Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Твиттер" РС в Хамовническом суде. День третий


Михаил Ходорковский и Платон Лебедев в зале Хамовнического суда

Михаил Ходорковский и Платон Лебедев в зале Хамовнического суда

Радио Свобода продолжает вести twitter-трансляцию из зала Хамовнического суда, где зачитывается приговор Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву. 29 декабря в зале суда работала корреспондент Радио Свобода Елена Поляковская.

Основное впечатление от происходящего в зале суда - никто из присутствующих, от обвиняемых до судьи не испытывает ни малейшего интереса к происходящему.

Мгновенно сообщения появляются на этой странице аккаунта Радио Свобода в Твиттере.

Обращаем ваше внимание, что на сайте Радио Свобода эти же сообщения появляются с некоторой задержкой - это связно с фильтрацией комментариев, которые содержат лексику, нарушающую правила Радио Свобода.

* * *
Корреспонденты, освещающие процесс по "второму делу ЮКОСа", заявляют о беспрецедентном воспрепятствовании приставов профессиональной деятельности журналистов. 29 декабря они разместили в сети открытое обращение к директору Федеральной службы судебных приставов России Артуру Парфёнчикову, требуя прекратить произвол. Среди подписавших письмо - обозреватель РС Марьяна Торочешникова.

Написать открытое письмо главному судебному приставу России Артуру Парфенчикову журналистов вынудила ситуация, связанная с действиями его подчиненных. Приставы фактически парализовали работу корреспондентов, освещающих ход оглашения приговора по второму делу бывших совладельцев ЮКОСа Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Именно приставы решают, кого из представителей СМИ пускать в суд, а кого - нет. "Ваши подчиненные, - говорится в открытом письме,- устанавливают для журналистов собственные порядки, мотивированные, вероятно, исключительно их собственными представлениями о том, как следует работать прессе и желанием продемонстрировать власть". Во вторник, например, одним корреспондентам сообщили, что процесс якобы закрыт и под этим предлогом не пустили в здание суда. Другим говорили, что в зале нет мест, несмотря на то, что на протяжении всего дня он был заполнен наполовину.

Адвокат Михаила Ходорковского Вадим Клювгант отметил, что подобное поведение приставов вполне согласуется и с логикой обвинения, предъявленного бывшим совладельцам ЮКОСа:

- У нас открытость в форме закрытости. Уже объявлено какими-то людьми в погонах, что процесс закрытый, оказывается, на самом деле. А что удивляться? Если у нас хищение - путем покупки по договору и с прибылью для потерпевших, то почему бы открытый процесс не объявить одновременно закрытым? Это, конечно, полное безобразие, и говорит оно только об одном, что одновременно и стыдно, и страшно...

Открытое письмо журналистов директору ФССП Парфенчикову А.О.

Уважаемый Артур Олегович!



К Вам обращается коллектив журналистов, исполняющих редакционные задания в Хамовническом суде Москвы, на оглашении приговора по уголовному делу в отношении Михаила Ходорковского и Платона Лебедева.

Написать Вам открытое письмо нас вынудила сложившаяся в суде ситуация, когда из-за действий сотрудников возглавляемого Вами ведомства наша работа по освещению этого важного и для общественности, а также для имиджа российской судебной системы процесса, оказалась фактически парализованной. Все мы не первый год занимаемся освещением судебных процессов, прекрасно знаем правила поведения в судах и всегда неукоснительно соблюдаем их. Однако сложившуюся в эти дни ситуацию можно без преувеличения назвать исключительной.

Судебные приставы в Хамовническом суде Москвы навязывают представителям СМИ собственные жесткие порядки, которые не прописаны ни в одном из документов, регламентирующих работу журналистов в суде. При этом их действия избыточны даже с точки зрения соблюдения норм безопасности участников процесса. В частности, несмотря на то, что процесс носит открытый характер, попасть не только в зал заседаний, но и в здание суда тот или иной журналист может лишь по персональному решению приставов, которые принимаются на основе одним им известных критериев.

Каждый проход в здание суда, даже если журналист уже был однажды пропущен в помещение, представляет из себя проблему. Для того чтобы выйти на улицу – либо по заданию редакции, или же по личным надобностям - нам приходится несколько раз спрашивать разрешения у пристава, удостоверяясь при этом, что тот пустит журналиста обратно. Однако даже "твердое обещание" одного из приставов не является гарантией того, что другой его впоследствии выполнит. Таким образом, всегда существует вероятность, что по вине приставов журналист окажется лишенным возможности присутствовать на процессе.

Все корреспонденты, в силу своих служебных обязанностей, стремятся оперативно передать информацию в редакции. Однако выйти в эфир (даже не из зала, а вообще из здания суда), или передать новость при помощи мобильной связи, фактически невозможно. Заметив это, приставы начинают немедленно кричать на журналистов, в том числе и на тех, кто работает в прямом эфире, чтобы те немедленно "прекратили болтать". Одновременно с этим "провинившиеся" журналисты постоянно слышат в свой адрес угрозы навсегда потерять доступ в данный суд.

Все описанные действия сопровождаются грубостью и хамством, а также весьма нелестными оценочными суждениями, затрагивающими личности отдельных представителей СМИ. Более того: употребление вслух нецензурных выражений в присутствии прессы для "следящих за порядком" приставов является нормой.

Все эти обстоятельства негативно влияют на имидж судебной власти. Описанные выше действия приставов наводят на мысль, что суд при их помощи стремится максимально закрыться от средств массовой информации. Именно к такому выводу после первого дня оглашения приговора пришли все без исключения наблюдатели и журналисты.

Нам очень жаль, что мы не можем перечислить здесь имена всех "героев", чьи действия подтолкнули нас к написанию данного обращения. В ответ на просьбы представиться от них мы слышим исключительно грубость.

Мы искренне надеемся, что Вы как глава Службы вмешаетесь и разрешите сложившуюся конфликтную ситуацию, и это позволит журналистам в дальнейшем освещать данный судебный процесс в нормальных рабочих условиях.

С уважением,

Ирина Тумилович, РАПСИ
Мария Гусарова, РАПСИ
Марьяна Торочешникова, Радио Свобода
Наталья Жданова, Коммерсантъ FM
Вера Челищева, Новая газета
Марина Лепина, Мир новостей
Мария Локотецкая, BFM.Ru
Анастасия Михайлова, GZT.Ru
Регина Резцова, Право.ру
Анна Шубина, ИТАР-ТАСС
Андрей Блашкевич, ИТАР-ТАСС
Андрей Гаврилов, Эхо Москвы
Светлана Бочарова, Газета.ру


Судья Данилкин закончил чтение приговора после 19 часов. Когда будет поставлена точка, по-прежнему не ясно.

30 декабря Радио Свобода продолжит twitter-трансляцию. Следите за сайтом Радио Свобода с 10 часов мск.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG