Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Майкла Макфола не смущает Владислав Сурков


Майкл Макфол

Майкл Макфол

В Вашингтоне прошло заседание российско-американской группы по вопросам гражданского общества. Сопредседатель группы с российской стороны – первый замглавы администрации президента РФ Владислав Сурков. Как смотрится Сурков в роли партнера американских политиков?

На вопросы Радио Свобода отвечает второй сопредседатель группы – помощник президента США Майкл Макфол.

- На прошлой неделе сопредседатель рабочей группы от российской стороны Владислав Сурков дал интервью российской газете "Известия". Он, в частности, сказал, что на этой встрече стороны не будут читать друг другу лекции. Вы действительно не читали лекции друг другу?

- С моей точки зрения, это так. Мы рассматриваем этот конкретный способ взаимодействия между Америкой и Россией как обмен информацией о том, как мы решаем подобные проблемы в своих странах. Цель – создать площадку, где российские и американские неправительственные организации смогут встречаться. Хочу отметить, что пока мы проводили наши межправительственные переговоры, представители этих организаций параллельно встречались друг с другом без правительственного участия. Затем мы хотим собрать их всех вместе, чтобы обменяться мнениями.

Думаю, вашим слушателям важно понять: существует еще много механизмов, средств – например, президентские заявления, встречи президентов, – с помощью которых мы можем выразить наше несогласие, нашу обеспокоенность проблемами в области прав человека, проблемами коррупции, всеми вопросами, которые мы поднимаем. И, я бы сказал, мы, в администрации Обамы, это активно делаем. Наверное, неправильно думать, что рабочая группа – единственный способ для нас содействовать развитию гражданского общества и демократии в России. Я считаю, что это один из многих механизмов.

- Вы наверняка знаете, что более 60 членов Конгресса направили в декабре письмо президенту Обаме, протестуя против назначения господина Суркова сопредседателем рабочей группы. Законодатели назвали его "одним из вдохновителей авторитарного курса России" и призвали Обаму бойкотировать эти встречи, пока Суркова не заменят. Возникал ли этот вопрос в ходе нынешней встречи или при подготовке к ней? И не снизило ли это письмо, по вашему мнению, способность группы продуктивно работать?
Я знаю о полемике вокруг фигуры господина Суркова, и я предоставлю другим комментировать этот вопрос

- Этот вопрос не поднимался в дискуссиях. Конечно, я знаю об этой истории. Моя реакция, позвольте быть откровенным, такова: это была инициатива правительства Соединенных Штатов – попытаться создать такую рабочую группу; это была моя инициатива, честно говоря, моя идея; и мы весьма рады, что российская сторона согласилась создать группу – как часть двусторонней президентской комиссии. И это не наше дело – выбирать, кого российская сторона должна назначить сопредседателем любой из этих рабочих групп. Я даже не очень понимаю, как это можно сделать. Я знаю о полемике вокруг фигуры господина Суркова, и я предоставлю другим комментировать этот вопрос. Возможно, в американской истории было время, когда мы были столь могущественны, что могли все время говорить другим странам, что делать и кого назначать в межгосударственные комиссии. Но сегодня мы определенно не пытаемся действовать таким образом в наших отношениях с Россией.

- В заключение: каковы ваши ощущения от того, как прошла первая встреча? Ожидаете ли вы, что это может привести к серьезному сотрудничеству между Соединенными Штатами и Россией в вопросе о роли организаций гражданского общества?

- Да, я настроен оптимистично. Как президент Обама говорил, будучи в Москве, и затем повторял, высказываясь о своей позиции по вопросам внешней политики, он верит во взаимодействие, даже если взаимодействие ведет к разногласию. Определенно, сегодня наше взаимодействие с российским правительством в некоторых областях ведет к разногласиям. Но лучше иметь разногласия – и знать об этом, открыто обсуждать эти разногласия, чем сидеть, затворившись, и не иметь реальной связи с теми, с кем, как мы думаем, мы не согласны.

Вы упомянули о неважной репутации господина Суркова в Соединенных Штатах. Давайте будем честными – у меня неважная репутация в России, учитывая все, что я писал и говорил о руководителях господина Суркова. Так что, по моему мнению, для них реально взаимодействовать с кем-то вроде меня полезно, даже если в итоге мы разойдемся во мнениях. Я думаю, подобный обмен полезен для разрушения стереотипов и продвижения американских национальных интересов, а в долгосрочной перспективе, надеюсь, и российских национальных интересов тоже.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG