Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Найти убийцу


Дело об убийстве Анны Политковской вернули Генпрокуратуре

Дело об убийстве Анны Политковской вернули Генпрокуратуре

Верховный суд РФ вернул в прокуратуру дело об убийстве журналиста Анны Политковской, на чем настаивали и родственники погибшей, и обвиняемые. Уголовное дело в отношении братьев Ибрагима и Джабраила Махмудовых, Павла Рягузова и Сергея Хаджикурбанова теперь объединят с делом в отношении предполагаемого убийцы Рустама Махмудова и заказчиков преступления.

"Когда будет задержан исполнитель преступления, с ним проведут необходимые следственные действия, будет пересоставлено обвинительное заключение, однако все обстоятельства, которые были изложены в обвинительном заключении в отношении Хаджикурбанова и братьев Махмудовых, все их роли останутся прежними и будут отражены в новом обвинительном заключении. Гособвинение считает, что эти фигуранты дела причастны к убийству Политковской", - сообщила РИА Новости в четверг представитель Генпрокуратуры РФ Вера Пашковская.

Журналист "Новой газеты" Анна Политковская была застрелена в подъезде своего дома 7 октября 2006 года.

Владимир Кара-Мурза: Военная коллегия Верховного суда вернула в прокуратуру дело об убийстве Анны Политковской. Таким образом суд удовлетворил жалобу родственников Политковской и протест Генпрокуратуры, которые настаивали на возврате дела для проведения полного расследования и поисков всех соучастников преступления. Прокуратура считает, что повторно дело будет направлено в суд после задержания исполнителя или других причастных к нему лиц. О том, обещает ли возвращение дела на доследование в прокуратуру прогресс в поиске убийц Анны Политковской, мы говорим с заместителем главного редактора "Новой газеты" Сергеем Соколовым. Удовлетворена ли редакция "Новой газеты" решением Военной коллегии Верховного суда?

Сергей Соколов: Мы выражаем сдержанное удовлетворение этим обстоятельством. Потому что на самом деле расследование дела могло бы пойти более интенсивным образом в самом начале, если бы не было объективных причин, которые мешают следствию в исполнении своих функцией.

Владимир Кара-Мурза: Вы согласны с тем, чтобы над новым объединенным делом работала та же следственная бригада, что и раньше?

Сергей Соколов: Да, безусловно, потому что в принципе это профессионалы высокого уровня. Другое дело, что они часто бывают связаны некими корпоративными узами, которые вовлекают их в интриги вокруг разных ведомств и разных политических сил. Если не будет никакого давления политического свойства, которое было до этого, то я предполагаю, что следственная группа в состоянии добиться истины.

Владимир Кара-Мурза:
Советский правозащитник Владимир Буковский приветствует решение российской Фемиды.
Нет никакой российской Фемиды, это признают даже все официальные лица российские, что ее нет, независимой – это все фикция уже несколько лет

Владимир Буковский: Сторонники, друзья Анны Политковской именно этого и добивались, чтобы дело было возвращено и заново расследовано. По-видимому, у них есть основания считать, что можно путем дополнительного расследования найти какие-то более реальные вещи, чем то, что сейчас следствие предлагает. Нет никакой российской Фемиды, это признают даже все официальные лица российские, что ее нет, независимой – это все фикция уже несколько лет. Так что я больших надежд не строю, но то, что хоть одно из громких дел когда-либо будет расследовано при нынешнем режиме...

Владимир Кара-Мурза: А чем вы объясняете, что предыдущие инстанции отказывались вернуть в прокуратуру дело об убийстве Анны Политковской?

Сергей Соколов: Вы знаете, мне кажется, здесь есть некоторая доля политической интриги, которая скрыта от взгляда стороннего наблюдателя. С другой стороны, существует и некая межведомственная борьба, когда каждая структура, будь то военный суд или прокуратура, пытается доказать собственную правоту. Самое неприятное, на самом деле, что в ходе всего расследования дела Политковской эти привнесенные обстоятельства, связанные с клановой борьбой различных групп власти, силовых группировок, они очень сильно мешали и давили на следствие. И я предполагаю, что многие решения тех или иных инстанций взаимосвязаны, потому что каждая из них хотела доказать, что она самая справедливая, самая крутая.

Владимир Кара-Мурза: Верховный суд отменил оправдательный приговор подозреваемым, которых судил суд присяжных. Как вы считаете, в каком качестве они должны выступать в новом процессе?

Сергей Соколов: Я предполагаю, должны сидеть там же - на скамье подсудимых, за решеткой. Потому что наше представление об их роли ни капельки не изменилось, люди, естественно, причастны к убийству Анны Политковской. Другое дело, что их роль, степень вины должна выясняться в открытом процессе. Я понимаю, что присяжные, а я с ними беседовал после процесса, были неудовлетворенны качеством обвинения и качеством доказательств, предъявленных им, чтобы вынести обвинительный вердикт. Однако, я думаю, что тот год, который сейчас прошел, передача дела в суд позволила следствию найти дополнительные доказательства и более качественно сформулировать обвинительное заключение.

Владимир Кара-Мурза: К нашему разговору подключается адвокат пострадавших Карина Москаленко. В чем суть сегодняшнего решения Военной коллегии Верховного суда?

Карина Москаленко: Нас как минимум избавили от того, чтобы мы принимали участие в совершенно бессмысленном повторном процессе. Это уже хорошо, потому что в какой-то степени будет сокращено время на бесполезные спектакли, в которых мы участвовать уже не желали, и потерпевшая сторона к этому относилась весьма скептически. Время - это то, что уходит беспощадно, уходит каждый день. Почти три года с момента этого преступления, оно не расследовано, не раскрыто.

Владимир Кара-Мурза: Можно ли считать, что время после оправдательного вердикта присяжных в феврале месяце было безвозвратно потеряно?

Карина Москаленко: Абсолютно безвозвратно и бессмысленно потеряно. Потому что суд не просто оправдал подсудимых, он поставил вопрос о том, что дело должно быть направлено назад в прокуратуру для организации расследования. Если бы в феврале прокуратура получила бы это дело, направила бы в следственный комитет, то, мне кажется, это было бы только на пользу. В то же время мы выражаем надежду, мы – потерпевшая сторона, которая до сих пор не находилась в нормальных взаимоотношениях со следственным комитетом, - мы все-таки выражаем надежду на то, что они достигли какого-то прогресса. Не в том смысле, чтобы улучшить, расцветить и каким-то образом приукрасить бывшее неправильно составленное и дефектное обвинительное заключение, а что они достигли прогресса именно в процессе расследования дела. И что пришли к каким-то реальным выводам и установили реальных людей, у них есть достойные версии.

Владимир Кара-Мурза: Лев Пономарев, исполнительный директор общероссийского движения "За права человека", ждет новых фактов по делу.

Лев Пономарев: Я сам думаю, что это позитивно. Потому что я помню мнение адвокатов потерпевшей стороны, они добивались именно этого суда еще раньше. И это, по крайней мере, приведет к тому, что появятся какие-то новые факты на доследовании, потому что если суд будет опираться только на те факты, которые уже были представлены раньше, то дальше ничего нового не будет. Если будет суд присяжных такой же замечательный, как был до этого, то суд просто повторится, все те же решения, которые были, то есть оправдает. С другой стороны, вполне возможно, что будет попытка подобрать суд присяжных, которые примут политически мотивированное решение. Такое в практике работы российских судов современных уже было. Но с другой стороны, если это вернется на доследствие, то, может быть, появятся новые обстоятельства, будет более справедливое решение.

Полный текст программы появится на сайте РС в ближайшее время.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG