Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Американская политика в отношении государств Южного Кавказа при новом президенте


Ефим Фиштейн: Барак Обама уже приступил к выполнению своих президентских обязанностей, и теперь все ожидания, надежды, но и претензии мира, связанные с политикой Соединенных Штатов, следует адресовать только ему.
Каждое государство мира, большое или маленькое, пытается понять, что сулит ему, в частности, президентство Барака Обамы. Страны южно-кавказского региона не исключение из этого правила. Каковы же их ожидания в связи со сменой власти в Белом доме. Это мы и обсудим в предстоящие минуты. Участниками обсуждения являются директор Центра национальных и международных исследований из Баку Лейла Алиева, доктор политических наук Арман Григорян, исследователь Центра конфликтологии при швейцарском технологическом институте в Цюрихе, профессор политологи из государственного университета имени Чавчавадзе Гия Нодия, в недавнем прошлом министр образования и науки Грузии.
Начнем, наверное, с самого общего положения: чего ожидают от новой американской администрации правительства государств Южного Кавказа? И насколько их ожидания совпадают с ожиданиями общественности? Лейла Алиева, начнем с вас.

Лейла Алиева: Я думаю, очень сложно говорить об ожиданиях, да еще к тому же в такой географической области и части мира, которая не является приоритетом, скажем так, в американской политике. Я думаю, что элита правящая может чувствовать какое-то беспокойство. Беспокойство прежде всего потому, что были за столько лет налажены хорошие отношения с администрацией Буша, и это касается прежде всего энергетики, энергетических проектов. И все прекрасно понимали, что достаточно высоко в списке приоритетов у бушевской администрации стоит Азербайджан, как альтернативный источник энергоресурсов. Были установлены всякие личные связи на уровне и администрации, и работали лоббистские группы. Поэтому, возможно, было ощущение беспокойства в плане изменения правительства, а тем более такого резкого, когда власть от республиканцев перешла к власти демократа. Что же касается общественности, я думаю, было, как ни странно, восприятие единодушное позитивное избрания Обамы, потому что Обама в Азербайджане воспринимается как человек из народа. И поэтому очень много симпатий было к Обаме. И еще, я думаю, подсознательно люди очень рады тому, что есть возможность в Америке, в стране все-таки выбрать всенародного человека, популярного, простого человека и видеть его своим президентом - это замечательно. Я думаю, это всеми разделяется общественностью, такой позитивный настрой.

Ефим Фиштейн: Спасибо, Лейла Алиева. Мне кажется, что образ, который в сознании азербайджанской общественности сложился о Бараке Обаме, не вполне соответствует действительности. Во-первых, он не всенародный, а он получил 56% на выборах, во-вторых, он из очень богатой семьи, говорить о нем, как о простом человеке, тоже не совсем правильно. А вот вдохновение, общий настрой позитивный, эйфория даже - это верно, это сейчас имеется. И тот же вопрос применительно к Армении, что для вас означает слово надежда?

Арман Григорян: Во-первых, я не хочу высказывать мнение, которое будет приписываться нашему правительству, я буду говорить от своего имени. Я хочу сказать, что согласен с госпожой Алиевой, ее оценками и добавить два момента. Во-первых, изменения администрации в США часто не означают изменения внешней политики, особенно внешней политики. У меня больше ожиданий в области внутренней политики, в области внешней политики я больших изменений не жду. Можно посмотреть на команду внешнеполитическую и команду безопасности, которую Обама избрал - это показывает продолжение политики, чем изменение. Во-вторых, отношение к закавказским республикам, оно производно от отношения Америки с Россией, с Ираном, с Турцией, в этом контексте надо посмотреть и анализировать американскую внешнюю политику и попытаться понять, какие ожидания или какие политические изменения нас ждут. В общем я таких крутых, больших изменений не жду.

Ефим Фиштейн: Спасибо, Арман Григорян. Грузия была одной из тех немногих государств, где общественность симпатизировала скорее сенатору Маккейну, чем Обаме. Не отразится ли это на грузино-американских отношениях? Скажем, не будут ли они менее дружественными, чем при Джордже Буше?

Гия Нодия: Я тоже согласен, что вряд ли следует ожидать каких-то изменений во внешней политике Соединенных Штатов. Что касается ожиданий, да, в Грузии было такое разделение, проправительственная часть была настроена за Маккейна, а оппозиционная именно поэтому была за Обаму. Но сейчас, я думаю, все-таки ожидание то, что при Обаме будет продолжение поддержки, хотя, возможно, не будет таких личных отношений, какие были у Саакашвили с Бушем. Но в принципе поддержки в смысле осуществления хартии сотрудничества, которая была подписана в конце президентства Буша, в целом правительство настроено достаточно оптимистично. Что касается оппозиции, у нее свои надежды, как они часто говорят, я говорю, оппозиция, оппозиционно настроенная часть общества, что если Буш за Саакашвили, то Обама будет за Грузию.

Ефим Фиштейн: Гия Нодия, я, наверное, не ошибусь, если скажу, что для Грузии смены власти в Белом доме имеет более важное значение, чем для соседей, может быть жизненноважное. Поэтому я хочу спросить, не повлияет ли приход Обамы отрицательно на перспективы вхождения Грузии в европейские и атлантические структуры?

Гия Нодия: Я согласен с Лейлой Алиевой в том смысле, что Обама пока так себя ведет, что у всех надежды на то, что они будут делать то, что они ожидают. В Америке его очень любят левые, но и консерваторы считают, что нет, он не такой опасный для консервативных. Он будет продолжать во многих вещах дело Буша в борьбе с терроризмом и так далее. Так что, я думаю, очень трудно предсказать, что будет делать Обама особенно во внешней политике. Мне кажется, пока скорее он не будет больших изменений делать, но увидим, пока трудно говорить.

Ефим Фиштейн: Здесь любопытный аспект имеется, вы говорите, что пока очень трудно понять, какой будет политика Обамы и в то же время подчеркиваете, как его все любят в Америке. Выходит так, что он нечто вроде экрана, на который проецируют свои собственные надежды, свои собственные ожидания.

Гия Нодия: Мне так и представляется. Именно поэтому у него такой астрономический рейтинг в Соединенных Штатах.

Ефим Фиштейн: Азербайджан напротив в последнее время позволил себе целый ряд не слишком дружественных жестов по адресу Америки и западных стран в целом, я имею в виду гонения на журналистов, закрытие бакинских бюро западных радиостанций, иновещательных компаний. Не может ли это огорчить будущие отношения между Азербайджаном и соединенными Штатами?

Лейла Алиева: Об этом уже сказал в своей речи председатель Хельсинской комиссии конгресса, он сказал, что, к сожалению, закрытие вещания американских радиостанций отразится негативно на взаимоотношениях Америки и Азербайджана. И более того, даже предсказал, что жаль, потому что вместо того, чтобы обсуждать углубления отношений между двумя странами после смены администрации, эту тему может заменить обсуждение закрытия радиостанции и при встрече Обамы с президентом Алиевым. Но интересно вот что, это ведь не новая тенденция, она идет давно, но при этом она на отношениях не сказывалась, во всяком случае с бушевской администрацией. Гонения на журналистов были еще последние несколько, лет они стали особенно явными, а в это время Азербайджан продолжал быть в очень хороших стратегических отношениях с Америкой. Я думаю, Азербайджан, я в данном случае имею в виду официальную политику, разделяют внутреннюю политику, на что он распространяет проблему свобод базовых, и внешнюю политику. Во внешней политике Азербайджан не делает ничего, что могло бы вызывать какие-то возражения или негативную реакцию со стороны Америки. Поэтому я думаю, что Азербайджан продолжает рассчитывать на это же. Но дело в том, что американский новый президент заявил, что мы будем внимательно следить за теми авторитарными и коррумпированными лидерами, которые зажимают свободу, и это было достаточно серьезный знак. Как его уже будет интерпретировать правительство - другое дело. Потому что у Буша тоже были заявки по поводу демократизации всего мира, при этом принцип был избирательный, не ко всем он применялся.

Ефим Фиштейн: Владимир Путин высказал мнение, что с Бараком Обамой у России сложатся более теплые отношения, чем с Джорджем Бушем. Как такое потепление может отразиться на позиции Грузии, у которой с Россией есть много не сведенных счетов?

Гия Нодия: Что касается дружбы с Обамой, нужно вспоминать, что у Буша было особенно личная дружба с Путиным вначале, но к концу это изменилось. Конечно, Обаму призывают многие, в том числе и в Штатах, чтобы изменить отношение к России, более реалистичная стала политика Штатов к России. И когда говорят это, то обычно подозревают, что Америка не должна делать таких вещей, которые раздражают России, в том числе поддерживать устремления Грузии в НАТО. Конечно, если будут такого рода изменения политики Соединенных Штатов по отношению к России, если в этом будет заключаться потепление, то это будет неприятно для Грузии. Но будет ли это именно так, я не думаю, хотя, как я говорил, увидим.

Ефим Фиштейн: Лейла Алиева, как вам думается, при новом американском президенте что-то может измениться американском восприятии Азербайджана? Ведь все демократические активисты из вашей страны жаловались на то, что из-за нефти и газа американское правительство рассматривало как второстепенные вопросы демократии и прав человека. Изменится ли что-то теперь?

Лейла Алиева: Для многих это самый критичный вопрос, по которому они будут оценивать администрацию Обамы и насколько сильно будет поворот демократического президента от Буша. Я думаю, что, во-первых, очень многое зависит от администрации, которую подобрал Обама, во-вторых, конечно, принятие решений, восприятие Азербайджана - это результат действий многих институтов внешнеполитических, которые в Америке отвечают за принятие решений. И кроме того, формирование политики - это не односторонний процесс, это процесс двусторонний, особенно по отношению к таким географическим зонам как наша, которые не являются приоритетным. Это будет двусторонний процесс, он будет формироваться в процессе президентства Обамы и во многом будет зависеть от того, какие сигналы, какая будет идти политика именно со стороны Азербайджана. И в этом плане, на мой взгляд, разница между администрацией Буша и администрацией Обамы заключается в том, что Обама будет более открыт информации, идущей из Азербайджана, касающейся именно демократизации, демократических сил и процессов реформ, он будет открыт, а уже остальное будет зависеть от того, насколько умело и консолидировано смогут передавать этот месседж из Азербайджана этой новой администрации.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG