Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Убийцы Маркелова – серийные убийцы?


Никита Тихонов и Евгения Хасис во время вынесения приговора

Никита Тихонов и Евгения Хасис во время вынесения приговора

Никита Тихонов и Евгения Хасис, осужденные по делу об убийстве адвоката Станислава Маркелова, входили в состав подпольной террористической ячейки и участвовали в подготовке серии убийств. К такому выводу пришли адвокаты потерпевших и журналисты "Новой газеты". Они не исключают также, что поддержку этой группы осуществляют лица, близкие к власти.

Журналисты "Новой газеты", проводившие собственное расследование в связи с делом об убийстве в центре Москвы корреспондента этого издания Анастасии Бабуровой и адвоката Станислава Маркелова, пришли к выводу о существовании в России небольшой подпольной боевой группы националистов. На это же, по мнению замредактора "Новой газеты" Сергея Соколова, указывают и материалы уголовного дела в отношении Никиты Тихонова и Евгении Хасис:

– Тихонов и Хасис – члены некой группы людей, которые замешаны в целом ряде громких, резонансных преступлений. Тихонов и Хасис обсуждали, как явствует из "прослушек", убийство чемпиона мира по тайскому боксу Муслима Абдуллаева, обсуждали подготовку к убийству антифашиста Ивана Хуторского. Кроме того, судя по материалам "прослушки", Тихонов и Хасис готовили вместе со своими соратниками еще два преступления: они следили за свидетелем по делу Рюхина-Бормота, а также речь идет о подготовке убийства некоего высокопоставленного представителя Русской православной церкви. Можно в этой ситуации вспомнить еще одно громкое преступление – убийство лидера кавказской националистической группировки "Черные ястребы" Халилова. Тихонов лично не принимал участие в этом преступлении, у него есть на этот день алиби, но ствол, участвовавший в убийстве, находился у него… Из этой всей истории можно предположить, что существует не очень большая, но хорошо отлаженная группировка радикальных национал-террористов, которые даже после ареста Тихонова и Хасис продолжают и планируют дальше продолжать свои преступления, – уверен Сергей Соколов.

Адвокат Владимир Жеребенков, представляющий интересы семьи Анастасии Бабуровой, убежден: боевая группа националистов не могла существовать без серьезной поддержки со стороны. По мнению Жеребенкова, эту поддержку им оказывали госчиновники, сочувствующие идее создания проекта так называемого легального национализма:

– В течение двух недель Хасис и Тихонов оперировали суммой в 50 тысяч евро. То есть откуда-то идут достаточно серьезные деньги. Здесь была подпольная ячейка боевиков, которые убивали людей, чтобы показать себя и, в общем-то, посеять смуту в нашем обществе. Государство, к сожалению, заигралось с националистической программой. Нельзя в такие игры играть, – говорит адвокат.

По мнению директора информационно-аналитического центра СОВА Александра Верховского, подпольные боевые бригады неонацистов в России могут исчисляться десятками:

– Вряд ли даже наиболее серьезно настроенные неонацистские боевики все могут быть объединены – даже в Москве – в одну группу. Есть, в конце концов, различия между этническими ориентациями, да и по возрасту, в конце концов. Похоже, что Тихонов имел отношение к старшему поколению нацподпольщиков. Слово "подполье" является некоторой условностью. То есть людей, живущих реально на нелегальном положении, как жил Тихонов, конечно, немного, считанные единицы – те, у кого по каким-нибудь причинам просто нет другого выхода. Как правило, люди живут обычной, повседневной жизнью, по своим собственным документам, а параллельно занимаются такими делами, в большей или меньшей степени серьезности.

Я думаю, что людей, которые способны на такие громкие, более рискованные для самого преступника убийства, немного. То, что это так, видно по данным, собранным центром СОВА: за последние два года количество убийств по мотивам ненависти очень сильно сократилось, в то время как количество пострадавших в целом сократилось не очень. Это о чем свидетельствует? О том, что полиция довольно эффективно переловила как раз такие серьезные группы – не все, разумеется, но многих – и убийств стало меньше. А количество мелких групп, участники которых способны изувечить какого-нибудь, условно говоря, киргизского дворника – попавшегося им случайно, или они за ним специально охотились – таких групп множество и состоят в них тысячи.

– Было высказано предположение, что такие боевые бригады идейных неонацистов никак не могли бы существовать без явной или тайной поддержки покровителей, связанных с высокопоставленными российскими чиновниками, которые некоторое время назад пытались продвигать проект так называемого легального национализма. Эти предположения насколько обоснованы?

– Я очень сомневаюсь, что администрация президента или вообще кто-нибудь во власти имеет хоть какой-то интерес в том, чтобы пестовать такие террористические группировки. Это не в интересах никакой власти. В первую очередь эти группировки – именно антисистемные. Другое дело, что среда радикальной молодежи сплошная. Если в каком-то одном ее конце можно пытаться каких-то националистически настроенных молодых людей скомпоновать в какую-нибудь более умеренную тусовку, то не факт, что эти молодые люди попутно не знакомы, а может быть даже и близко знакомы с теми, кто совершает убийства. История с "Русским образом" в этом смысле довольно показательна. "Русский образ" позиционировал себя как более умеренная организация, чем ДПНИ, выступал его конкурентом, имел некие отношения с "Россией молодой", но попутно этот же самый "Русский образ" был тесно связан с весьма по-боевому настроенными молодежными неонацистскими группами. Ну и Тихонов, собственно, был одним из основателей "Русского образа", – напоминает Александр Верховский.

6 мая Московский городской суд приговорил к пожизненному заключению Никиту Тихонова, которого присяжные признали виновным в убийстве адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой. Его гражданская жена Евгения Хасис, признанная виновной в соучастии в убийстве адвоката, получила 18 лет колонии.

Адвокат Роман Карпинский, представляющий интересы семьи убитого Станислава Маркелова, считает важным то, что, несмотря на стремление защиты Никиты Тихонова и Евгении Хасис склонить общественное мнение на сторону подсудимых, присяжные приняли решение об их виновности:

– Защита подсудимых по данному делу была построена на чувстве недоверия общества к правоохранительной, судебной системе. По этой логике, если доказательства получены – значит, доказательства получены под пытками, сфабрикованы органами предварительного следствия… И публичные действия защиты внутри процесса и около процесса как раз были направлены на то, что Тихонов и Хасис – это жертвы фабрикации, жертвы пыток и так далее. Для меня, как для представителя потерпевшей стороны, было крайне важно, что все судебное разбирательство от начала до конца прошло в открытом режиме. То есть вина Тихонова и Хасис в убийстве Маркелова и Бабуровой была установлена в результате открытого судебного процесса. То, что вокруг этого процесса до сих пор идут споры, высказываются различные мнения, это, естественно, нормально, – подчеркивает адвокат Роман Карпинский.

Защита Никиты Тихонова и Евгении Хасис обжаловала приговор, вынесенный на основании вердикта присяжных, и уже заявила о намерении жаловаться в Европейский суд по правам человека.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG