Ссылки для упрощенного доступа

"Свои" и "чужие". Илья Латыпов – о протестах в Хабаровске


Главная задача информационно-аналитического сайта Сибирь.Реалии, регионального проекта Радио Свобода, – честный, сбалансированный, непредвзятый, точный рассказ о ежедневной жизни важнейших территорий Российской Федерации, восполнение дефицита информации о Сибири, анализ социально-экономических процессов, протекающих в этом богатом, вроде бы давно освоенном, но во многом все еще неизвестном в европейской части страны крае. Самые интересные репортажи и комментарии Сибирь.Реалии читайте на страницах сайта Радио Свобода.

Суббота в Хабаровске превращается в "традиционный протестный день". В этот день уже третью неделю подряд очень много людей собираются на площади перед администрацией города. Сколько именно – сказать на самом деле невозможно. Наиболее восторженные хабаровчане называли цифры в 50, 75 и даже в 100 тысяч человек. Я очень скептически отношусь к этим цифрам. Но и слышать бодрые реляции со стороны официальных властей о том, что вышло тысяч 6–10, тоже смешно. Да и цифры-то как таковые не имеют принципиального значения – все, абсолютно все жители Хабаровска, безотносительно своего отношения к происходящему, согласятся: происходит что-то небывалое в истории края. Так много людей на массовые акции не выходило никогда, и никогда не было такого, чтобы это повторялось изо дня в день.

Сегодня Хабаровск и весь наш край в целом оказался своего рода экраном, на который множество людей в нашей стране и за ее пределами спроецировало собственные ожидания и фантазии. Почему-то многие решили, что хабаровчане, вышедшие на улицы, – это люди, думающие в одном ключе. А в реальности – на улицы вышли люди очень разных взглядов, очень многие действительно против Владимира Путина, но есть и такие, кто его поддерживает, а кто-то и вовсе в гробу видал и либералов, и консерваторов. И когда это разноголосье сторонние наблюдатели обнаруживали, то следовало жесткое разочарование, и от "Ах, какие люди!" происходил переход к "Да всё те же дебилы!".

Множеству очень хотелось революции, погромов, "Вставай, Россия!" и тому подобного. Разумеется, сами на улицы эти жаждущие не выходят, а лишь энергично нажимают на клавиши компьютерной клавиатуры. Эдакая революция чужими руками. И снова: как только обнаруживалось, что эти хабаровчане не хотят революции, что основная масса довольно осторожна в требованиях, то – ррраз! – и романтические герои превращаются в тыквы, то бишь в неспособных осознать реальных методов борьбы мещан и слабаков. "Не хотите Майдана? У-у-у-у, терпилы и быдло!"

Другие, напротив, проецировали на горожан свой ужас перед переворотами, пресловутыми "90-ми", "треклятым Майданом" и выходили в интернет как на священный бой с вражеской заразой. Меня уже называли вражиной, которая хочет продать родину и которой управляют западные кукловоды. Часть из этих людей, как я подозреваю, вообще боты, но есть и реальные люди. Для них хабаровчане – массовка, купленная братками-уголовниками, марионетки Госдепа и прочее, и прочее. Эти люди (и СМИ) в нас не разочаровывались – они всегда ненавидели горожан, ведь с собственными страхами разбираться сложнее, гораздо проще воевать с внешним врагом...

Вместо попытки понять глубинные причины недовольства, осознать, что массовое протестное движение не возникает на пустом месте, – активная проекция собственной паранойи и попытка заразить ею остальных

Но особенно многочисленной была и остаётся группа, которая формально поддерживает вышедших горожан и жителей края, но по сути всеми возможными силами проецирует на нас собственное бессилие: "Ну походили вы, покричали – и что?"; "Это, конечно, хорошо, но всё бесполезно, ничего не изменится"; "Я вам, конечно, сочувствую, но над вами смеются в Кремле"; "Пошумите – и утрётесь". Причем очень важно это сообщить тем, кто вдохновлён, кто хочет перемен, и хор "ничего у вас не выйдет, всё бесполезно" сливается с "вы все марионетки всех злодейских сил Вселенной".

В общем, множеству людей хочется, чтобы хабаровчане сделали за них то, что у них не получилось, или же вели себя так, как привыкли вести себя они сами. Большинство уже точно знает, что будет дальше, чем всё закончится, и недоумевает, почему это непонятно местным... Особенно возмущает, конечно, то, что несут федеральные СМИ (да-да, "Госдеп", "жалкие кучки протестующих" и так далее). Это отражает отношение центральной власти к протесту: вместо попытки понять глубинные причины недовольства, осознать, что такое массовое движение не возникает на пустом месте, – активная проекция собственной паранойи и попытка заразить ею своих зрителей. Наша власть и её пропагандисты живут в мире, которым управляют всякие "закулисы и кукловоды", и человеческие порывы для них что-то непостижимое. И в этом тотальное неуважение к людям, решившимся на активный протест. А ведь именно это неуважение и вывело-то людей – таких разных! – на улицы. Конечно, это очень сложно – продираться сквозь проекции, которые формируются очень быстро, и попытаться понять, что движет гражданами. Но единственная основа для хороших отношений с другим человеком, городом, краем, регионом – это уважение. То, чего так не хватает в нашей стране.

Я не знаю, чем закончится вся эта история. Вполне возможно, что ничем с точки зрения выполнения требований митингующих. Протест объединил множество очень разных людей, пробудил гражданскую активность и самосознание жителей края (для меня было удивительно видеть солидарность с Хабаровском в Комсомольске-на-Амуре и множестве малых городов и сел нашего края. И отдельное спасибо Владивостоку!). Но да, на одном протесте далеко не уедешь, впереди маячит неопределённость, ограниченность сил и ресурсов людей, сомнения и растерянность – что дальше? Но граждане учатся самоорганизации, осознают себя субъектами политической жизни. И это – живые люди, ошибающиеся, ищущие себя в новом мире, пытающиеся придать ясную форму чувству собственного достоинства. Да, нам неизвестно, как "правильно". Дискутируем, думаем, ищем, пытаемся, разочаровываемся, сомневаемся.

И в этих дискуссиях и сомнениях формируется четкий идентификатор: кто перед тобой, "свой" или "чужой"? "Свой" – это тот, кто огорчен арестом Сергея Фургала и приветствует любую митинговую активность – конечно, чем больше таких людей, тем лучше. При этом не имеет значения, каких политических взглядов они придерживаются. Любопытно, что партийная принадлежность арестованного губернатора роли не играет вообще – все упирается в личность, поэтому никакой особой поддержки у ЛДПР в Хабаровском крае нет. Она вся основана на неприятии "Единой России" и уважении к "нашему" Сергею Фургалу. А "чужой" – это тот, кто выступает против митингов или подчеркнуто дистанцируется от уличного движения. Так, местные телеканалы и журналисты, которые в упор не видят никакой протестной активности в родном городе, столкнулись сейчас с серьёзнейшим отчуждением. Там же оказались федеральные СМИ. Чиновники из федерального центра. Мэр Хабаровска тоже. Фраза, которая моментально превратит вас в "чужака", – "протесты куплены".

Лицом к событию. Хотите как в Хабаровске?
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:55:00 0:00
Скачать медиафайл

Эта поляризация постепенно нарастает. Постепенно, по моим ощущениям, в категорию "чужой" переходит всё, что как-то связано с федеральным центром, а региональная идентичность усиливается. В фейсбуке начали в качестве фона для своего аккаунта использовать флаг Хабаровского края, эти флаги присутствуют и на митингах – при почти полном отсутствии российских. Только на шествии 25 июля я увидел людей, которые несли и российские флаги с кричалкой "Россия, выходи!". И это связано не с внезапной любовью к стране в целом, а с тем, что в рядах протестующих всё большую популярность приобретает мысль о том, что корень проблемы в федеральном центре и в одиночку Хабаровску эту проблему не решить. Приезд Михаила Дегтярева очень сильно разозлил хабаровчан – инстаграм (именно там сосредоточена основная протестная онлайн-активность с сотнями комментариев) просто взорвался злостью, сарказмом, недоумением и мемами про нового губернатора. И главная претензия даже не к экстравагантным поступкам и словам Дегтярева, нет, главное – это то, что он чужой для Хабаровского края и навязан чужой Москвой.

Несколько дней назад я натолкнулся на обсуждение того, что хорошо бы создать свою, региональную партию, которая отражала бы интересы Хабаровского края и Дальнего Востока в целом. И с удивлением узнал, что создание региональных партий запрещено в нашей стране… Я также заметил интерес людей к тому, как распределяются доходы между федеральным центром и краем – кажется, люди от упрощенного "Москва грабит страну" пытаются разобраться в ситуации. И с удивлением я лично прихожу к пониманию, что Россия не федерация, а унитарная страна, где губернатора могут уволить по причине "утраты доверия" со стороны одного-единственного человека, сидящего в Кремле (эта формулировка привела к резкому увеличению числа антипутинских лозунгов на митингах). Так что, на мой взгляд, запрос на "регионализм" – это не сепаратизм (про него никто не заикается, кроме троллей в интернете), а стремление к реальной федерализации страны.

Илья Латыпов – психолог, Хабаровск

Высказанные в рубрике "Блоги" мнения могут не совпадать с точкой зрения редакции

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG