Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов – о непобедимой криминализации власти


Кирилл Кабанов

Кирилл Кабанов

Разоблачена организованная преступная группировка, действовавшая с 90-х годов в Энгельсе Саратовской области. В рамках расследования задержаны 11 человек, в том числе глава администрации Энгельского муниципального района Михаил Лысенко. Силовики утверждают, что целая серия преступлений была совершена именно в интересах Лысенко, а сам он подозревается в убийстве. На причастность к деятельности группировки проверяются и другие сотрудники районных структур. Глава МВД Рашид Нургалиев доложил президенту Медведеву об операции по декриминализации региона. Все это происходит на волне скандала вокруг трагедии в Кущевской.

Узнаем ли мы в ближайшее время о новых разоблачениях, назовут ли правоохранительные органы новые имена представителей власти, замешанных в преступной деятельности? На этот вопрос по просьбе Радио Свобода отвечает председатель общественной организации Национальный антикоррупционный комитет Кирилл Кабанов:

– Последние события демонстрируют нам некую общую модель российского управления. Она повсеместно действует в небольших населенных пунктах, причем не только в депрессивных, но и в динамично развивающихся регионах. Мы видим сращивание власти, правоохранительных органов и криминала в некую единую систему. Причем скандал по этому поводу возникает только в случае какого-то громкого преступления, нарушения "общественной стабильности". Тогда начинается разбирательство, но общую проблему это не решает.

Проблема в чем? В том, что криминал, который в свое время путем банального рэкета, торговли наркотиками и т.п. заработал деньги, потом их выгодно вложил. Эти люди не отказались от криминального бизнеса, но стали еще и уважаемыми бизнесменами. Они прекрасно понимают, что, не имея влияния на власть, они ограничены в возможностях. Поэтому они выдвигают своих людей во власть, покупают партийные билеты, депутатские мандаты, должности в исполнительных органах. Это – принцип существования. Подобные истории нам рассказывают жители многих регионов.

Сейчас вроде бы наблюдается некая активность в разоблачении всего этого безобразия. В меня это, честно говоря, большого оптимизма не вселяет. Просто власть, которая выстроена по вертикали, быстрее торопится отчитаться, чтобы потом не попасть в "черный список", если что-то произойдет (а произойти может в любой момент и где угодно). В случае чего можно будет сказать: да мы ведь уже начали борьбу, разоблачили вот одну группировку… Очень опасаюсь, что это выльется в кампанейщину, не повлияв существенно на положение дел. Потому что нет механизмов для слома сложившейся системы. Нет конкуренции на выборах, нет реакции на обращения граждан, нет гласности работы властных органов. А есть страх, который парализовал все общество. На фоне общей сытости – колбасы и дешевой водки достаточно – наблюдается общая депрессия. Чтобы увенчалась успехом начатая борьба с криминализацией власти на местах, нужна активность общества, какие-то общественные механизмы влияния на власть. А их нет.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG