Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Авторские проекты

Девочка или национальный престиж?


Элиза с мамой и папой.

Элиза с мамой и папой.

"Девочка национального престижа" – так назывался материал, опубликованный вчера на сайте РС. В нем шла речь о позиции Общественной палате РФ, которая обсуждала историю Элизы Андре-Беленькой, которую никак не могут поделить родители. Глава Комиссии Общественной палаты по контролю за деятельностью правоохранительных органов и реформированием судебно-правовой системы адвокат Анатолий Кучерена заявил: " Мы намерены добиваться возвращения Лизы на территорию России".

С этой позицией не согласился главный редактор журнала "Франция" Михаил Гохман, приславший свой комментарий в редакцию сайта РС.


…Жила была девушка Ирина. Вышла замуж, родила ребенка, потом полюбила француза-океанолога, разошлась с мужем, оставила ему ребенка и уехала во Францию. В новой семье появилась девочка. Но жизнь не сложилась. Началась долгая и мучительная процедура развода. Французский суд склонялся к решению оставить маленькую Элизу с отцом. Чем он мотивировал такую позицию – не знаю. Скорее всего, у суда были на то серьезные основания, поскольку таких крох обычно оставляют с мамами. Предполагалось, что дочь будет жить с отцом, но мать имеет право не регулярное общение с ребенком, а бывший муж должен оплачивать ее расходы на дорогу и проживание. Отдельным решением Ирине было запрещено до окончания процедуры развода вывозить ребенка из Франции.

Тем не менее, Ирина обманным путем вывезла маленькую Элизу в Москву, где опять вышла замуж за своего бывшего мужа, а Элиза Андре стала Елизаветой Исаевой (Исаев – фамилия нового-старого мужа Ирины). Состоялось заседание российского суда, который постановил, что Елизавета будет проживать в России вместе с матерью. Известили ли Жана-Мишеля Андре об этом заседании – остается тайной. Судью, выносившего это решение, не заинтересовало и то, что Ирина Беленькая за похищение ребенка была объявлена в розыск, и Францией выдан международный ордер на ее арест.

Жан-Мишель Андре это понял быстро, поэтому на российские суды особенно не рассчитывал. Он приехал в Москву, вручил няне, гулявшей с девочкой букет цветов, объяснил, что он отец ребенка и улетел с дочерью во Францию. Когда спустя полгода дочку похитили у него, то цветов Жану-Мишелю никто не вручал. Его просто зверски избили. И это еще одна разница в наших подходах к делу.

Сейчас российские политики говорят русофобском подходе французских судов, о необходимости заключения двусторонних договоров, о решениях российского суда…

Почему-то никто из них не вспомнил о том, что во Франции существует суд по делам детей, аналога которому в России нет. В этом суде решаются только вопросы, связанные с детьми. А в России суды решают вопросы о детях между делом о пьяной драке и "спором хозяйствующих субъектов". О службе опеки говорить вообще смешно. Одному из российских отцов, который требовал передать ребенка ему на воспитание, в опеке сказали замечательную фразу: "Даже если бы ваша жена была бы алкоголичкой и наркоманкой, мы бы все равно оставили ребенка ей, потому что есть такое понятие – материнское чувство. Вам, мужчинам, этого не понять!". И вот с такой службой опеки (как она работает, мы только что видели на примере Глеба Агеева) и со своим басманным правосудием мы будем предъявлять претензии французской судебной системе? Что же, это возможно. Есть Европейский суд в Страсбурге. Подавайте иски, господа патриоты! А может быть сначала реформируем свою судебную систему? Кстати, пример с делом Захаровой, которым обычно иллюстрируют предвзятость французских судов не работает. Именно французский суд оставил маленькую Мари Уари с мамой, при этом обязал бывшего супруга выплачивать большие алименты и оплачивать им квартиру в одном из лучших районов Парижа.

Сегодня мать девочки, Ирина Беленькая, в тюрьме. Почти наверняка ее экстрадируют во Францию. Перспективы незавидные. Либо несколько лет в заключении, либо условный приговор и высылка в Россию без надежды когда-нибудь получить шенгенскую визу. Во всех этих случаях у маленькой Элизы не будет мамы. Знаете, кто волнуется об этом? Не коллективный Лавров, а Жан-Мишель Андре, с лица которого еще не сошли следы побоев. Он заявил, что готов отозвать свои претензии к бывшей жене и не будет возражать против ее общения с дочерью. Его адвокат готов принять самое активное участие в составлении российско-французских договоров, которые помогли бы в будущем решать такие конфликты. Впрочем, российских политиков это не интересует. Им сейчас не до слез ребенка, они пекутся о величии России.

Об истории Элизы Андре-Беленькой и ей подобных - гости программы "Час прессы".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG