Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политолог Владислав Белов - о встрече Дмитрия Медведева и Ангелы Меркель


Президента Медведева и канцлера Меркель давно связывают добрые отношения.

Президента Медведева и канцлера Меркель давно связывают добрые отношения.

Президент России Дмитрий Медведев начинает двухдневный рабочий визит в Германию. Его переговоры с Ангелой Меркель, как сообщают российские информационные агентства, – часть подготовки к 12-му раунду межгосударственных консультаций на высшем уровне, которые намечены на июль в Екатеринбурге.

О том, что именно может обсуждаться на нынешней встрече Медведева и Меркель, – руководитель центра германских исследований Института Европы РАН Владислав Белов.

– Российские информационные агентства рассказывают о темах, которые президент России хочет обсудить с канцлером Ангелой Меркель. А о чем Меркель может захотеть поговорить с Медведевым?

– Два года прошло после того, как Дмитрий Медведев выступил в гостинице "Адлон" со своей знаменитой программной речью во время своего первого визита в Германию; два года его детищу – договору о европейской безопасности. В марте 2010 года канцлер Меркель не только поддержала тот документ, но и предложила обсуждать его – как на площадке ОБСЕ, так и в рамках различных иных форматов, в том числе в формате Франция-Германия-Россия. То есть Германия вновь взяла на себя лидерство в поддержке российской инициативы; и это - первая из возможных тем.

В качестве второй темы я определил бы встречу в Канаде – саммит "восьмерки" и "двадцатки", который пройдет 25-27 июня. И федеральный канцлер, и российский президент заинтересованы в обсуждении того, что и "восьмерка", и "двадцатка" могут сделать для снятия напряженности в современной мировой финансовой системе. Это касается и еврозоны, и мировых финансовых рынков в целом. В большей степени в этом заинтересован Дмитрий Медведев: Россия пока что недостаточно комфортно чувствует себя в этих форматах.

На третье место я поставил бы то наступление, которое Россия осуществляет на внешнеполитическом фронте в отношениях с Евросоюзом – после того как ЕС ничем не смог ответить на предложение России о безвизовом режиме. Не надо было ожидать от Евросоюза, что он нам пойдет навстречу.

– Можно ли поставить знак равенства между понятиями "партнерство Москвы с Европейским союзом" и "партнерство Москвы с Берлином"?


– Да, знак равенства стоит. Германия - часть Евросоюза, и ЕС опирается на эти двусторонние отношения. На уровне Москвы и Берлина диалог более наполнен содержанием, чем на уровне Брюсселя и Москвы. Но я бы не стал выделять отношения между Берлином и Москвой из контекста европейских отношений.

– Звучит ли на подобных встречах критика адрес России – нарушение прав человека, ситуация в Чечне и так далее?

– Это будет обязательно. Ангела Меркель с первого визита в Москву 16 января 2006 года выполняет свои предвыборные обещания относительно того, что она будет достаточно критически относиться ко всем вопросам, которые – с точки зрения и Германии, и Евросоюза – в России должны обсуждаться. При этом и Россия готова задать Германии вопрос, насколько ФРГ удовлетворена присутствием так называемых "чеченских политических беженцев" – и в Германии, и в Европе. Естественно, разговор пойдет и о том, что мало прозвучало на пресс-конференции Дмитрия Медведева, ван Ромпея и Баррозу – когда Медведев очень четко прописал интересы российской стороны в партнерстве для модернизации, но при этом ни Баррозу, ни ван Ромпей не воспользовались возможностью, чтобы ответить на предложение Дмитрия Медведева "хотите что-нибудь добавить?"

Вопросы прав человека, наверное, будут затронуты в меньшей степени – хотя 31 мая и Москва, и другие регионы дали повод к тому, чтобы еще раз обсудить, насколько 31-я статья Конституции может защищать права различных групп и объединений по интересам с точки зрения свободы собраний. В этом плане у Меркель есть хороший повод. Но сейчас для Запада более важным вопросом является совершенствование правовых основ российского государства, совершенствование работы судов – и по гражданским, и по хозяйственным делам, вопросы коррупции и так далее.

- Насколько острой сейчас является внутриполитическая ситуация в Германии после неожиданного шага президента ФРГ Хорста Кёлера, подавшего в конце мая в отставку?

– Ситуация стабилизировалась, шок 31 мая прошел, переговоры прошли. Все фракции фактически сформулировали свое видение возможных кандидатов – может быть, за исключением оппозиции: социал-демократов, "зеленых" и левых. Ангела Меркель отменила свой визит в Литву, не поехала на соответствующую встречу руководителей стран Балтийского региона, но не отменила свою встречу с Дмитрием Медведевым. Кризиса нет, есть только возможные имиджевые потери – если, предположим, согласованный кандидат от коалиции не пройдет с первого раза.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG