Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сергей Лавров и его ливийская дипломатия


Встреча Сергея Лаврова со спецпредставителем Генерального секретаря ООН по Ливии Абдель Илахом аль-Хатыбом

Встреча Сергея Лаврова со спецпредставителем Генерального секретаря ООН по Ливии Абдель Илахом аль-Хатыбом

Министр иностранных дел России Сергей Лавров провел 17 мая в Москве переговоры с представителями ливийского лидера Муамара Каддафи.

Запланированная на 18 мая встреча Лаврова с делегацией ливийской оппозиции не состоится, но в Москве по-прежнему готовы принять представителей Бенгази, заявил министр. Эксперты расходятся во мнениях относительно того, к каким результатам может привести подобная "челночная дипломатия".

Москва считает главной на сегодня задачей согласование сроков и условий прекращения огня в Ливии, заявил после встречи со спецпредставителем Генерального секретаря ООН по Ливии Абдель Илахом аль-Хатыбом министр иностранных дел России Сергей Лавров:

– Весьма и весьма заинтересованы в скорейшем прекращении кровопролития в Ливии, переводе всей этой ситуации в русло политического диалога, поддерживаем инициативу координатора ООН об объявлении гуманитарной паузы для прояснения ситуации и оказания гуманитарной помощи населению на всей территории Ливии.

"Мы согласовали встречи в Москве с представителями и Триполи, и Бенгази", - приводит слова Лаврова агентство "Интерфакс". Глава российского МИДа при этом подчеркнул, что Россия "готова вести диалог со всеми".

Председатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов считает, что российская сторона скорректировала свою позицию по ливийскому конфликту. По его мнению, Россия могла бы сыграть важную роль посредника в этом вопросе:

– Усилия последних дней по прямому обсуждению ситуации с представителями различных сторон в Ливии, на мой взгляд, отражают правильно найденную позицию РФ. Мы должны для начала хотя бы выслушать разные стороны конфликта.

– Компромисс в Ливии еще возможен?

– Не просто возможен, – я не вижу другого выхода. Необходима серьезная конференция по Ливии. Думаю, эту конференцию надо собрать в Москве, где принципиально, открыто и максимально откровенно обсудить, что произошло...

Усилия России в разрешении ливийской проблемы окажутся эффективными в том случае, если ее позиция будет реалистичной, считает специалист в сфере международных отношений Андрей Загорский:

– Если это попытка встать между Каддафи и Советом Безопасности ООН, если идет поиск политического решения по спасению Каддафи, то здесь мало перспектив. Если же Россия пытается довести до Каддафи общую позицию Совета Безопасности ООН, то это может быть более успешным мероприятием. Таким, какое было в отношениях с Милошевичем в Сербии в 1999 году. Здесь есть возможность для договоренности о сдаче Каддафи на условиях, которые сформулированы Советом безопасности ООН, возможен и определенный торг. Насколько успешными окажутся такие усилия - это вопрос, – заключил Андрей Загорский.

Глава российского МИД на своей пресс-конференции подчеркнул, что Россия не берет на себя роль посредника между ливийским правительством и оппозицией. Пражский внешнеполитический аналитик Юрий Федоров скептически оценивает позицию Москвы по отношению к конфликту в Ливии. По его мнению, на этой позиции сказываются разногласия президента Дмитрия Медведева и премьера Владимира Путина по поводу происходящего в Ливии:

– Российская позиция по Ливии очень противоречива и зависит от внутриполитической ситуации в стране. Ведь не секрет, что российский представитель в Совете безопасности воздержался при голосовании по проекту резолюции №1973 и резолюция была принята в результате решения президента Медведева не препятствовать этому. Вместе с тем, известно, что министр иностранных дел господин Лавров принадлежит к кругу тех российских политических деятелей, которые обычно ассоциируются с группой поддержки премьер-министра. А господин Путин неоднократно весьма критически высказывался относительно действий стран – членов НАТО в Ливии и критиковал их за, с его точки зрения, превышение мандата, утвержденного Советом безопасности. Таким образом, существуют серьезные разногласия между двумя группами политических сил в России. Одна ориентируется на Медведева, а другая – на премьер-министра. С последней группой обычно ассоциируются так называемые петербургские силовики, к которой примыкает и министр иностранных дел Лавров.

– Насколько уместной вам представляется встреча Лаврова с представителями режима Каддафи?

– Эта встреча имеет скандальный оттенок. Буквально на днях один из руководителей Международного суда в Гааге заявил о начале процедуры оформления международного ордера на арест Каддафи, его старшего сына и шефа Службы безопасности, которые обвиняются в массовых репрессиях против ливийского населения. В этой связи Лавров и российский МИД поставили себя в крайне неудобное положение.

– Представителей ливийских повстанцев, как заявил министр иностранных дел Сергей Лавров, также ожидают в Москве. Москва не отказывается от диалога с этими представителями ливийского политического класса. Тем самым Лавров подчеркивает, что Россия пытается занять равноудаленное положение от сторон конфликта. В то же время этих политиков, представляющих новую Ливию, принимают фактически во всех европейских столицах и в США. Такое различие как бы разводит Россию и западные страны по разных углам по отношению к этому конфликту?

– Это, безусловно, так. Лавров заявил, что представители ливийской оппозиции не приехали в Москву по техническим причинам. Между тем, технические причины не мешают представителям ливийской оппозиции посещать многие другие европейские столицы и США. Вот все это вызывает определенные сомнения в правильности российской внешнеполитической линии в этом вопросе. Российский МИД пытается перехватить инициативу у западных стран, выступить в роли реальной силы, способной разрешить конфликт в Ливии. Но, судя по всему, ситуация в Ливии зашла уже очень далеко и дни Каддафи все-таки сочтены. И тогда Россия окажется в очень странном положении. Не поддержав в полной мере операцию НАТО, выступая с критикой этой операции, тем не менее, и своих целей Россия не достигла. Поэтому сейчас российский МИД пытается выступить в качестве посредника, но, боюсь, и эта попытка будет безуспешной.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG