Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мифология насилия как бикфордов шнур


На юге Киргизии стали постепенно разбирать баррикады

На юге Киргизии стали постепенно разбирать баррикады

Обстановка на юге Киргизии вернулась в более или менее спокойное русло. Временное правительство заявляет о том, что контролирует ситуацию, в регионе введен комендантский час, поступают сообщения о том, что беженцы стали возвращаться домой. Представитель международной правозащитной организации "Хьюман Райтс Уотч" в Киргизии Анна Нейстат в интервью Радио Свобода рассказала о том, насколько соответствуют реальности утверждения властей страны.

– Скажите, соблюдается ли в вечерние часы в Джалал-Абаде комендантский час?

– Да, комендантский час и в Джалал-Абаде, и в городе Ош, где мы провели последние три дня, соблюдается строго. Ситуация по-прежнему напряженная, чуть более спокойная в Джалал-Абаде, чем в Оше, но на улицу и днем мало кто выходит и, тем более, никого нет вечером.

– Я читал в блогах, что сообщениям властей о контроле над ситуацией нельзя верить, и на самом деле царит полная анархия – всем заправляют бандиты. По вашим наблюдениям, это так?

– Пожалуй, эти сообщения несколько преувеличены, как преувеличены и официальные сообщения о том, что ситуация полностью под контролем. Разумеется, массовых столкновений и каких-то серьезных инцидентов в настоящий момент не происходит – действительно. выставлены блокпосты, в какой-то степени органы правопорядка на улицах присутствует, но говорить о том, что ситуация стабилизировалась, пока еще рано. Особенно это заметно в Оше, где город практически пуст, закрыто абсолютно все и, самое главное, что узбекское население по-прежнему забаррикадировано в своих микрорайонах. Сейчас идут попытки убрать баррикады, правоохранительные органы пытаются вести переговоры. Но за те три дня, что мы там были, узбекское население не выходило из своих микрорайонов, и туда не мог войти никто, включая тех, кто доставлял гуманитарную помощь.

– Вы говорите, что Ош пуст, но были сообщения со ссылкой на мэрию, что 70% зданий в городе уничтожено. Это правда?

– Мне сложно сказать в цифрах, но по нашим впечатлениям это действительно так, масштаб разрушений в городе колоссальный. В центре города разбито и повреждено огромное количество магазинов, кафе и домов, не говоря уже об узбекских районах, некоторые из которых сожжены если не полностью, то очень значительно. В одном из районов сгорело порядка 400 домов – это пять улиц, сожженных практически целиком. Пока полных данных по уничтоженному имуществу нет, но масштаб колоссальный.

– Вы ведь часто бываете в горячих точках, вы можете сравнить увиденное в Киргизии с тем, что видели прежде?
Мы, пожалуй, склоняемся к выводу о том, что не было сделано достаточно ни для предотвращения этих событий (или, по крайней мере, такого масштаба насилия), ни для того, чтобы их остановить

– Меня, честно говоря, поразил масштаб разрушений и жестокости – коллективное безумие, иными словами не назовешь. Я много раз бывала в Киргизстане, в Узбекистане, но такого масштаба событий ожидать было сложно. Поражает уровень взаимной ненависти и недоверия, масштаб взаимных обвинений. Есть вполне реальные и достаточно жуткие случаи нарушений, которые мы документируем – убийства, изнасилования, мародерство. Но помимо реальности существует еще мифология насилия, которая передается из района в район, и которая, как мне кажется, раздувает пламя конфликта и взаимной ненависти больше, чем что бы то ни было еще. Массовое сумасшествие, инстинкт толпы – все это присутствует, но мы, как правозащитная организация, пытаемся задаться вопросом о том, какую роль в этих событиях сыграли власти и правоохранительные органы. Здесь пока больше вопросов, чем ответов.

Мы, пожалуй, склоняемся к выводу о том, что не было сделано достаточно ни для предотвращения этих событий (или, по крайней мере, такого масштаба насилия), ни для того, чтобы их остановить. И чем более мы собираем информации, свидетельств очевидцев, свидетельств официальных лиц, тем больше у нас возникает вопросов о том, как могло получиться, что из военных частей была угнаны БТР и похищены десятки автоматов? Как могло получиться, что посты ГАИ, воинские части никак не реагировали на происходящее? Но есть вопрос и о том, в какой степени правоохранительные органы или военные участвовали в этом напрямую. Эти обвинения выдвигает узбекская сторона – по их словам они видели людей в военной форме, которые стреляли по мирному населению. Кто были эти люди – понять очень сложно. Я пока что была бы очень аккуратна с выводами, но, безусловно, это тот вопрос, который должен быть первоочередным на повестке следствия.

– Вы не политик, я не прошу вас давать политических оценок, но очень интересно было бы услышать ваши наблюдения о том, что говорят простые люди о новой власти и о прежней власти? Роза Отунбаева приезжала в Ош, как ее встречали? Что говорят люди, верят ли ей? И что говорят о Бакиевых?

– Говорят очень разное, в зависимости от того, с кем мы беседуем. Пожалуй, общий уровень недоверия и разочарования временным правительством крайне высок. Разочарованы отсутствием быстрой реакции властей не только жители узбекских районов, но и киргизы, которые проживали в Оше и Джалал-Абаде. На вопрос, почему люди не обращались в милицию или почему милиции не было на улицах, люди пожимают плечами и горько усмехаются. Что касается Бакиевых, мне кажется, что многие разделают теорию о том, что его семья стояла за этими событиями, особенно в Джалал-Абаде, где этот вопрос стоит особенно остро. Но, пожалуй, самое интересное, что все без исключения – и узбеки, и киргизы соглашаются с тем, что на данный момент необходима какая-то нейтральная сила. И эту идею, безусловно, поддерживает и наша организация.

– А что говорят люди о России и о позиции, которую заняла Москва?

– Это тот вопрос, который мы слышали на улицах каждый день. Люди знают, что сначала был призыв к российским войскам придти на помощь, потом призыв был отозван, но люди, безусловно, надеются на Россию – причем и те, и другие. Мне кажется, это уникальная ситуация, где две стороны конфликта не просто поддерживают идею введения третьих сил, но и соглашаются на том, откуда эта сила должна быть. Хотим мы этого, или нет, но на данный момент, ввод российских войск, был бы поддержан всеми сторонами.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG