Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Послесловие к оправданию


У большинства осталось ощущение, что подсудимые причастны к убийству Анны Политковской

У большинства осталось ощущение, что подсудимые причастны к убийству Анны Политковской

Какими мотивами руководствовался Верховный суд, отменяя оправдательный приговор по "делу Анны Политковской"? Ответ на этот вопрос искали участники программы "Грани времени" с Владимиром Кара-Мурзой. Ведущий программы пригласил в студию Радио Свобода обозревателя "Новой газеты" и радиостанции "Эхо Москвы" Юлию Латынину.

Владимир Кара-Мурза: Военная коллегия Верховного суда отменила оправдательный приговор по делу об убийстве обозревателя «Новой газеты» Анны Политковской. Доводы Генеральной прокуратуры, оспорившей приговор, признаны обоснованными. Оправдательный приговор в начале года вынес Московский окружной военный суд на основе вердикта присяжных. Теперь дело уходит на новое рассмотрение, и на скамье подсудимых вновь окажутся братья Махмудовы, бывший капитан УБОП Сергей Хаджикурбанов и подполковник ФСБ Павел Рягузов. Адвокат потерпевшей стороны Анна Ставицкая напомнила, что родственники Политковской не поддерживали мнение Генпрокуратуры об отмене приговора. По ее словам, в ходе нового процесса защита первым делом поднимет вопрос о возвращении дела в прокуратуру для устранения неполноты следствия. Она надеется, что сдвиг в деле об убийстве журналистки «Новой газеты» произойдет после начала рассмотрения жалобы детей погибшей в Европейском суде по правам человека. Жалоба касается неэффективности расследования. Судебные перспективы дела об убийстве Анны Политковской после отмены оправдательного приговора всем обвиняемым мы обсуждаем с обозревателем «Новой газеты» и радиостанции «Эхо Москвы» Юлией Латыниной. Есть ли, по-вашему, угроза, что следствие вновь пойдет по замкнутому кругу?

Юлия Латынина: Я думаю, что для этого все собственно и сделано. То есть понятно, что ситуация очень сильно повторяет ситуацию в деле с убийством Пола Хлебникова. Тогда тоже суд присяжных вынес оправдательный приговор убийцам, несмотря на то, что существовали очень страшные улики, вплоть до отпечатков из пальцев на брошенном автомобиле. Кстати, это убийцы из то же самой Лазанской преступной группировки, что убивали Анну Политковскую, следует понимать, что убийца Пола Хлебникова Казбек Дукузов был очень близко знаком с Рустамом Махмудовым, предполагаемым убийцей Анны Политковской. Это одна и та же группировка, которая убедилась в своей безнаказанности. Так вот, тогда присяжные отпустили убийц.
У нас почему-то присяжные обычно выносят оправдательный приговор любым чеченским бандам, у нас нет прецедента, чтобы чеченская банда была осуждена за убийство

У нас почему-то присяжные обычно выносят оправдательный приговор любым чеченским бандам, у нас нет прецедента, чтобы чеченская банда была осуждена за убийство. Но, видимо, обладают эти люди какими-то методами воздействия на присяжных, какими-то средствами убеждения. Нравятся присяжным чеченские бандиты. Тогда отпустили убийц Хлебникова, а после этого была кассация, после этого Верховный суд отменил приговор, все хорошо, господин Дукузов где-то бегает, а мы только можем похвастаться перед Америкой, что мы что-то сделали. То же самое здесь, дело не расследовано, обвиняемые могут скрыться в любой момент, в любом случае, главных виновников происшедшего нет, а мы можем отчитаться перед мировой общественностью, что вот мы что-то раскрывали и даже снова отменили приговор.

Владимир Кара-Мурза: Сергей Соколов, заместитель главного редактора «Новой газеты», не ждал сенсационных решений.

Сергей Соколов: Я предполагаю, что это решение могло быть любым, и оно не повлияло на самое главное. А самое главное вовсе не судьба мелких фигурантов этого уголовного дела, а вопрос о заказчике и киллере. Те вопросы, которые пока не разрешены. Соответственно, большого внимания мы не уделяем всей этой истории, поскольку она касается вещей второстепенных. Конечно, мы предполагаем, что эти люди причастны к убийству Анны Политковской, и у нас есть внутренняя убежденность. Проблема в том, какие роли они выполняли, насколько они использовались кем-то. Вопрос – кем они использовались. И нам бы хотелось сначала получить ответ на этот вопрос, а потом уже на вопрос о второстепенных участниках преступления.

Владимир Кара-Мурза: Видите ли вы какую-то реальную пользу сегодняшней победы стороны обвинения на военной коллегии Верховного суда?

Юлия Латынина: Откровенно говоря, нет. Есть, как я уже сказала, оправдательный приговор, он вынесен судьей Зубовым. Судья Зубов у нас известный судья. Он, если вы помните, оправдал предполагаемых убийц журналиста Холодова. То есть у него есть большой опыт подобного рода оправданий, подобного рода процессов. На суде, когда присяжные отправились выносить приговор, судья Зубов напутствовал их так, что они должны принять - примите, говорил судья Зубов, во внимание боевые заслуги Павла Рягузова. Это тот офицер ФСБ, который обвинялся в том, что передал киллерам адрес Анны Политковской. Кроме того, он был партнером Сергея Хаджикурбанова по многочисленным случаям рэкета и, вероятно, убийств. И судья Зубов говорил присяжным: примите, пожалуйста, во внимание боевые заслуги господина Рягузова. Присяжные приняли во внимание боевые заслуги подполковника Рягузова. Тем более, что есть ощущение, что среди присяжных были вообще люди, которые были заранее убеждены по каким-то причинам, что Рягузов не виноват. Видимо, им так сказали в тех местах, где их напутствовали на роль присяжных.
И, собственно, я нимало не уважала приговор, вынесенный присяжными, тем более, что я не считаю, что в стране, где все кривое, суд кривой, прокуратура кривая, присяжные должны быть прямые. Как верблюда спросили: а что у тебя шея кривая? Он ответил: а что у меня прямое? Каков суд, таковы и присяжные, каков Зубов, таковы и присяжные. Я нимало не уважала вердикт тех присяжных, и я нимало не уважаю вердикт Верховного суда, который, если дело пойдет по тому же самому кругу, опять мы вынуждены будем доказывать, что виноваты именно эти три с половиной человека, считайте с половиной, потому Рягузова обвиняют даже не в соучастии в убийстве Политковской, а по другому эпизоду, то собственно мы будем вынуждены доказывать, что этот стул стоит на двух ножках. Он не стоит на двух ножках, там еще есть ножки.

Владимир Кара-Мурза: Валерий Борщев, правозащитник, член Московской Хельсинской группы, вынес самые противоречивые ощущения от предыдущего процесса.

Валерий Борщев: Конечно же, у большинства осталось ощущение, что подсудимые причастны к убийству Анны Политковской. Но они не заказчики, они не основные фигуранты. А вот обвинители поработали крайне неквалифицированно. Есть ли шанс при новом рассмотрении иного результата, не знаю. Конечно, если сменят коллегию присяжных, подберут соответствующих, все возможно. Опыт у нас на этот счет есть, таких примеров можно привести. Но дело в том, что всех нас волнует действительно заказчик, всех нас волнуют главные фигуранты дела, кто заказал, кто убил Анну Политковскую. Поэтому этот суд такого принципиального значения не имеет. Я соглашаюсь с тем, что скорее всего эти люди причастны, меня больше всего волнуют главные виновники убийства, кто заказал, кто убил. А вот их мы пока не знаем и узнаем ли – большой вопрос.
XS
SM
MD
LG