Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Саакашвили может не беспокоиться?


Акция протеста напротив здания парламента Грузии

Акция протеста напротив здания парламента Грузии

В Тбилиси в ожидании митинга оппозиции перекрыто движение. Эксперты Радио Свобода признают: коалиция слишком разрознена, большого энтузиазма у населения ее призывы не вызывают.

Перед зданием парламента в Тбилиси на проспекте Руставели уже перекрыто движение, хотя лидеры оппозиции начнут митинг только в 15:00. Как ожидается, оппозиция расскажет о своих планах на ближайшие дни. По предварительной информации, она собирается расширить участие грузинских регионов в акциях с требованием отставки Михаила Саакашвили и проведения досрочных президентских выборов.

В субботу оппозиционеры объявили о том, что прерывают акцию в связи с христианским праздником - Вербное воскресенье. Однако в ночь на 12 апреля неизвестные в масках, пробравшиеся на площадь перед парламентом, где проходит бессрочная акция протеста с требованием отставки президента Саакашвили, устроили погром и вывели из строя аппаратуру - компьютеры, установленные в палатке пресс-центра и громкоговорители. После чего оппозиция всё-таки провела на проспекте Руставели так называемую молчаливую акцию протеста. Около тысячи человек встали на месте погрома, выражая тем самым своё возмущение.

Оппозиционные лидеры настаивают на том, чтобы расследование происшествия проходило с участием представителя Европейского Союза Питера Семнеби. Он уже несколько дней находится в Тбилиси и пытается усадить стороны за стол переговоров. Один из лидеров оппозиции Давид Гамкрелидзе в эфире Радио Свобода заявил, что произошедшее - спланированная провокация властей:

- Я был на проспекте Руставели. Увидел, что происходило, пришли и другие лидеры оппозиции - Саломе Зурабишвили, Нино Бурджанадзе. И когда нападавшие увидели нас, они тут же убежали. Но они успели многое поломать.

В свою очередь, Министерство внутренних дел Грузии категорически опровергает причастность властей к этому инциденту.

Сегодня вновь планируется многотысячная манифестация. Демонстранты намерены перекрыть уже не два, а четыре центральных проспекта. Количество блокированных улиц будет увеличиваться изо дня в день - до тех пор, пока Саакашвили не объявит капитуляцию, то есть не подаст в отставку. Республиканцы и "Новый правые" не исключают, что компромисс может состоять и в проведении внеочередных парламентских (не президентских) выборов - при условии создания прочных гарантий их прозрачности и демократичности. Но радикальная часть оппозиции исключает проведение парламентских выборов до отставки президента Саакашвили. Например, бывшая спикер парламента, руководитель партии "Демократическое движение Единая Грузия" Нино Бурджанадзе неоднократно заявляла: "До тех пор, пока Саакашвили у власти, нет смысла проводить парламентские выборы, поскольку они в любом случае будут сфальсифицированы".

Шансы на успех грузинской оппозиции оценил для Радио Свобода журналист Вадим Дубнов, эксперт по проблемам постсоветского пространства.

- Может ли грузинская оппозиция добиться выполнения своих требований?

- Ссейчас все идет к тому, что это не совсем реально. Был вопрос, что произойдет после ночи с загадочным захватом сцены. Непонятно, кто это сделал. Отразится ли это на массовости митинга? Это будет понятно в 3 часа, когда возобновится митинг на площади. Но, по ощущениям, все уже идет на спад. Если, конечно, вдруг не случится какого-то чуда, срыва нервов у одной из сторон, если не произойдет ничего незапланированного, неожиданного, что могло бы изменить тот ход, который кажется сейчас уже неизбежным.

Добиться результатов в противостоянии с Саакашвили оппозиции мешает ее разрозненность, считает Вадим Дубнов:

- Оппозиция состоит из разных частей, которые ставят перед собой совершенно разные задачи. Нино Бурджанадзе вынуждена играть в радикальные игры и идти ва-банк, а Ираклий Аласания настроен спокойно поиграть в долгоиграющий проект хоть до новых парламентских выборов, хоть до новых президентских. У него есть время. Все эту разрозненность чувствуют. Поэтому мобилизационного мотива у населения нет - и это при том, что Саакашвили не очень любят, особенно в Тбилиси.

В общем, все понимают, что эта оппозиция не сделает жизнь намного лучше, а то будет и еще сложнее. Это понимают даже недоброжелатели Саакашвили. Они тоже не рвутся на площадь. Не подтянутся и регионы, потому что митинг получился тбилисским. До сегодняшнего дня региональных людей практически не было. Оппозиция склонна объяснять это тем, что блокированы дороги. Но, мне кажется, что просто люди в регионах, во-первых, не очень знают про эту акцию, а, во-вторых, тоже не очень мобилизованы.

Мне кажется, что оппозиция немножко обманулась насчет мотивов. Она сочла, что августовская кампания - это совершенно губительная вещь для Саакашвили. Вот войны уже народ не переживет. С другой стороны, все упреки, которые бросают в Саакашвили на митинге, имеют старое, экономическое и бытовое свойство. Такое ощущение, что война не пережита, не осознана до конца еще, как самый главный грех Саакашвили. Его рейтинг упал, но критическим довеском она не стала.

- Как соотносится рейтинг Саакашвили и рейтинг оппозиции?

- Рейтинг - вещь условная. Конечно, у Саакашвили он намного выше - по разным данным, от 20 до 25 процентов. У оппозиции за пределы 10 процентов ни один лидер не большому счету не выходит.

-Почему оппозиции не удается договориться и выдвинуть единого лидера?

- Это невозможно. Вспомните: когда на митинге освистали Нино Бурджанадзе, другим лидерам оппозиции было довольно трудно скрыть свое маленькое злорадство. Это понятно, потому что они абсолютно разные люди. Есть Нино Бурджанадзе. Я бы сказал, что ей нужно по ситуации - здесь и сейчас. Есть Аласания, который готов играть в умеренные игры. Сам он готов к диалогу с Саакашвили: Аласания - достаточно комфортная политическая фигура. Есть Леван Гачичеладзе, который был единым кандидатом от оппозиции. Но это такая особая ниша, которая с реальной политической борьбе ничего общего не имеет - нечто трибунное, нечто пассионарное, но это не политика. Гачичеладзе это знает. Поэтому ему ближе Аласания, потому что это более реальный проект. Он подчеркивает, что он не с Бурджанадзе. Бурджанадзе остается в изоляции. Поэтому говорить о единстве довольно трудно. Они в этот раз даже и не скрывали, что совсем не едины.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG