Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Белоруссии заработал судебный конвейер


Активисты с портретами Андрея Санникова у белорусского посольства в Москве, 27 декабря 2010 г

Активисты с портретами Андрея Санникова у белорусского посольства в Москве, 27 декабря 2010 г

19 февраля заканчивается двухмесячный срок предварительного расследования по делу об "организации массовых беспорядков" в день выборов президента Белоруссии. После этого должно быть принято решение либо о продлении срока, либо о завершении дела.

В организации или участии в несанкционированной акции 19 декабря 2010 года обвиняются более сорока представителей оппозиции, включая пятерых кандидатов в президенты. Один из них – Василий Парфенков, активист избирательного штаба Владимира Некляева – уже приговорен к четырем годам лишения свободы.

Адвокаты фигурантов по "делу 19 декабря" ждут решения следователей. В соответствии с белорусским законодательством, по истечении двух месяцев с момента ареста должны быть объявлены не только сроки расследования, но и мера пресечения для обвиняемых. Следователь должен решить, продлевать срок их нахождения за решеткой или же направить дело в суд. Тем не менее, адвокаты уверены: большинству подзащитных срок следствия будет продлен, ведь юристы даже не начали знакомиться с материалами дела.

Пока что приговор оглашен в отношении лишь одного оппозиционера – активиста кампании "Говори правду!" Василия Парфенкова. 27-летний член команды экс-кандидата в президенты Владимира Некляева приговорен судом Фрунзенского района Минска к 4 годам лишения свободы в колонии строгого режима. Кроме того, он должен выплатить почти 5 тысяч долларов за поврежденное имущество Дома правительства.

Андрей Дмитриев, руководитель избирательного штаба Некляева – также среди обвиняемых по делу о массовых беспорядках. Удерживался в изоляторе КГБ, впоследствии был отпущен под подписку о невыезде. Первый приговор комментирует так:

– Говорили, в принципе, об обычных вещах. Но весь ужас как раз в том, что за обычные вещи наказывают таким образом. Да, он был активистом нашей кампании, да, он собирал подписи за Владимира Некляева, да, он участвовал в каких-то акциях… Но за это не получают четыре года строгого режима! Что касается разбивания стекол (а это является основным обвинением), то даже это можно квалифицировать не как массовые беспорядки, а как хулиганство. И тогда это будет совсем другая статья и абсолютно другой приговор, – возмущается Андрей Дмитриев.

Теперь своей участи ожидают еще 40 активистов оппозиции, обвиненных в организации массовой акции протеста, а также полтора десятка из числа подозреваемых. Среди них и Ирина Халип, популярная журналистка, корреспондент "Новой газеты", лауреат российской премии "Золотое перо". На церемонию вручения попасть, правда, не удалось – вместе с мужем, экс-кандидатом в президенты Андреем Санниковым, она была задержана 19 декабря, полтора месяца удерживалась в СИЗО КГБ, после чего была переведена под домашний арест с охраной. Отец Ирины, режиссер-кинодокументалист Владимир Халип особых иллюзий относительно будущего дочери и других фигурантов дела не питает:
Сейчас понятно, чего можно ожидать от следующих процессов. Все они пойдут по сценарию, подготовленному заранее. А это значит, что можно ожидать только ужасных приговоров ни в чем не виновным людям

– Сейчас понятно, чего можно ожидать от следующих процессов. Все они пойдут по сценарию, подготовленному заранее. А это значит, что можно ожидать только ужасных приговоров ни в чем не виновным людям. Никаких доказательств в отношении кого бы то ни было нет – и быть не может. И даже Парфенков, которого сделали чуть ли не матерым преступником, на самом деле достоин разве что штрафа. Но власти хотят сделать образцово-показательный процесс в духе 1937 года, когда судили за разного рода "сговоры". Старый опыт хорошо срабатывает в такого рода системах, – считает Владимир Халип.

Тем временем складывается критическая ситуация в отношении адвокатов, защищающих участников событий 19 декабря. Министерство юстиции приняло постановление о лишении лицензии четырех адвокатов Минской городской коллегии — Олега и Татьяны Агеевых, Владимира Толстика и Тамары Гораевой. Претензии высказывались и в адрес других адвокатов, которые защищают бывших кандидатов в президенты и членов их команд. Юрист Гарри Погоняйло говорит, что ведомству впору бы заняться другими делами. Например, навести порядок в процессе доступа к подзащитным – большинство адвокатов не видели своих клиентов с прошлого года. Но на деле происходит отлучение от профессии по политическим признакам:

– Процедура и решение об изъятии лицензии у адвокатов, я думаю, неправомерна. Даже если бы были допущены какие-то отступления от норм профессиональной этики, если были обстоятельства, которые побудили адвокатов отказаться от ведения защиты, заслуживающие внимания, – как, например, давление со стороны следствия или же какое-то неправильное поведение со стороны родственников, – должны быть обязательно заслушаны объяснения адвокатов. По крайней мере, можно было бы обойтись дисциплинарными взысканиями, не связанными с лишением адвокатской лицензии. Потому что это, по существу, – отлучение от профессии, – уверен Гарри Погоняйло.

22 февраля перед белорусским правосудием предстанут граждане России Артем Бреус и Иван Гапонов. Их будут судить по той же статье Уголовного кодекса, что и Василия Парфенкова – участие в массовых беспорядках. Максимальный срок – до 8 лет лишения свободы. МВД Белоруссии уже заявило о том, что у следствия имеется видеозапись с доказательством вины задержанных россиян. Все попытки российских дипломатов добиться освобождения соотечественников оказались безуспешными, после чего последовали довольно жесткие заявления в адрес белорусских властей.

Представитель МИД Белоруссии Андрей Савиных считает, что попытка России повлиять на объективный ход расследования ни к чему не приведет:

– По нашему мнению, выступление Министерства внутренних дел Белоруссии как раз и является ответом на неоднократные заявления посольства Российской Федерации по данной теме, которые, в общем-то, потом само же посольство и охарактеризовало как "сомнительную публичную полемику", – напомнил Андрей Савиных.

Однако советник посольства России в Белоруссии Вадим Гусев уверен, что появившиеся до суда заявления белорусской стороны о причастности Бреуса и Гапонова к погромам в день президентских выборов являются нарушением, прежде всего, принципа презумпции невиновности:

– Мы в своем заявлении в отношении высказываний представителей МВД сказали, что является некорректным сейчас поднимать вопрос в связи с Бреусом и Гапоновым о том, что, мол, россияне нагнетают тут криминогенную обстановку. И как раз по этому вопросу мы не собираемся втягиваться в публичную полемику. Потому что если мы приведем цифры, они буду, во-первых, не в пользу белорусской стороны, во-вторых, мы не считаем справедливым связывать эти два совершенно разных вопроса. Это то же самое, что вырывать из контекста слова, – считает Вадим Гусев.

Судебный конвейер в отношении демократических активистов, обвиняемых в организации массовых беспорядков, только набирает обороты. Напомним, около 700 человек были задержаны и приговорены к административным арестам на срок от 10 до 15 суток в ходе митинга оппозиции 19 декабря 2010 года. Более 40 человек обвиняются в попытке захвата власти, многие проходят в качестве подозреваемых. За решеткой вот уже два месяца удерживаются экс-кандидаты в президенты Андрей Санников, Николай Статкевич, Алексей Михалевич; под домашний арест переведен Владимир Некляев. Под подписками о невыезде находятся Виталий Рымашевский, Григорий Костусев и Дмитрий Усс.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG