Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Постпред России в НАТО Дмитрий Рогозин заявил об отмене встречи начальников генштабов России и НАТО в случае проведения учений в Грузии. Заявление прозвучало почти за две недели до начала этих учений. С учетом того, что Москва была предупреждена о натовском начинании в Грузии еще год назад, дипломатические маневры накануне военных учений приобретают традиционный трагикомический характер.

Бывают решения судьбоносные, а, бывают, наоборот, словно печальный знак судьбы. Важно только их не перепутать, как это ни соблазнительно. В принципе, можно было бы не слишком обращать внимания на учебные методики НАТО, как после августа в Москве принято вообще игнорировать все, что происходит в Грузии. Или ограничиться сетованием президента о том, что учения в Грузии не добавят оптимизма жителям Абхазии и Южной Осетии. И забыть, не обращая внимания ни на чьи улыбки. Но в этом случае пришлось бы пробовать себя в совершенно не освоенном жанре, а на переправе коней не только не меняют, но и не переучивают. Поэтому жанр обреченно остался прежним, а именно послеавгустовским.

Под убаюкивающий аккомпанемент разговоров о российско-американской перезагрузке, о восстановлении отношений с НАТО, ЕС и Европой в целом, тем более, казалось бы, имело смысл, дабы никого не спугнуть, говорить о разногласиях шепотом. Особенно о таких, как учения НАТО в Грузии. Есть ведь искушение изучить список участников учений и увидеть в разгоревшемся скандале еще один знак. Тут и Азербайджан, президент которого, вернувшись из Москвы, уверяет в личной дружбе с российским коллегой. Тут и Армения, президент которой на днях едет в Москву чтобы, надо полагать, заверить в верности долгу стратегического союзничества. И ничего, никаких московских демаршей по поводу их участия во вражеском мероприятии не слышно. А вот извечные наши противники, Латвия и Эстония, легко пренебрегли возможностью показать Москве свое известное отношение к войне в Южной Осетии. В связи с чем, приходится заподозрить, что решение об участии как друзьями, так и недругами, принималось в соответствии с самыми разными критериями, от кризисной экономии до, возможно, деликатной договоренностью с Москвой, но никак не историей 2008-го года.

Но в том-то и дело, что Россия обречена любое расположение звезд, которые можно наблюдать с грузинской территории, рассматривать исключительно через августовские линзы. Что в некоторой степени вполне объективно.

Европа, действительно, уже не слишком усердно напоминает Москве о невыполнении отдельных пунктов плана Медведева-Саркози, словно смирившись с российскими блокпостами в Ахалгорском районе. И НАТО, в самом деле, афганским транзитом озабочена куда больше, чем торжеством послеавгустовской справедливости. Но чем меньше возможностей и желания давить на Москву, тем приятнее продемонстрировать ей свое истинное отношение там, где никакого риска, кроме, конечно, отмены встречи начальников штабов, нет. И получается, что под вопрос ставится то, в чем Кремль уже почти сам себя убедил: что август если не прощен, то в необходимой степени забыт. Не забыт, что обидно и вызывающе.

Примерно то же с перезагрузкой Обамы. Вашингтон на самом деле дает понять, что готов снизить накал полемики. Но совершенно неподходящим для Москвы образом: он просто больше не считает эту полемику принципиальной, хотя бы в той же степени, что замирение с Латинской Америкой, исправление ошибок в Турции и поиск реальных контактов в Иране. На таком фоне воспоминания о временах Буша могут вызвать даже некоторую ностальгию по поре недавнего величия. И от того, что Обама не склонен считать Грузию маяком демократии, легче почему-то не становится. И уже не так важно, что, раскручивая скандал, Москва сама разрушает то, что выстраивала – иллюзию послеавгустовского примирения. Перезагрузка продолжается.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG