Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Присяжные на процессе об убийстве редактора русской версии журнала «Форбс» Пола Хлебникова уже два дня обсуждают вердикт


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Михаил Саленков и Ян Рунов.



Андрей Шарый: Присяжные на процессе об убийстве редактора русской версии журнала «Форбс» Пола Хлебникова уже два дня обсуждают вердикт, который должен знаменовать собой важный этап в этом процессе. Присяжные обсуждали свое решение около шести часов, затем судья уже трижды возвращала в совещательную комнату, заявляя, что в вердикте есть неточности. На скамье подсудимых, напомню, уроженцы Чечни Муса Вахаев и Казбек Дукузов, а также московский нотариус Фаиль Садретдинов. Все трое, по данным следствия, входили в организованную группировку, причастную, помимо убийства Хлебникова, к ряду других громких преступлений. Пол Хлебников был убит рядом с редакцией журнала «Форбс» летом 2004 года.



Михаил Саленков: В суде на скамье подсудимых из пяти обвиняемых в убийстве Пола Хлебникова только двое – уроженцы Чеченской республики Муса Вахаев и Казбек Дукузов. Они обвиняются непосредственно в исполнении убийства. Заказчиком прокуратурой назвал житель Чечни Хож-Ахмед Нухаев, о котором Пол Хлебников написал книгу «Разговор с варваром». По версии Генеральной прокуратуры, как раз эта книга и стала причиной заказного убийства. Якобы Нухаеву не понравилось, как о нем написал журналист.


После того, как расследование дела было завершено, сотрудник Центра общественных связей Генеральной прокуратуры Виктор Потапов заявил нашей радиостанции…



Виктор Потапов: Преступление совершено участниками организованной преступной группы, в нее входили жители Чечни Казбек Дукузов, его брат Магомет, а также Муса Вахаев, Магомет Эдильсултанов и другие. Заказчиком убийства Пола Хлебникова является житель Чечни Хож-Ахмед Нухаев. Казбек Дукузов и Муса Вахаев арестованы. Расследование уголовного дела в отношении этих лиц завершено. Нухаев, Эдильсултанов и Магомет Дукузов объявлены в розыск.



Михаил Саленков: Преступная группа, по данным следователей, занималась в Москве вымогательством и заказными убийствами. Установлено, что, кроме убийства Хлебникова, осужденные причастны к убийству бывшего заместителя председателя правительства Чеченской республики Яна Сергунина и к покушению на предпринимателя Алексея Пичугина. Московского нотариуса Фаиля Садретдинова, который сейчас тоже находится на скамье подсудимых, обвиняют в том, что именно он заказал это несостоявшееся убийство.


В день вынесения вердикта присяжными, в пятницу, обвиняемых доставили в суд с опозданием, потому заседание началось на час позже. Процесс проходит в закрытом режиме, прессу не допустили в зал - там рассматриваются документы с грифом «Секретно». 12 присяжных, среди которых большинство – женщины, должны ответить на 54 вопроса. Среди основных можно выделить такие, как: «Было ли само преступление? Причастны ли те, кого обвиняют? Виновны ли они? И если да, заслуживают ли снисхождения?» В совещательной комнате присяжные провели уже около девяти часов, трижды судья возвращал их в комнату, чтобы они исправили неточности и ошибки в своем вердикте.


О том, что это за неточности и как проходил в целом процесс, мне рассказал адвокат Фаиля Садретдинова Руслан Коблев.



Руслан Коблев: Первый вердикт имел ошибки. Нет, он не был оглашен. Судья имеет право, по закону, в случае, если ему непонятен вердикт, имеются там ошибочные записи, он направляет коллегию присяжных опять в комнату.



Михаил Саленков: А что-то известно о том, какие ошибки были?



Руслан Коблев: Например, не полностью или неправильно даны ответы на вопросы. Имеется в виду, что неправильно ответ написан. Потому что закон предусматривает – «да, невиновен» или «нет, невиновен». Не написано там, где единодушно принято решение или об осуждении, или об оправдании, виновности или невиновности, - должно быть написано «единодушно». Вот такие формальные нарушения.



Михаил Саленков: Если говорить вообще о версии обвинения, Генеральной прокуратуры, как вы ее рассматриваете?



Руслан Коблев: Как любой адвокат, который настаивает на невиновности своего подзащитного, я считаю, что вина моего подзащитного полностью не доказана, и надеюсь на объективное решение суда присяжных. Садретдинову предъявлено обвинение по четырем эпизодам совершения преступления, ни в одном из четырех предъявленных обвинений он не может быть признан виновным.



Михаил Саленков: По недостаточному количеству доказательств?



Руслан Коблев: Правильнее было бы сказать – по полному отсутствию их.



Михаил Саленков: Почему был выбран суд присяжных? Тут же ведь были разные мнения, в самом начале процесса.



Руслан Коблев: Именно Садретдинов прежде всего ходатайствовал о том, чтобы дело рассматривалось судом присяжных. Потому что изначально он понимал, что только суд присяжных может, по крайней мере в отношении него, принимать объективное решение. Поскольку он изначально считал, что это дело не уголовно-процессуальное, а исключительно политическое. Политизировано оно было с первых же дней Генеральной прокуратурой.



Михаил Саленков: А в чем политизированность процесса?



Руслан Коблев: Ну, его эпизод, естественно, никого изначально не волновал. Все предъявленные ему обвинения хоть формально и не связаны с убийством, но так или иначе его арест был связан только с убийством Пола Хлебникова, то есть, таким образом, обвинение пыталось добыть дополнительные доказательства виновности Дукузова и Вахаева в убийстве Пола Хлебникова.



Михаил Саленков: В целом можете обрисовать, как проходит процесс?



Руслан Коблев: Претензий к самому суду у нас нет. Первая коллегия была распущена, если вы помните, у нас были конфликтные ситуации с первым составом суда. Судья Усов, по нашему мнению, довольно объективно относился к сторонам, как к стороне обвинения, так и к стороне защиты, предоставил возможность предъявить свои доказательства. Еще раз подчеркиваю, вердикт может быть частично оправдательным, а частично обвинительным. Я хочу подчеркнуть, что на прошлой неделе мы подали жалобу в Европейский суд по правам человека в отношении нарушения прав на защиту, прав, предусмотренных статьей 6-ой Европейской конвенции, в отношении Садретдинова. Эта жалоба уже принята Европейским судом.



Михаил Саленков: Чуть подробнее о том, почему виновность обвиняемых ставится под сомнение, в интервью нашей радиостанции рассказал сотрудница правозащитной организации «За права человека» Марина Петровская.



Марина Петровская: На протяжении всего судебного процесса не было ни одного представлено веского доказательства обвинительной стороной. Обвиняются Дукузов и Вахаев в том, что они – киллеры, исполнители убийства Хлебникова, и, якобы, чтобы доказать, что они киллеры, как будто нотариус Садретдинов заказывал им убийство Пичугина. И это как бы доказывает, что они – исполнители, а Садретдинов – заказчик. То есть тем, что, якобы, есть потерпевший – Пичугин, в которого как будто бы стрелял Дукузов… Единственный человек, который говорит, что Дукузов киллер, это Пичугин, а Пичугин, в свою очередь, обвиняет нотариуса в том, что он «заказал» его. И все, больше никаких доказательств нет. Ничего не обнаружено, ничего не найдено, и больше никто не подтверждает, что нотариус заказал убийство Пичугина.


Цепочка тянется такая, что Пичугин говорит, что Дукузов в него стрелял, соответственно, Дукузов мог стрелять и в Хлебникова.



Михаил Саленков: Какой вердикт будет вынесен присяжными, пока неясно. Первые два раза, когда они представили суду свои ответы на 54 вопроса, вердикт не оглашался.



Андрей Шарый: В ожидании вердикта по делу об убийстве Хлебникова я попросил корреспондента Радио Свобода в Нью-Йорке Яна Рунова рассказать о настроении коллеги Хлебникова, журналистов в США и членов его семьи.



Ян Рунов: Журналисты и семья убитого не удовлетворены результатами официального расследования, проведенного Генеральной прокуратурой России. По российской версии, убийство совершено по приказу главаря чеченской мафии Хож-Ахмеда Нухаева, которого Хлебников описал в книге «Разговор с варваром». Брат Пола Хлебникова, Майкл, склонен думать, что причиной убийства стали скандальные документы о московской недвижимости, которые Пол хотел опубликовать. Другой брат Пола, Питер Хлебников, говорил о погибшем брате…



Питер Хлебников: Павел Хлебников был отличный журналист, который работал верой и правдой. Если убить одного журналиста, придут десять или двенадцать и займутся теми делами, которыми убитый журналист занимался. Мы очень и очень благодарны, что ведущие журналисты Америки нашли время заняться работой, которую начал Пол Хлебников, и найти правду.



Ян Рунов: В Америке не слишком доверяют результатам расследования, проведенного российской прокуратурой, и не уверены в объективности и независимости российского суда. Об этом говорит сотрудник Международного Комитета защиты журналистов со штаб-квартирой в Нью-Йорке, старший координатор программ по Восточной Европе и Центральной Азии Алекс Лопес.



Алекс Лопес: В первую очередь я хочу сказать, что мы в Америке тоже ходим узнать, какие доказательства собраны прокуратурой и найден ли действительный убийца Пола Хлебникова, и определены ли действительные заказчики убийства, то есть правда ли, что именно Нухаев стоит за этим преступлением. Пока же мы не убеждены в этом, поскольку российская прокуратура не раскрыла, какие именно доказательства связывают Нухаева с этим делом.



Ян Рунов: Ранее Питер Хлебников говорил: «Мы считаем, что Павел был убит за ту работу, которую он вел как журналист, за его стремление найти и рассказать правду, за желание помочь создать в России цивилизованное общество и избавиться от преступности на всех уровнях». Американские журналисты больше склонны верить, что Пол Хлебников стал жертвой не столько уголовного преступления, сколько политического терроризма.


XS
SM
MD
LG