Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кремль встретил Барака Обаму


Дмитрий Медведев и Барак Обама. Москва, 6 июля

Дмитрий Медведев и Барак Обама. Москва, 6 июля

В понедельник 6 июля в Москву прибыл с официальным визитом президент США Барак Обама. Рабочая программа трехдневного визита американского лидера началась с возложения венка к мемориалу Неизвестного солдата в Александровском саду. Затем в Кремле прошли переговоры президентов России и США.

Итоги первого дня официальной части программы пребывания Барака Обамы в Москве подводим в очередном выпуске программы "Грани времени" с заместителем директора Института США и Канады Российской академии наук Виктором Кременюком.

Владимир Кара-Мурза: Президенты США и России Барак Обама и Дмитрий Медведев в ходе встречи в Москве подписали рамочное соглашение о сокращении стратегических наступательных вооружений. Документ, подписанный двумя президентами, озаглавлен «Совместное понимание по вопросу о дальнейших сокращениях и ограничениях стратегических наступательных вооружений». Это соглашение подготавливает подписание новых документов по СНВ. Кроме того, подписано соглашение между правительствами двух стран «О транзите вооружения, военной техники, военного имущества и персонала через территорию Россию в связи с участием вооруженных сил США в усилиях по обеспечению безопасности, стабилизации и восстановлению исламской республики Афганистан». Так же подписан рамочный документ «О развитии сотрудничества между вооруженными силами России и США». Итоги первого дня официальной части пребывания Барака Обамы в Москве мы подводим с заместителем директора Института США и Канадаы Российской Академии наук Виктором Кременюком. С каким этапом наших двусторонних отношений вы бы сравнили подписание сегодняшнего документа?

Виктор Кременюк: Я бы не стал преувеличивать значение, потому что, наверняка, последуют слишком оптимистические, но это попытка начать отношения с нового чистого листа, причем начать в позитивном плане, не ругаться пока, а зафиксировать те сферы отношений, где у нас совпадают интересы и где нам есть, о чем говорить. Я думаю, это хороший позитивный старт.

Владимир Кара-Мурза: Алексей Подберезкин, политолог, проректор МГИМО по науке, бывший депутат Государственной думы, приводит исторические параллели.
...американцы под разными предлогами избегают определения взаимосвязей стратегических наступательных и оборонительных вооружений

Алексей Подберезкин: Те, кто профессионально изучал историю переговоров по ограничению сокращения вооружений, могут провести некий аналог между нынешней ситуацией и ситуацией конца 80 годов, когда мы всячески подчеркивали свою взаимосвязь между стратегическими наступательными и стратегическими оборонительными вооружениями. Это объективная взаимосвязь, безусловно, существует. Так вот, аналог, скажем так, какой-то просматривается ситуации конца 80 годов, когда американцы под разными предлогами избегают определения взаимосвязей стратегических наступательных и оборонительных вооружений. Хотя в мягкой форме нашим дипломатам удалось (я представляю, как это было тяжело) зафиксировать эту взаимосвязь.

Владимир Кара-Мурза: Напомните нам, Виктор Александрович, эту ситуацию, пока договор действует по ограничению стратегических наступательных вооружений до декабря текущего года?

Виктор Кременюк: Договор об ограничении стратегических наступательных вооружений, СНВ-1 его называют, срок действия истекает в начале декабря. Договор, который удовлетворял обе стороны, которые хорошо исполнялся обеими сторонами.

Владимир Кара-Мурза: В каких масштабах теперь обе страны намерены сократить количество ядерных боезарядов?

Виктор Кременюк: Сейчас особенностью может быть этого этапа является то, что обе стороны говорят и о боезарядах, и о боеносителях. Боезаряды, президент Медведев назвал от 1500 до 1650, вот в таком диапазоне будет разрешено иметь обеим сторонам. Носители от 500 до 1100.

Владимир Кара-Мурза: Игорь Чубайс, философ, директор Центра по изучению России университета Дружбы народов, не видит связи саммита с практической повседневностью.
Господин Обама в своих заявлениях накануне визита ничего не говорил о фальсификаторах, а указал на председателя правительства Путина, который стоит одной ногой в прошлом

Игорь Чубайс: Было очень много ожиданий, эта тема очень живо обсуждалась в наших СМИ, потому что такое законформированное авторитарное российское государство столкнулось с живым влиятельным политиком, на которого надо реагировать. Но в первый день конференция мне, честно показалась, скучной, речь шла о каких-то абстрактных, далеких вещах. В принципе, конечно, важны, но на практической повседневной жизни людей в нашей стране они мало что значат и ничего не определяют, к сожалению. Я здесь назову только один фактор – известный указ президента о борьбе с фальсификацией. Там говорится, что нужно бороться с теми, кто работает против авторитета и престижа нашей страны. Но господин Обама в своих заявлениях накануне визита ничего не говорил о фальсификаторах, а указал на председателя правительства Путина, который стоит одной ногой в прошлом, и поэтому как раз работает против престижа нашей страны. Вот об этом стоит подумать.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Санкт-Петербурга от радиослушателя Александра.

Слушатель: Здравствуйте. Лично мне понравилось в Бараке Обаме искренность и интеллигентность. Он искренне высказался, что у него есть недоумение в связи с появлением новых обвинений против Михаила Ходорковского, что эти новые обвинения похожи на старые, за которые собственно Ходорковский и сидит. Но интеллигентно подчеркнул, что по данному вопросу считает не уместным вмешиваться в российские судебные процессы извне. Мне кажется, он поступает правильно и выглядит куда более прагматичнее в наших отношениях, нежели Чейни, Буш. Но, конечно, поправку Джексона-Вэника, считаю, что нужно давно Соединенным Штатам отменить. И хочется спросить: как скоро это может произойти?

Виктор Кременюк: Вы знаете, по-моему, даже президент Обама не сможет на этот вопрос ответить. Потому что эта поправка стала притчей во языцех, тысячу раз ее полоскали, тысячу раз говорили о том, что ее необходимо отметить, и все согласны вроде бы с этим, но почему-то никто не начинает этот процесс отмены. А он требует усилий процессуальных. Кто-то должен выступить, причем не администрации, а кто-то из конгрессменов. Должны выступить с инициативой, это должны рассмотреть в различных комитетах. И всеобщее голосование конгресса, и определить, отменить эту поправку или нет. Этого никто не делает, потому что кому-то вообще неинтересно, у кого-то не вызывает энтузиазма это дело. Короче говоря, остается реликта настоящий. Конечно, он очень много портит, потому что одна из самых главных наших проблем - это не ракеты, это не подозрение – это отсутствие доверия. Мы до конца не доверяем американцам, американцы не до конца доверяют нам. И вот такая поправка очень часто портит всю картину. Потому что возникает ощущение, что американцы не торопятся отменять какие-то такие перезревшие плоды «холодной войны».

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тулы от радиослушателя Николая.

Слушатель: Добрый вечер. У меня два вопроса гостю Владимира. Первое: только сейчас Подберезкин заявил, что российская дипломатия пытается увязать вопрос о наступательных и оборонительных вооружениях. Какая здесь взаимосвязь, когда оборонительная - это оборона собственной страны, а наступательная для агрессии против других стран. И второе: пока Путин будет определять определяющий фактор российской внешней политики, можно ли надеяться на серьезное улучшение отношений между Россией и Соединенными Штатами Америки?

Владимир Кара-Мурза: Произошло ли серьезное улучшение по сравнению с прежней администрацией?

Виктор Кременюк: Первое – это заявление Подберезкина. Надо просто уточнить, что когда начинался первый основной тур переговоров по сокращению стратегических наступательных вооружений, к тому времени был подписан договор между СССР и США в 72 году о ликвидации противоракетной обороны каждой стороны. Каждая сторона отказывалась от развертывания противоракетной обороны и оставляла себе небольшое количество средств. У нас они обороняли Москву, у американцев они обороняли шахты межконтинентальных баллистических ракет. А так поэтому можно было спокойно вести разговор о сокращении наступательных стратегических потенциалов. Сейчас ситуация меняется, потому что Буш вышел из договора по ПРО. Это было в 2002 или в 2003 году. И мало того, выйдя из договора, заявил, что американцы будут развертывать новую свою противоракетную оборону. Если это так, потому что фактически до последнего времени ничего особого не было сделано, но если это так, то надо по-другому просчитывать баланс, который существует сейчас. Развертывание в одностороннем порядке противоракетной обороны меняет уже соотношение между наступательными потенциалами. Это просто очень усложнит ведение дальнейших переговоров по сокращению наступательных вооружений, но, тем не менее, наверное не будет являться непреодолимым препятствием.



Полная стенограмма программы "Грани времени" с Владимиром Кара-Мурзой появится на сайте в ближайшие часы.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG