Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мятеж в Грузии объявлен законченным, но ясности так и не прибавилось.

Своим мнением о бурных событиях в Грузии в интервью Радио Свобода поделился гендиректор Информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве Алексей Власов.

- Достаточно ли, на ваш взгляд, информации, поступающей из Грузии, для того чтобы объективно судить о том, что там происходит?

- Нет, недостаточно. Более того, я связывался с коллегами из Тбилиси, пытаясь получить объективную информацию о происходящих событиях, и пока такое впечатление, что в самой Грузии информация по официальным каналам идет строго дозировано. Она очень противоречива, и политологи, журналисты не имеют даже внутри самой Грузии возможностей для того, чтобы дать какие-то четкие оценки.

- На таком фоне обычно и возникают разговоры о том, что это провокация. Если так - чья, и с какой целью? В контексте того, что начинаются учения Грузия-НАТО в рамках программы "Партнерство во имя мира".

- Буквально через несколько минут после того, как в интернете появились первые сообщения, мне позвонили два или три человека, связанных с американскими изданиями в России, чтобы спросить: не являются ли эти события российской провокацией? Это означает, что уже одна версия в самой Грузии, заготовлена - так называемый "русский след". И то, как начинают отрабатывать эту версию, показывает, что для Запада Саакашвили уже готовое объяснение имеет. То есть агитпроп грузинский, как я понимаю, будет давить именно на эту версию.

- Тем не менее, чей бы след ни усматривался в происходящем, это все равно остается фактором нестабильности в Грузии, стремящейся в НАТО. Если речь о провокации, не перестарались ли они, и не ставит ли это под угрозу их сотрудничество с НАТО?

- Саакашвили в сопровождении БТР прибыл в мятежную часть, и мятежники сдали оружие. Можно, конечно, с помощью этого нехитрого приема использовать ситуацию для подъема рейтинга. Но, с другой стороны, мне кажется, что если это, допустим, был заранее подготовленный спектакль, а не ситуативная реакция одного-двух батальонов грузинской армии на какие-то внутренние проблемы в отношениях между военным руководством и, допустим, руководством страны, то да, можно сказать, что грузинские власти явно перестарались. Потому что проводить учения североатлантического альянса на территории государства, которое неэффективно контролирует внутреннюю ситуацию, по меньшей мере, проблематично. Но моя личная версия, что это не провокация, не спектакль ни с той, ни с другой стороны, никакого русского следа здесь нет. Такие ситуации возникали и при Шеварднадзе, и, по-моему, в самом начале эпохи Михаила Саакашвили, когда несколько вооруженных отрядов грузинской армии выражали таким довольно своеобразным способом протест против чего-либо

- Если верить тем данным, которые поступают о численности мятежников, один-два батальона - это много для грузинской армии?

- Для грузинской армии это достаточно. Скажем, даже цифры мятежников сейчас я видел разные - 50, 100, 70 человек. Для грузинской армии эта цифра, как мне кажется, в принципе, приличная с учетом не самой большой численности личного состава. Но я бы обратил внимание на другое. Такие локальные мятежи в основном характерны для стран, где политические режимы находятся в состоянии внутренней нестабильности, где происходят постоянные конфликты между властью и оппозицией, где военные начинают чувствовать себя людьми, которые в случае его могут решить судьбу страны. В Юго-Восточной Азии, отчасти на Ближнем Востоке такие события мы наблюдали в исторической ретроспективе. Сейчас, мне кажется, ситуация в Грузии где-то близка к этому, потому что в условиях противостояния между оппозицией и властью, которое приобретает перманентный характер в Грузии, конечно, роль военных будет неизбежно возрастать. Возможно, здесь проявляется такой новый тренд.

- Сложилось такое впечатление, что российские власти или российские политики были готовы прокомментировать сложившуюся ситуацию, и комментарий как будто бы на поверхности: эта провокация - бред режима и так далее. Это следствие того, что отношения с Грузией достаточно непростые, или, как полагают некоторые эксперты, можно говорить об информированности, хотя бы частичной, российских властей о том, что в Грузии может произойти?

- Многие наши эксперты, которые относятся к категории так называемых "говорящих голов" не обладают той информацией, которая в ином случае была бы быть у спецслужб. Поэтому не нужно искать каких-то секретов там, где их просто-напросто нет. Причина того, что все дружно отвечали, что это провокация, и Россия к этому никакого отношения не имеет, очень проста. У большинства журналистов в самом вопросе содержался подтекст: а не российский ли это след? И поэтому, как говорится, каков вопрос, таков и ответ.

- И, тем не менее, насколько российские силовики осведомлены о том, что происходит в Грузии, с тем, чтобы при случае отреагировать, как это было с Южной Осетией, с Абхазией?

- Из тех сообщений, которые были доступны в открытой части сети, было понятно, что, допустим, наши контингенты, которые расположены на территории в непосредственной близи к границам Грузии, по крайней мере, официально в состояние боевой готовности не приводились. Что касается информированности и неинформированности наших силовиков, если эта ситуация действительно развивалась стихийно, и это не было связано с заранее спланированным сценарием провокации, то, как правило, отслеживать такие вещи достаточно сложно, просто потому что они возникают и гасятся буквально в течение очень короткого промежутка времени. Еще раз повторяю, это моя такая личная версия, что, скорее всего, мы имеем дело здесь именно с этим. А вот то, как этот фактор будет использован в информационном противостоянии России и Грузии, как с той, так и с другой стороны, совершенно другой разговор.

- И как он может быть использован?

- Каждая из сторон попытается, естественно, выбить для себя наибольшие преференции, и сейчас шарик на стороне Михаила Саакашвили, которому действительно удалось разрулить, как у нас принято говорить, эту ситуацию. Мятежники сдались, и теперь он должен обозначить конкретных людей, которые якобы имели связи с российскими спецслужбами и возглавляли этот заговор. Если доказательств убедительных предоставлено не будет, то это будет очередное информационное поражение Саакашвили, потому что российская сторона в таком случае вправе задать вопрос: на каком основании грузинское руководство обвиняет своего соседа, не имея на руках доказательств. Поэтому сейчас Саакашвили надо очень хорошо продумать, как в дальнейшем освещать ход ситуации вокруг этого конфликта. Еще раз подчеркну, что шарик на его стороне.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG