Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эксперты – о второй волне экономического кризиса


Кто пострадает от падающего евро?

Кто пострадает от падающего евро?

Греция получает первый транш кредита, выделенного ей для преодоления долгового кризиса. 20 миллиардов евро от ЕС и МВФ помогут, в частности, сделать более чем 8-миллиардные платежи по евробондам, приходящиеся на среду. Чтобы справиться с долговым кризисом в Греции и предотвратить его расползание на другие страны еврозоны, Европейский Союз создал специальный стабилизационный фонд. Однако курс евро продолжает падать.

Докатится ли европейский кризис до России, учитывая, что Евросоюз – её крупнейший экономический партнер и что значительная часть российских золотовалютных запасов номинирована в евро? Нет ли аналогий между греческим кризисом и экономической ситуацией в России? На этот вопрос отвечает главный экономист Института "Центр развития" Высшей школы экономики (ГУ ВШЭ) Валерий Миронов:

– Российская экономика очень зависит от мировой экономики с точки зрения спроса на сырье. А темпы роста мировой экономики примерно соответствуют минимальным темпам роста российской экономики. Долговой кризис в Греции и аналогичные симптомы в ряде других стран еврозоны сильно остудили энтузиазм экспертов и политиков, которые говорили, что мировая экономика преодолела кризис. Учитывая значительные объемы помощи, направляемой на поддержку стран еврозоны (помимо помощи Греции, это еще несколько сот миллиардов долларов, которые решено выделить на решение долговых проблем), фактически эти меры сопоставимы с теми, которые были приняты на первом этапе мирового кризиса. Иными словами, можно говорить о неком втором этапе кризиса. Потому что Франция и Германия вместо того, чтобы решать собственные проблемы, вынуждены поддерживать бюджет Греческой республики – по сути, выкупать на себя греческие долги, освобождая от этих активов их нынешних держателей. А удешевление евро, конечно, с одной стороны, не может не сказаться на платежном балансе США. То есть усугубятся трудности и в первоначальном очаге мирового кризиса. Теперь понятно, что, помимо дешевого импорта из Китая, подешевеет еще импорт из стран еврозоны в США.

Что же касается аналогий между Грецией и Россией… В принципе, лет 10 назад, после кризиса 1998 года, положение России и Греции было примерно равноценным. Но прошло 10 лет. И если Греция сильно наращивала государственный долг, то Россия, наоборот, его резко уменьшила – с очень значительных до незначительных размеров, направив в середине 2000-х годов серьезные поступления от нефтяного экспорта на досрочное погашение долгов. Этим Россия застраховала себя от таких проблем, которые сейчас переживает Греция. Но, надо признать, в чем-то наше положение схоже. Потому что, хотя государство сокращало свою задолженность, российские предприятия накапливали внешние долги. Эта внешняя валютная задолженность российских корпораций выросла многократно и составляет сейчас в реальном секторе порядка 300 миллиардов долларов, а с учетом банков – и того больше. Так что у России тоже есть долговые проблемы, хотя они, в отличие от Греции, все-таки не носят критического характера. Совокупная долговая нагрузка на российскую экономику – порядка 840 миллиардов долларов, или примерно 60 процентов ВВП. А кризис, как показывает мировой опыт, наступает, когда долг превышает 100 процентов ВВП.

Экономический обозреватель Радио Свобода Сергей Сенинский также считает, что события в Греции свидетельствуют о втором этапе глобального кризиса:

– С этим можно согласиться – правда, с одной небольшой оговоркой: все-таки это второй этап кризиса, в первую очередь, для еврозоны. Конечно, за счет того, что может вырасти европейский экспорт в США, в Штатах могут возникнуть определенные осложнения. Но проблемы других стран, вызванные европейским кризисом, все-таки несопоставимы с проблемами внутри самой Европы.

Тем не менее, ослабление евро окажет влияние и на не входящие в еврозону страны. На начало 2010 года примерно 27 процентов всех золотовалютных резервов мира были номинированы именно в евро. Соответственно, теперь страны будут переводить часть этих резервов в валюты других стран – в доллары, фунты, йены и т.д. И это уже происходит. Что же касается возможного роста европейского экспорта за счет того, что валюта еврозоны становится более слабой… Тут не всё так однозначно. С одной стороны, действительно, европейский экспорт – в Штаты, в Китай, в Россию – может вырасти за счет того, что он становится более дешевым. Но, с другой стороны, большая часть европейского экспорта, примерно две трети, приходится на саму же Европу: одни европейские страны экспортируют свои товары в другие европейские страны. А в этих других странах вводится жесткая экономия. Они бы и рады, может быть, купить больше товаров у соседей, но денег-то на это не смогут выделить. Так что в целом рост европейского экспорта под большим вопросом.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG