Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ирану закрывают лазейки


Президент Ахмадинежад и аятолла Хомейни - два главных идеолога режима, против которого Совбез ООН принял жесткие санкции.

Президент Ахмадинежад и аятолла Хомейни - два главных идеолога режима, против которого Совбез ООН принял жесткие санкции.

Европейский союз готовится в ближайшее время ввести экономические меры для того, чтобы поддержать санкции, наложенные на Иран Советом безопасности ООН. Какие меры Европейского союза могли бы оказаться ощутимыми для Ирана? На эту тему в интервью Радио Свобода рассуждает директор Трансатлантического института в Брюсселе Эмануэль Оттоленги:

– Европа может расширить ограничения на работу иранских банков за рубежом, наложив запрет на их филиалы. Европа также может предотвратить нарушение режима санкций ООН, отслеживая, какие новые банки создает правительство в Тегеране. Это одна из лазеек, которую иранская банковская система использовала в прошлом. И новая резолюция Совета безопасности ООН за номером 1929 как раз пытается закрыть эту лазейку. Так что, возможно, в ближайшие месяцы, по мере того как будет выполняться эта резолюция, Европа закроет ряд иранских банков, которые по-прежнему работают на континенте. Она также закроет корреспондентские счета иранских банков, работающих в других странах, не входящих в ЕС (Турции, например), и предпримет все меры, чтобы Иран не мог создавать совместные с иностранными банки. Все вместе это может привести к тому, что Ирану будет весьма тяжело покупать товары в Европе.

– Но у Турции есть соглашение с Ираном о торговле в национальной валюте. То есть иранский риал беспрепятственно обменивается на турецкую лиру, а дальше торговля осуществляется по всему миру уже через лиры. Как можно закрыть эту лазейку? Турция – не участница ЕС, и именно она сейчас дает Ирану выход во внешний мир.

– Я вам скажу даже больше: Иран может создавать и регистрировать в Турции свои компании и притворяться, что это турецкий бизнес хочет обзавестись технологиями двойного назначения. Они это делали и с другими странами. Последний пример – груз с ядерными технологиями был остановлен в Германии. Покупал его посредник в Дубае. Могу предположить, что сейчас Иран попытается даже расширить подобные операции с территории Турции. Конечно, это требует бдительного наблюдения со стороны Европы и тщательного мониторинга всех грузов, которые отправляются в те страны за пределами ЕС, которые Иран может использовать или использует в качестве посредников. Конечно, осуществить такой контроль на практике исключительно сложно. И ни один режим санкций не действует на 100 процентов.

– Не так давно "Нью-Йорк Таймс" опубликовала статью о том, что Тегеран практически ежегодно проводит крупнейшую в мире ярмарку машин и механизмов для строительства туннелей. Есть ли способ прекратить сотрудничество в этой сфере, ведь известно, что туннели используются для создания секретных ядерных объектов?

– Короткий ответ – способ есть, но только если на это будет политическая воля. Строго говоря, тракторы и экскаваторы действительно не имеют ничего общего с ядерной или ракетной программой Ирана. Но они были центральными в создании сети туннелей, которая позволила Ирану проводить секретные ядерные разработки и исследования. Вот такого рода аргументы могут получить развитие сейчас, поскольку размах новых санкций Совета безопасности ООН намного шире. И что еще более важно – в тексте резолюции Совета безопасности ООН есть предложение, которое касается энергетического сектора. В Европейском союзе есть целый ряд стран, которые отказывались разрушать энергетические связи с Ираном под предлогом того, что это ударит по простым иранцам, но никак при этом не остановит развитие иранской ядерной программы. На самом же деле речь просто идет о том, что энергетические компании этих стран имели слишком широкие связи с иранским энергетическим сектором и прекращение этих связей затронуло бы национальные интересы европейцев. В новой резолюции Совета безопасности ООН очень ясно говорится о том, что есть связь между технологиями, используемыми в энергетической отрасли, и ядерными технологиями двойного назначения.

– Но разве раньше государства ЕС не высказывали политическую волю, чтобы ограничивать действия крупнейших энергетических компаний в Иране? Более того, проект трубопровода "Набукко" создается с прицелом на то, что в будущем в него вкачают и иранский газ?

– Целый ряд государств, которые сочли, что продолжать отношения с Ираном политически неразумно, оказали давление на свои энергетические компании, с тем чтобы и те не развивали новые проекты, заморозили уже существующие контракты. Так было, например, с проектом создания терминала для сжиженного газа, который должны были строить Shell и Repsol совместно с иранской национальной нефтяной компанией. Это был критически важный проект, потому что в момент, когда Shell и Repsol начали бы производить сжиженный газ в Иране, иранские национальные компании получили бы все эти технологии для развития еще двух проектов в месторождении "Южный поток". Еще раз повторю – это критически важный проект, потому что именно он позволил бы Ирану стать глобальным экспортером газа на международный рынок. Проект развивался полным ходом до середины 2010 года, а потом его заморозили – Shell и Repsol приостановили передачу технологий и свое участие в разработке. Иран при этом был настолько разгневан, что даже пригрозил вообще выбросить эти компании из проекта и передать их доли другим игрокам.

Фрагмент программы "Время и мир"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG