Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Нобелевский комитет присудил премию по медицине Эдварду Робертсу, английскому исследователю, создавшему технологию процедуры экстракорпорального оплодотворения. Еще накануне большинство экспертов считали, что комитет будет выбирать между японским исследователем стволовых клеток и американцем, открывшим ядерные рецепторы. Но комитет выбрал создателя ЭКО, благодаря которому с 1978 года родилось более 4 миллионов детей "из пробирки".

В Московской области бездетные пары могут пройти процедуру экстрокорпорального оплодотворения за государственный счет в Московском областном НИИ акушерства и гинекологии. Директор 1-й клиники этого института, профессор Василий Петрухин искренне приветствует решение Нобелевского комитета:

– Это проблема общечеловеческая. У миллионов – я не преувеличиваю – супружеских пар, которые были обречены на бесплодие, появилась благодаря ЭКО возможность быть родителями. Это колоссальный шаг. Я не умаляю важности исследований в области стволовых клеток, но широкое их применение – еще только в перспективе. А ЭКО – это то, что уже делается повсеместно и имеет колоссальный успех.

Несколько последних лет идет бюджетное финансирование бесплатного (потому что это достаточно дорогостоящая процедура), проведения попыток ЭКО. Количество пациентов увеличилось в разы. У обычных женщин, которые страдают не слишком тяжелыми гинекологическими заболеваниями, беременность наступает легче. Поэтому в России эта процедура получает все большее распространение.

– А как выглядит процедура ЭКО, разработанная Робертсом?

– Берется яйцеклетка, которая может быть как заморожена, так и не заморожена, и сперматозоид. И генетический материал отца под микроскопом при помощи очень тонких инструментов внедряется в яйцеклетку. Начинается развитие. И когда клетка начинает делиться, ее подсаживают в матку матери.

Другая сторона ЭКО – предотвращение ситуаций, когда вследствие генетического заболевания ребенок рождается неполноценным или погибает от какой-то врожденной аномалии. Теперь существует предоплодационная генетическая диагностика: выбирают здоровые клетки отца и матери и проводят их оплодотворение, что дают возможность ребенку родиться без передающихся по наследству нарушений.

– Ватикан считает решение Нобелевского комитета "роковой ошибкой", так как сама процедура приводит к замораживанию большого количества "резервных" яйцеклеток. Как вы думаете, здесь есть моральная проблема?

– Я думаю, что если в наших силах помочь супружеской паре обрести счастье и какому-то человечку появиться на свет, который с моей точки зрения прекрасен, то в этом нужно видеть только позитив. Например, как подойти к такому случаю: у женщины погибли двое детей в результате несчастного случая. Ей уже за 50 и она не может самостоятельно завести ребенка. Почему не дать ей этот шанс? У нас был рекорд – в 56 лет пациентка родила с помощью экстрокорпорального оплодотворения. Только надо разумно подходить к этому...

Мнение представителя Ватикана по вопросам биоэтики считает несущественным и православный священник отец Иннокентий Павлов:

– Как говорил замечательный христианский мыслитель и настоящий исповедник христианской веры Дитрих Бонхеффер, человечество уже выросло и не нуждается в каких-то авторитетах – вроде Ватикана или православных священников – в житейских вопросах. В чем мне лично видится проблема? Когда какая-то церковная инстанция – будь то Ватикан, или сельский православный батюшка – высказывается по таким поводам, их голос никогда не бывает услышан. Как-то уже надо выходить из средних веков и жить в новое время. Другое дело, я нахожу очень странным, что Нобелевскую премию дали не за фундаментальное открытие, скажем, в области биологии, связанной с медициной, а за довольно простенькую в технологическом отношении процедуру.

Впрочем, можно поспорить с отцом Иннокентием по поводу простоты технологии. Робертс отрабатывал ее почти 10 лет, и до сих пор нужно несколько попыток для того, чтобы достигнуть результата. Бюджет в России оплачивает две попытки ЭКО. Но в эту программу могут попасть ежегодно только 3000 супружеских пар. С 2011 года, по словам Валентины Широковой, начальника департамента Минздравсоцразвития, количество квот на ЭКО в России увеличится втрое – до 9000. Однако всего в России каждый год делается 25 000 процедур экстрокорпорального оплодотворения. Эта процедура тем, кто в может ее оплатить самостоятельно, обходится в 90 000-150 000 рублей – в зависимости от состояния здоровья женщины

А вот, например, в Чехии затраты на первые три попытки ЭКО погашаются из национальной медицинской страховки. Поэтому практически все семейные пары, которые не могут сами зачать ребенка, а таких – около 15 процентов, обращаются в один из центров репродуктивной медицины. И только в прошлом году крупнейшая медицинская страховая компании Чехии – VZP – оплатила лечение бесплодия 6 тысяч семейных пар.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG