Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ставрополь: куда ведут следы теракта?


В Ставрополе 28 мая объявлен днем траура по погибшим в теракте

В Ставрополе 28 мая объявлен днем траура по погибшим в теракте

В Ставропольском крае 28 мая объявлен днем траура по жертвам теракта 26 мая, в результате которого 7 человек погибли, 42 были ранены. В правоохранительных структурах рассматривают несколько версий случившегося, по одной из которых, взрывы могли организовать местные националисты. Пострадавшие в результате теракта и их родные получат материальную помощь – на это правительство России выделит 30 миллионов рублей.

Оперативники Ставропольского края разыскивают подозрительный автомобиль ВАЗ 2114, который подъехал в среду вечером, перед самым взрывом, к Дворцу культуры, а сразу после теракта скрылся. Сейчас опрашиваются свидетели взрыва, следователи уже допросили более 60 человек. О том, как ведется расследование теракта, РС рассказала представитель Следственного комитета при прокуратуре РФ по Ставропольскому краю Екатерина Данилова:

– Работа следственной группы, в которую вошли 28 следователей и привлечены 6 прокуроров-криминалистов, продолжается круглосуточно. К настоящему времени уже в качестве свидетелей допрошены более 100 лиц. В качестве потерпевших допрошены более 10 человек. Проведены судебно-медицинские экспертизы, получены заключения, назначена взрывотехническая экспертиза, химическая экспертиза, проведены процедуры опознания погибших. Окончательно доработан план расследования по данному уголовному делу по принципу отработки каждой из выдвинутых версий.

Жители региона продолжают сдавать кровь для раненых. Правительство России обещает выделить 30 миллионов рублей на оказание материальной помощи семьям погибших и пострадавших в результате теракта.

28 мая объявлено в Ставропольском крае днем траура по погибшим; приспущены государственные флаги, отменены все развлекательные мероприятия, изменена сетка телерадиовещания. В больницах города, по последним данным, остаются 29 человек. Состояние 22 из них оценивается как тяжелое. В Ставрополь прибыл вице-премьер России, полномочный представитель президента Александр Хлопонин вместе с губернатором Валерием Гаевским. Они поставили поминальные свечи в кафедральном соборе Ставропольской и Владикавказской епархии и возложили цветы к месту трагедии.

Следователи, тем временем, разрабатывают пять версий теракта в центре Ставрополя и выясняют круг подозреваемых лиц, сообщает официальный представитель краевого Следственного комитета Екатерина Данилова. Одна из версий, по ее словам, – преступление совершено для устрашения населения в целях воздействия на принятие какого-либо решения органами власти. Рассматривается также вероятность того, что преступление совершено лицами, радикально настроенными к представителям неславянской национальности или на почве межнационального конфликта между группами населения, исповедующими одну религию. Наконец, разрабатывается версия коммерческого конфликта между собственниками кафе "Аквариум" и владельцами концертного зала "Ставрополь".

Федеральная и краевая власть заявили об оказании материальной помощи, которая начнет выплачиваться со следующей недели. Семьи погибших получат 1 млн. 100 тыс. рублей. Им также будет оказана помощь в организации похорон. Серьезно пострадавшим выплатят по 450 тыс., у кого легкая степень повреждения здоровья – 215 тыс. рублей. До конца дня будет решен вопрос о размере компенсаций, выделяемых из краевого бюджета, сообщили в администрации Ставрополя. В экстренном режиме отработали в минувшие сутки и 14 операционных бригад. С родственниками жертв теракта сейчас работают психологи. В крае 28 мая хоронят двоих погибших в Ставрополе и в селе Московском. В субботу 29 мая еще одни похороны состоятся в Качубеевском районе Ставропольского края.

Теракт в Ставрополе был совершен за 15 минут до начала концерта ансамбля танца из Чечни "Вайнах-легенда Кавказа". Политолог Михаил Виноградов считает, что ставропольский теракт может пополнить ряды преступлений, организаторы и исполнители которого так и не будут найдены:

– Действительно, внятной интерпретации причин теракта в Ставрополе сегодня нет. Есть соблазн говорить о том, что начинается новая террористическая активность на территории русских регионов России, вслед за взрывами в московском метро. Но я напомню, что достаточно часто в России были взрывы и теракты, которые не имели внятного объяснения и не получали дальнейшего резонанса. Например, был довольно громкий взрыв в Тольятти, если не ошибаюсь, с маршрутным такси, который фактически был забыт. Возможность того, что внятной интерпретации мы не получим, и взрыв в Ставрополе окажется единичным событием, существует. Хотя сам по себе взрыв показывает неурегулированность проблемы терроризма на Северном Кавказе и в России в целом. Очевидно, отсутствие какого-то внятного решения по тому, как минимизировать теракт. В последний год террористическая активность увеличилась.

– Почему, как вы считаете, что именно Ставрополь был выбран местом проведения теракта?

– Многое зависит от того, кто был организатором. Ставропольский край традиционно имеет репутацию форпоста – он принял на себя удар во время Буденовска, он находится близко к республикам Северного Кавказа. Это достаточно удобная территория для некоего символического акта, который показывает кавказский след, кавказскую тематику терактов, перебрасывающихся на территорию русских регионов России. Но вокруг этого возможна и спекуляция, и политическая игра. Многие сегодня говорят о возможных играх прокуратуры против Александра Хлопонина.

– Раньше во многих терактах принято было искать чеченский след. Сейчас что-то изменилось в этом вопросе?

– Сегодня под давлением чеченского руководства тема чеченских следов теракта по возможности камуфлируется. Про кадыровские силы в самой Чечне обычно склонны говорить, что даже на территории Чечне взрывают не чеченцы, а ингуши. Хотя понятно, что отчасти эта версия мифологическая и связана с напряженностью в отношениях между Чечней и Ингушетией. На уровне общественного мнения кавказский след означает сегодня чеченский след. А с точки зрения реальных раскладов, переплетение чеченских, ингушских, дагестанских "следов" достаточно тесное. Для взгляда извне достаточно сложно различить, какая из группировок могла бы гипотетически стоять за конкретным актом.

– Можно ли сказать, что российская политика на Кавказе становится более внятной, более профессиональной, более осмысленной?

– Я думаю, что взрывы в Москве и Ставрополе ставят вопрос о том, что в последние годы борьба велась в большей степени с сепаратизмом, чем с терроризмом. Но до конца четкого рецепта и понимания, на какие рычаги экономические, силовые и политические будет сделана ставка, пока такого понимания не выработалось.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG