Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Школьникам грозят оружием


Так занимались военной подготовкой во время игры "Зарница"

Так занимались военной подготовкой во время игры "Зарница"

В школьную программу в России может вернуться такой предмет как "Начальная военная подготовка". В середине апреля с подобной инициативой выступил главный военный прокурор России Сергей Фридинский.

По его мнению, проблемами патриотического и идеологического воспитания молодых людей нужно заниматься еще до их прихода в армию. А несколько дней назад Сергея Фридинского поддержал президент страны Дмитрий Медведев. Заместитель председателя Комитета Госдумы по образованию Олег Смолин, как педагог со стажем, отмечает стабильный интерес подростков к военной теме и боевым навыкам, но считает, что для этих целей достаточно факультатива. Попытки ввести обязательную военную подготовку для школьников не повысят ни патриотизма, ни лояльности к военной службе, считает Олег Смолин. Об этом он рассказал в интервью Радио Свобода:

– Считаю, что редакция закона об образовании 1992 года, в подготовке которого я принимал участие, была оптимальна. Начальная военная подготовка или Основы военной службы преподаются в школе на факультативной основе. Почему это лучше всего? Даже в советский период, в особенности в последние годы, НВП вызвала очень разные ощущения у старшеклассников. Там, где она была очень хорошо организована и велась настоящими специалистами, получила поддержку. Там, где это проводилось чисто "для галочки" и, в основном, сопровождалось формальным изучением оружия без оружия, НВП воспринималась большинством ребят отрицательно. Второй момент – сейчас в армии служит не большинство ребят. И я думаю, что РФ постепенно будет двигаться в направлении профессиональной армии. Третье – то, что касается уроков патриотизма. Думаю, что в этом случае начальная военная подготовка мало эффективна. Настоящие уроки патриотизма в стране – это уроки литературы и уроки истории. Вместо того, чтобы вводить НВП и проводить всякие глупые эксперименты вроде курса "Россия в мире", лучше по-настоящему изучать историю. И – последнее. Я убежден, что факультативный принцип преподавания основ военной службы в школе как раз себя бы оправдал. Там, где это будет организовано по-настоящему интересно, парни к этому потянутся. И если сопровождать такой факультатив короткими военными учебными сборами в летние каникулы на неделю с выездом за город, то именно там парни за неделю получат больше, чем за год теоретических занятий. Вот тогда у этого факультатива будут сторонники и слушатели.

– Есть ли в самом названии, заимствованном из советского времени – "Начальная военная подготовка" – некая идеологическая нагрузка? Может быть, еще и это отталкивает от самого предмета?

– Не замечал, чтобы на слова "военная подготовка" была какая-то отрицательная реакция. Прямая отрицательная реакция существует на современное состояние армии. Я знаю парня (был когда-то моим студентом), у которого удалили часть легкого, но он очень стремился попасть в ВДВ в советский период. Такова была установка массового сознания: ВДВ – это сильно, круто, это дело настоящих мужчин. Сейчас, к сожалению, у армии другой престиж. И он отражается на восприятии начальной военной подготовки. Мне кажется, если мы хотим улучшать состояние нашей армии, то начинать нужно с нее самой, а только потом уже обсуждать то, о чем мы говорим, – считает Олег Смолин.

Иной точки зрения придерживается директор центра образования "Царицыно № 548", член Общественной палаты Ефим Рачевский. Он рассказал, что в его школе пока не получали никаких распоряжений по поводу возвращения в программу начальной военной подготовки. В интервью Радио Свобода Ефим Рачевский отметил, что не возражает против такого предмета в принципе, но здесь очень важно как и чему будут учить школьников:

– Если НВП будет введена в том же формате, в каком она была в советские времена, когда этот предмет преподавали отставные полковники, на школу ложилась нагрузка по созданию полос препятствия, железных ржавых танков, тиров и т. д., – то в этом варианте она не нужна. А вот в том формате, в каком это проводится сейчас в Москве – недельный военный сбор для мальчиков 10 классов, то это очень хорошо. В нашей школе такие сборы завершились два дня назад. Было очень весело, энергично и насыщено. С мальчиками работали молодые офицеры. В таком варианте это неплохо. Потому что, такой сбор мальчишки рассматривали как игру. У них даже осанка изменилась за то время, что они занимались строевой подготовкой.

– На чьи плечи может лечь НВП – Минобразования или Минобороны?

– Надеюсь, что на плечи Минобороны. Это ведомство сейчас будет получать большие финансовые вложения. И есть шанс, что у муниципальных школ не будет головной боли по созданию тиров, приобретению макетов оружия и т. д. Я понимаю, в чем смысл введения НВП – сократился срок воинской службы, а значит пополнение в армию должно приходить подготовленным. Кстати, во многих европейских странах в том или ином варианте нечто подобное есть.

– Сейчас очень многие люди, попав в экстремальную ситуацию, не умеют оказать первую помощь.

– Если у мальчиков будет строевая подготовка, основы боевого устава и стрелковое дело, то у девочек обязательно должна быть медицина. Кстати, оказание первой медицинской помощи полезно для всех, но это из курса ОБЖ, который сейчас в школах есть. В том курсе ОБЖ, который действует сейчас, есть достаточно большая группа тем, связанных с военной подготовкой.

– Вы член Общественной палаты. На заседаниях эти вопросы обсуждают?

– Обсуждали два года назад, когда комиссия по обороне (есть такая у нас) Общественной палаты была – за, а комиссия по образования – против. Обычно в Общественной палате обсуждаются темы, которые вызывают острый общественный резонанс. А эта инициатива пока такой резонанс не вызвала.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG