли угрожать, кричать: "Если ты не скажешь про башиш (чаевые), я тебя потом в лес отвезу, тебя там закопаю", – рассказывает Станислав Николаев. – Водители, с которыми мы работали, не спали по много часов. Они буквально засыпали за рулем. За этот сезон я лично видел с десяток аварий. Шансы попасть самим в ДТП были очень велики. Про аварии с участием пассажирских автобусов рассказывали и ребята, которые со мной работали. В ночных поездках я старался не спать, чтобы говорить с водителем и не дать ему заснуть.

Разбитый туристический автобус в Турции
Разбитый туристический автобус в Турции

Про аварии рассказал и студент из Белгорода Николай. По его словам, водители-турки часто засыпали за рулем, могли выехать на встречку. Порой вели себя неадекватно: "Могли и ножом угрожать, и дать по морде".

– Моя подруга, которая работала в Сиде, рассказывала, как она попала в аварию на пассажирском автобусе. Она сказала, что водитель уснул за рулем. Сама девушка не пострадала, но многие гости в автобусе переломали себе носы, – вспоминает Ксения Васильева, студентка Санкт-Петербургского государственного университета телекоммуникаций имени Бонч-Бруевича. – Мы плакали от того, как им плевать на людей. Нас использовали как мясо. Ты болеешь, говоришь, что тебе плохо, температура 39, а тебе отвечают: "Сегодня надо поработать, завтра будет выходной". И на следующий день говорят, что возможности отпустить нет. Говорили, что будет страховка, но она не действует, пока ты не получишь Икамет – удостоверение личности иностранца. Пока этого документа нет, оплачивается 40%, остальные 60% мы должны покрывать самостоятельно. Естественно нам никто об этом не говорил, и на руках не было никаких страховых документов. Были моменты, когда водители не могли довезти нас до общежития. Надо было как-то доехать до места, и нам приходилось добираться на попутках. Это было небезопасно, водители на трассе могли нас взять и увезти куда угодно. Но уже было все равно.

Меняющийся договор

По словам студентов, вслед за договором в России в Турции приходилось подписывать еще несколько разных договоров. Условия в них становились все жестче. О соблюдении Трудового кодекса РФ в другой стране речи, конечно, не шло.

– Договоры были на турецком языке. Нам сказали: "Давайте быстренько заполняйте". Нас подгоняли при этом, мы даже не могли нормально ознакомиться с тем, что подписываем. Что делать? Подписали, – говорит студент Николай. – В новом договоре, например, было написано, что ты должен выполнять любую работу и в любое время, когда тебе скажут. Не подписать ты уже не можешь. Находишься в другой стране, у тебя сто долларов в кармане, и улететь ты из Турции просто не можешь. Как минимум нужно получить первую зарплату, чтобы самостоятельно оттуда выбраться.

– Копию второго договора, который мы подписывали в Турции, нам никто не давал. Условия там были уже другие, – подтверждает Наталья, студентка Санкт-Петербургского университета телекоммуникаций. – Половина студентов работала в Tez Tour, половина – в Kilit Global. Нам сказали: "Вы не будете тратить деньги, вся ваша зарплата останется с вами". Оказалось, надо работать с графиком 24 на 7 и быть готовыми ко всему.

"Ненормированный рабочий день"

В документе, подписанном с российской компанией "Антарес", четко прописано, что рабочая неделя студентов не более 40 часов. В договоре с турецким холдингом Kilit Global уже написано, что "рабочее время сотрудника соответствует внутреннему распорядку компании". Молодые люди рассказывают, что сутками работали без сна.

Вот как описывает свой распорядок студент из Белгорода Николай. Из этого города в Турцию приехали работать около 80 студентов.

– Я работал в Аланье летом этого года. Бывало, что я трудился по 48 часов подряд, с перерывами на час-два. По контракту мы ехали работать на полгода. Я был трансферменом – сотрудником, который встречает туристов в аэропорту. У меня за два месяца было всего 2–3 выходных, хотя в договоре было написано, что они должны быть каждую неделю. То, как работа была организована, делало тебя рабом. Под конец уже просто не было сил ехать на программу. Работа была у многих подсчитана некорректно, многим недоплатили или вообще не выплатили зарплату. За первый месяц я получил около 500 долларов. За второй месяц мне не заплатили. Сказали, что вычли штрафы за брата, который уехал в Россию сдавать диплом. Под конец месяца поставили перед фактом, что я проработал бесплатно. Природу Турции, море я не видел, я видел исключительно автобус, в котором встречал и провожал гостей. Я написал региональному директору, что я так работать не буду, что это рабство. После этого я купил билет на свои деньги, и ночью вместе с моим компаньоном мы улетели из Турции. Когда мы уже взлетали, только тогда они поняли, что мы сбежали. Это сделать хотели многие, но почему-то боялись.

Страница из "российской" версии договора
Страница из "российской" версии договора

Только начав работать, студенты узнавали о системе штрафов. При заключении договора о них никто не говорил. Например, если спишь в автобусе – штраф 25 долларов. Штраф 50 долларов для тех, кто пошёл на море или нарушил временные рамки в общежитии. По 25 долларов вычитают за опоздание на экскурсионную программу, небритость на лице, неубранные волосы у девушек. А также за то, что ты не расписался в журнале о том, что получил на руки программу.

Если попробуешь официально уехать, выплатишь штраф в размере 400 долларов. Вот и бежали все ночью, втихую, покупая билет прямо в аэропорту


– Мы работали каждый день. 40-часовая рабочая неделя легко помещалась в два дня, – рассказывает Иван Потемкин. – Выходных не было от слова "совсем". Выезд на программу мог быть в любое время дня и ночи. Про сон можно забыть. Бывало, что приедешь после двух программ, отработав около 17 часов, а тебе звонят и говорят, что у тебя экстра-выезд. Работа заключалась в том, чтобы отвезти туристов из отелей в аэропорт, от аэропорта в отели и 20 направлений тур-экскурсий. Когда работаешь каждый день минимум по 8–15 часов, едет крыша. Многие влезали в долги, некоторые начинали воровать деньги. Некоторые собрали вещи и втихую убежали. Если попробуешь официально уехать, выплатишь штраф в размере 400 долларов. Вот и бежали все ночью, втихую, покупая билет прямо в аэропорту. И я бы тоже уехал, но не хочу терять деньги. Учусь платно, родители не так уж много зарабатывают. Есть кредиты, живем мы в квартире с бабушкой, поскольку свою продали. Сестра с двумя маленькими детьми. Родителям, конечно, не рассказывал, какие здесь условия, они бы переживать стали. Приходилось врать, многое недоговаривать.

Сотрудник Kilit Global, который курирует работу всех иностранных работников, Расим Калашов на встрече со студентами из России сказал, что в ответ на побеги работников они будут принимать жесткие меры:

Напишем письмецо в полицейский участок. Когда через 5–10 лет эти люди захотят в Турцию приехать, у них будут большие проблемы


– Скорее всего, мы будем выплачивать премиальные в конце сезона. Тысяча или две долларов наберется, будем их выплачивать, когда сотрудник официально уволится. Тогда он получит свои премиальные и улетит. Паспорт у таких, которые увольняются, мы не можем забирать. Мы имеем право брать паспорт только на две недели, чтобы делать рабочую визу. Если сбегут, будем рассылку делать по всем агентствам, чтобы они не принимали таких людей. В Kilit Global так: если они должны компании деньги, они должны их выплатить. Если их зарплата покрывает долг, то никаких мер принимать не будем. В "черный список" ставить не будем. Если работник должен компании и сбежал, то она подает на сотрудника в суд. Это будет односторонний иск. Напишем письмецо в полицейский участок. Когда через 5–10 лет эти люди захотят в Турцию приехать, у них будут большие проблемы. Им так и надо сказать.

По словам студентов, при вербовке им говорили, что они в любой момент могут прервать работу, уехать и не платить за это штрафы. Им обещали, что оплачивать нужно только стоимость программы, в которую входит перелет в страну и обучение. Студентка Санкт-Петербургского университета телекоммуникаций Ксения Васильева утверждает, что ни один из этих пунктов не соблюдался.

– В Белеке газ и коммунальные услуги в общежитии мы оплачивали сами, – говорит Ксения. – Когда я решила уехать, у меня вычли штраф, равный целой зарплате за месяц. У нас были студенты из многих крупных городов России, в том числе из Екатеринбурга, Казани. Из Санкт-Петербурга в Белеке было около 30 человек. У большинства есть претензии, но не столько к туристической компании, а к человеку, с которым мы в России заключали договор.

Поставщик рабочей силы

Официальный представитель Kilit Global в России Дмитрий Козлов, глава туристической компании "Антарес", посещает многие университеты страны и активно рекламирует работу в Турции. Студенты и преподаватели вузов "клюют" на их красивое предложение.

Уплатил ли он какой-либо налог за каждые 15 тысяч рублей, отправленные ему студентами?


– Я бы назвал его презентацию "Как самовольно попасть в рабство", – говорит Иван Потемкин. – Лишь в Турции выяснялось, что фамилия у Дмитрия Андреевича "говорящая". Мне известно, что теперь многие ребята намерены его "навестить" – поговорить. Может быть, когда-нибудь он понесёт ответственность за свою деятельность. Тут явное нарушение закона. Намеренное введение в заблуждение при заключении договора, нарушение его условий. Уплатил ли он какой-либо налог за каждые 15 тысяч рублей, отправленные ему студентами? Доход, если посчитать, выйдет немаленьким. А про договор в Турции нам сказали так: у вас он заключён за 2018 год и уже недействителен. То есть, по словам начальства в Турции, Козлов заведомо предлагает недействительный договор.

По словам преподавателей, вузы боятся афишировать то, что происходит с их студентами, разбираться и защищать их почти никто не берется. Просто разрывают договор, находят внутри вуза виноватого. На этом дело и заканчивается. Дмитрий Козлов продолжает ходить по университетам.

– Когда мы отправлялись в Турцию, с нас компания Дмитрия Козлова взяла 15 тысяч рублей за билет туда, – рассказывает студентка из Санкт-Петербурга Наталья. – Потом выяснилось, что компания Tez Tour тоже оплачивала каждому студенту авиабилеты из России в Турцию. Когда я завершила работу, они удержали у меня из зарплаты эти деньги. А мои 15 тысяч рублей остались у Дмитрия Козлова.

Вот что ответил Козлов на письменную просьбу преподавателя одного из петербургских вузов отпустить студента домой без штрафных санкций:

“Компания несет расходы на оформление каждого студента в размере 600 долларов (в них входят гос. пошлина, работа с миграционной службой в Анталии, оформление медицинской страховки, получение икамета (разрешение на работу, для сотрудников, находящихся более 3 месяцев в Турции), открытие банковского счета и выпуск пластиковой карты, бронь чартерного блока Анталия-Москва). Поэтому нам важно, чтобы каждый студент был на практике согласно договоренностям, достигнутым между компанией и университетом. Каждый студент имеет право досрочно завершить стажировку, однако мы просим сотрудника покрыть расходы, связанные с его оформлением. Естественно предусмотрены случаи, по которым студент может прервать свою стажировку досрочно и без штрафных санкции. К ним относятся смерть близкого родственника, а также медицинские показания, подтвержденные врачом на месте пребывания студента”.

В комментарии Радио Свобода Дмитрий Козлов отверг претензии студентов:

– У нас русско-турецкая компания Kilit Global. Мы – ее официальное представительство в России. Мы – туроператоры, и у нас есть вакансии для студентов на летний и зимний периоды времени. Для студентов есть летние программы во внеучебное время. Гарантии мы все даем. Мы имеем большой опыт работы. Все оплачивается и все вовремя. Все программы проходят официально через генеральные консульства: Турции в Российской Федерации и Российской Федерации в Турции. Следующие собеседования начнутся с ноября. Надо понять, какой уровень языка. У нас программа достаточно хорошая, разнонаправленная. Работа длится от четырех месяцев. Историй с невыплатой зарплаты у нас нет. У нас очень надежная и стабильная компания.

– Дмитрий Козлов – просто поставщик рабочей силы. Эти посредники зарабатывают большие деньги, – говорит Лиана, преподаватель одного из вузов, студенты которого работали в Турции. – Мы пригласили выступить его на конференции о туриндустрии. Но он просто вышел и показал свою презентацию, начал активно зазывать. Потом, когда мне написал из Турции первый студент, я подумала, что лично он не справляется. Но потом пошла масса жалоб с разных сторон. Я отправляла Дмитрию Козлову письмо с вопросами по соблюдению договора. Ждала письменного ответа. Не ответил. На местах говорят, что с Козловым проблема каждый год. Надо остановить это.

Студент Станислав Николаев признался, что после стажировки по-другому стал относиться к тем, кто приезжает на заработки в Россию. Они перерабатывают за копейки, их обманывают. Станислав говорит, что, отправляясь на заработки в Турцию, российские студенты становятся точно такими же гастарбайтерами.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG