Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обозреватель РС Кирилл Кобрин – о пакистано-британских отношениях


Кирилл Кобрин

Кирилл Кобрин

Президент Пакистана Асиф Али Зардари на этой неделе посетил Великобританию, где провел переговоры с премьер-министром страны Дэвидом Кэмероном. На переговорах обсуждалась борьба с терроризмом, вопросы торговли, помощь Пакистану в преодолении последствий сильнейших наводнений и другие темы. Кэмерон после встречи с Зардари заявил о нерушимости связей Великобритании с Пакистаном.

Отношения между Лондоном и Исламабадом охладились после недавних заявлений Кэмерона, сделанных во время визита в Индию. Британский премьер тогда высказал мнение, что некоторые силы в Пакистане способствуют распространению терроризма. Это вызвало крайнее недовольство в Исламабаде.

О проблемах в отношениях между двумя странами и об исторических связях между ними рассказывает международный обозреватель Радио Свобода, эксперт по британской истории и политике Кирилл Кобрин.

– Пакистан остается в центре внимания мировых СМИ – тут и катастрофическое наводнение, и беспорядки в Карачи, и недавний пакистано-британский скандал. Нынешние переговоры затрагивали эти вопросы?

– Безусловно. И скандал дипломатический, который разгорелся после ремарки, сделанной Дэвидом Кэмероном во время его визита в Индию, где он обвинил "некоторые (на самом деле, он сказал об этом очень туманно) силы в Пакистане, которые способствуют дальнейшему распространению терроризма". Естественно, эти слова вызвали бурю возмущения в Исламабаде. И так совпало, что как раз в это же время готовился визит Зардари в Лондон. В связи с этим часть окружения Зардари посоветовала ему отказаться от этого визита и не ехать в Великобританию. Так или иначе, Зардари прилетел в Лондон, и прошли переговоры, которые все очень активно обсуждают.
Пакистан не только является территорией, с которой, может быть, планируются какие-то террористические атаки и где находятся базы экстремистов на афгано-пакистанской границе, но Пакистан является и жертвой терроризма

– Означает ли это, что Зардари приехал в Великобританию, настроенный очень жестко этим давлением внутренних сил в Пакистане?

– Он вынужден демонстрировать, что он настроен жестко. На самом деле Британия и Пакистан – это государства, которые имеют очень давние связи. Я напомню, что территория нынешнего Пакистана входила в состав так называемого "Раджа", то есть Британской империи в Индии. Естественно, эти колониальные связи и колониальное прошлое не забыты.

Второе: как раз из-за первого обстоятельства в Великобритании очень много выходцев из Пакистана. Есть и совершенно очевидное пакистанское лобби в британском руководстве, и есть антипакистанские настроения (у крайне правых, например). Не забывайте, что последние террористические попытки и атаки, которые были или планировались на территории Великобритании, в основном это дело рук выходцев из Пакистана. И Дэвид Кэмерон не может игнорировать общие настроения в отношении выходцев из Пакистана, которых очень много на самом деле в Великобритании. Только надо помнить, что речь идет не о мигрантах, которые приехали сейчас, это семьи, которые уже одно, два или три поколения живут в Великобритании. Так что это очень сложная проблема и очень чувствительная. В общем, эти страны объединяет очень многое.

И, конечно же, этот дипломатический скандал используют и против Зардари, и против Кэмерона, между прочим, потому что его обвиняют в том, что он проявил политическую незрелость, неуклюжесть и так далее. Газета "Гардиан" (эта либеральная газета скептически настроена в отношении консервативного руководства) напечатала несколько дней назад статью под названием "Пять вещей, которые Кэмерон должен знать о Пакистане" – намекая на то, что он этих вещей не знает.

– Что являлось центральной, наиболее болезненной темой переговоров?

– Естественно, проблема терроризма. И, как в уже упомянутой мною статье в "Гардиан" говорилось, не надо забывать, что Пакистан не только является территорией, с которой, может быть, планируются какие-то террористические атаки и где находятся базы экстремистов на афгано-пакистанской границе, но Пакистан является и жертвой терроризма. Не забывайте убийство Беназир Бхутто и массу других террористических актов...

– И, кроме того, пакистанская армия постоянно несет потери в борьбе с экстремистами на афгано-пакистанской границе.

– Совершенно верно. Так что здесь все очень двойственно. В Пакистане есть разные политические силы, разные этнические группы, разные религиозные силы. И, конечно, так огульно считать, что Пакистан является источником терроризма, нельзя. Территория Пакистана используется радикальными группами для планирования и осуществления каких-то своих действий – да, это, безусловно, так. Но не надо отождествлять руководство Пакистана, тем более народ Пакистана с этими вещами. Дэвид Кэмерон на самом деле это прекрасно понимает.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG