Ссылки для упрощенного доступа

Могила со сноской: необычная эпитафия российского наёмника


Могила погибшего в Сирии российского наёмника Александра Лусникова. Иллюстративное фото

В сети обсуждают одновременно смешную и зловещую фотографию – своего рода символ российских военных действий в Сирии.

Вот что об этом пишет автор фото, журналист Илья Барабанов:

Наш маленький комитет солдатских матерей продолжает свою работу. Погибшие там делятся, как известно, на две категории. Одними восторгаются телеканалы, им ставят памятники, посмертно присваивают звание «Героя России», на школы вешают мемориальные таблички. Существование других государство не признает, отрицает сам факт их существования, а Мария Захарова про сообщения о смерти таких людей говорит, что это fake news.
Наш погибший относился к категории как раз этих вторых. Да, та самая бойня в провинции Дейр-эз-Зор в феврале 2018-го, про которую говорили, что там погибло несколько сотен российских ЧВКшников. Не думаю, что в России есть еще один исследователь той истории, пообщавшийся с таким количеством семей погибших там за последний год с небольшим, но двух сотен, скорее всего не было, я пока остановился на цифре 78. Столько российских граждан убили тогда точно, а государство от них открестилось.
Не повезло им еще и в том смысле, что бой случился за месяц до выборов президента, а портить настроение электорату никто не хотел. Так что почти полтора месяца тела держали в морозильных камерах, а уже после 77% процентов за ВВП в апреле прошлого года начали развозить Грузы-200 по стране.
При этом в документах рандомно меняли места и даты смерти, чтобы только никто потом не смог посчитать, сколько точно под этим Дейр-эз-Зором полегло. Фантастический цинизм, если вдуматься, но это тоже современная Россия и с этим знанием надо жить.
Тело наконец привезли, надо хоронить, тут родственники решили нанести на могильный камень какое-то подобающее случаю стихотворение. А министерство обороны, если вы не знали, еще в 2017 году озаботилось этим вопросом и выпустило сборник стихов и песен об операции вооруженных сил РФ против международных террористов в Сирии «Чужая и наша война». Тираж всего 250 экземпляров, но по сети это творчество активно гуляет.
Родные выбрали подходящий, как им показалось, текст, скопировали его, отправили в бюро ритуальных услуг. Если вы обратите внимание на третью строчку в первом четверостишье, вас наверняка удивит, что это за цифра «1)» стоит после слова ИГИЛ. Она вас удивит, если вы не журналист или редактор. Да, на могильный камень мастер просто не стал помещать обязательную в таком случае по российским законам сноску: «Организация, запрещенная в РФ».
Даже не знаю, как Роскомнадзор будет такую могилу блокировать.

Василий Дамов:

Это просто история месяца, конечно.

Глеб Морев:

Похороненное примечание

Вадим Капустин:

Родина бросит тебя, сынок. Всегда.

Кирилл Шулика:

Я же говорю - такое не придумает ни один фантаст в мире.

Елена Романова:

Минобороны выпустил сборник стихов про "ихтамнетов". Где же дно?

Елена Милашина:

даже не знаю что сказать. знаю только одно: реакция - ну так им и надо - она не правильная, не человеческая

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG