Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Милицейская реформа: кнут и пряник


Президент подробно рассказал о милицейской реформе. Что дальше?

Президент подробно рассказал о милицейской реформе. Что дальше?

Президент России Дмитрий Медведев на расширенной коллегии МВД объявил о первоочередных мерах, с которых начнется реформа милицейского ведомства. Часть этих мер эксперты Радио Свобода называют давно назревшими, другие пункты провозглашенной реформы вызывают у них вопросы.

Многое в сегодняшнем выступлении Дмитрия Медведева не стало неожиданностью для тех, кто интересуется положением дел в МВД.

– Большинство предложений схематично обозначены в известном указе президента от 24 декабря о реформировании МВД. Уже тогда было ясно, что предстоит повышение зарплаты, усиление борьбы с укрытием преступлений от учета, сокращение почти в два раза центрального аппарата. Сокращение – это, наверное, правильно, потому что центральный аппарат действительно разбух, голова стала больше туловища. И, что интересно, разбухание произошло в период административной реформы 2004 года. Раньше в МВД (и в МВД СССР, и в МВД России) была простая система управления. А в ходе административной реформы насоздавали департаментов… И посмотрите, кто там работает: все от генерал-полковников до полковников – и не ниже. Почему счетоводы, бухгалтеры должны быть обязательно полковниками, майорами и генералами? Там должны работать гражданские люди, – говорит генерал-майор милиции в отставке Владимир Овчинский.

Руководитель фонда "Общественный вердикт" Наталья Таубина выражает удовлетворение тем, что власть приступает к реформе органов внутренних дел. Но недели, прошедшие после президентского указа от 24 декабря, не вселяют в правозащитников оптимизма.

– Сам факт того, что процесс совершенствования МВД запущен, мы оцениваем исключительно как положительный. Это говорит о том, что власть признала проблему и, более того, готова разрабатывать и внедрять ряд мер, чтобы с этой проблемой что-то делать. Если же говорить о том, какие меры предпринимаются в последние полтора, уже почти два, месяца с момента подписания президентского указа, то тут отношение у нас неоднозначное. Складывалось ощущение, особенно в январе, что нет стройной концепции реформы, и пока это ощущение лично у меня сохраняется, – делится своими сомнениями Наталья Таубина.

Владимир Овчинский, положительно оценивая высказанные президентом предложения по усилению контроля за эффективностью работы милиции, тем не менее, не уверен, что милицейские структуры готовы применять современные методы ведения реального учета преступлений.

– Президент совершенно верно акцентировал внимание на том, что необходимо прекратить показуху в милиции, приукрашивание положения дел. Но для этого нужно реформировать всю систему учета и регистрации преступлений, внедрить международные стандарты этой деятельности, чтобы люди заполняли формализованные бланки, чтобы вся информация сразу поступала в единую компьютерную базу, чтобы не было никаких лазеек, самой возможности укрытия заявлений граждан от учета. Вот это очень важно, – подчеркивает Владимир Овчинский.

А вот лидера профсоюза работников милиции Михаила Пашкина откровенно насторожил один из прозвучавших сегодня президентских тезисов – о том, что сотрудник органов внутренних дел, не выполнивший законный приказ начальства, является преступником.

– Получается, что если сотрудник не исполняет какой-то правомерный приказ начальника, его могут посадить. Пытаюсь представить конкретную ситуацию: какой такой правомерный приказ может получить оперативный сотрудник, не исполнив который, сядет в тюрьму? Мне кажется, что эта фраза вырвалась у президента с учетом калининградских событий, самарских, владивостокских. И возникает опасение: не хотят ли превратить милицию в военизированное подразделение, типа армии, по разгону демонстраций? Но тогда в милиции мало кто согласится остаться… Что хочет власть? Чтобы милиция ей подчинялась беспрекословно? Но народ хочет, чтобы милиция подчинялась закону. А вот закону-то милиция, к сожалению, у нас и не подчиняется, – рассуждает Михаил Пашкин.

Еще один тезис выступления президента Медведева кажется наблюдателям небесспорным. Речь идет о предложении рассматривать совершение преступления сотрудником МВД как отягчающее обстоятельство. По мнению генерал-майора милиции в отставке Владимира Овчинского, выделять лишь милицию из всей правоохранительной системы несправедливо:

– Если это вводить, то для всей системы правоохранительных органов и судов. Тогда такую же повышенную ответственность должны нести и работники органов госбезопасности, и прокуратуры, и таможенной службы, и судьи. Надо четко определить категории наших правоохранителей, которые должны нести повышенную ответственность. Но не делать так, чтобы опять милиция была козлом отпущения...

Милиция и без того дискриминирована по сравнению с другими правоохранительными органами, говорит Владимир Овчинский, имея в виду оплату труда. Он положительно оценивает обещание президента в ближайшее время увеличить денежное довольствие сотрудников органов внутренних дел:

– Сейчас сложилась ненормальная ситуация, когда оперативный работник, следователь, сотрудник патрульно-постовой службы – я имею в виду тех, кто находится на переднем крае борьбы с преступностью, – получают заработную плату в три-четыре раза ниже, чем работники органов прокуратуры, и в семь-восемь раз ниже, чем судьи. Все делают одно дело – борются с преступностью, обеспечивают законность и правопорядок в стране. Но первыми на нож и пистолет идут работники милиции. А зарплата у них на несколько порядков ниже, чем у сотрудников других ведомств. Вот этот дисбаланс, конечно, нужно устранять, нужно давать людям достойную зарплату.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG