Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Вера Трифонова, последняя жертва?


Погибшая Вера Трифонова - до и после ареста

Погибшая Вера Трифонова - до и после ареста

Глава Следственного комитета при прокуратуре Александр Бастрыкин пригрозил уголовной ответственностью своим подчиненным в связи с делом Веры Трифоновой, которая умерла в следственном изоляторе "Матросская тишина" 30 апреля этого года. Бастрыкин поручил начать служебную проверку заявлений адвокатов Веры Трифоновой о бездействии своих подчиненных.

Ряд увольнений в Следственном комитете при прокуратуре, связанных с делом Веры Трифоновой, последовал в первый рабочий день после майских праздников. Жительница Химок, которую обвиняли в покушении на мошенничество, умерла в следственном изоляторе "Матросская тишина" 30 апреля. В СИЗО 53-летнюю Трифонову перевели из 20-й горбольницы с диагнозом сахарный диабет, диабетическая нефропатия и хроническая почечная недостаточность. Многочисленные обращения адвокатов и родственников Веры Трифоновой с просьбой решить вопрос об отмене содержания ее под стражей не были удовлетворены. В настоящее время адвокаты Трифоновой добиваются переквалификации уголовного дела в отношении ведшего ее дело следователя Сергея Пысина. Сейчас Пысина обвиняют по статье "Халатность", адвокаты настаивают на статье "злоупотребление служебным положением". По словам Владимира Жеребенкова, защищавшего Веру Трифонову, следователи оказывали давление и на медиков:

– Я так понял, что они очень хорошо повлияли на главврача 20-й больницы. Есть уникальная справка, на которую ссылается судья. Лечащий врач пишет: "В настоящее время не может содержаться под стражей". А главврач, начальник отделения, рукой прямо сверху приписал: "Может содержаться в ФБУ 77/1 ФСИН России по городу Москве".

По словам Владимира Жеребенкова, решение о продлении срока содержания под стражей его подзащитной выносила судья Одинцовского суда Ольга Макарова. Во вторник члены Общественной палаты России выступили с предложением лишить Макарову статуса судьи.

Смерти в СИЗО в апреле Веры Трифоновой, а в ноябре прошлого года Сергея Магнитского могут оказаться не последними. Гражданин Латвии, предприниматель и меценат Григорийс Спекторс обвиняется по нетяжким статьям – и также находится в СИЗО, несмотря на плохое состояние здоровья. Именно поэтому на сегодняшней пресс-конференции адвокат Спекторса Марина Русакова не скрывала, что обращается к журналистам за помощью, пока еще не поздно помочь очень больному человеку:

– Все возможные способы защиты и попытки чего-либо добиться ни к чему не привели. К сожалению, я должна расписаться в своей беспомощности. Сегодня дело Спекторса находится в Останкинском суде в производстве судьи Костюченко. Обращения к первому лицу государства, к чиновникам, к председателю городского суда результатов не дали.

По словам Марины Русаковой, в случае трагического исхода, дело ее подзащитного может привести к громкому международному скандалу. Дело в том, что Григорис Спекторс был арестован в Нидерландах и экстрадирован по представлению российской стороны. Гарантии, которые давала российская Генпрокуратура, зачитала сегодня Марина Русакова:

– Российская сторона в лице заместителя генерального прокурора господина Заборчука гарантировала, что в случае экстрадиции Спекторс не будет подвергнут пыткам, жестокому, бесчеловечному обращению, будут соблюдены все международные права Спекторса в рамках международных конвенций... И крайне любопытная фраза, которая сегодня кажется мне просто издевательской: это пояснение стороне Нидерландов о том, что за злодеяние, которое инкриминируется Спекторсу, смертная казнь не предусмотрена. Но смерть – это то, на что сегодня без приговора суда фактически обречен мой подзащитный.

Между тем сам заместитель генпрокурора Заборчук обнаружил в России всего лишь три области, где не соблюдаются права заключенных. Его заявление сегодня цитировал правозащитник, член общественной палаты Александр Брод:

– Господин Заборчук заявил, что в ряде регионов страны не соблюдаются права заключенных на охрану здоровья и санитарные условия содержания. Он так мягко сказал – "в ряде регионов страны не соблюдаются". В медицинских учреждениях системы ФСИН, по его словам, медоборудование в плачевном состоянии, служит уже по 20-30 лет. В СИЗО Архангельской, Владимирской, Смоленской областей современной медтехники вообще нет – всего в трех областях, по его словам. Среди отбывающих наказание – люди в расцвете сил, многие из которых не доживают до своего освобождения или выходят на свободу инвалидами, говорит господин Заборчук, и оглашает такую статистику: в 2009 году в российских исправительных учреждениях умерло свыше 4000 человек, а в СИЗО – более 500 человек. То есть тут не показаны причины смерти, но вполне очевидно, что и, в том числе, из-за пыток, из-за безобразных условий, из-за издевательств.

Правозащитники и общество потрясены случаями смертей в московских СИЗО. Александр Брод говорит:

– Руководитель комиссии Общественной палаты Анатолий Кучерена вчера сообщил, что направил запросы в Мосгорсуд, в правоохранительные органы для того, чтобы были применены санкции в отношении судьи, следователей и СИЗО, в котором содержалась Вера Трифононова. Но даст ли это результаты и станет ли это гарантией, что подобные преступления не будут повторяться, у меня пока уверенности нет. Происходит саботирование решений президента, премьера, их выступлений. Реформа правосудия, судебной системы, правоохранительных органов – пока все это лишь красивые слова. А на практике мы имеем ежедневные сообщения о пытках и издевательствах, о безобразном содержании людей в изоляторах и тюрьмах.

Адвокат Веры Трифоновой Владимир Жеребенков смерть своей подзащитной называет системной ошибкой. Эту системную проблему не способны решить указания президента, увольнения и отставки чиновников. Поскольку система остается прежней, смерть Веры Трифоновой может стать не последней.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG