Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политолог Борис Вишневский - о деле "Жемчужного прапорщика"


Борис Вишневский

Борис Вишневский

Очередное заседание суда по делу Вадима Бойко, известного как "Жемчужный прапорщик", состоится в Петербурге 24 мая. На прошлом заседании обвиняемый в превышении должностных полномочий Бойко наконец-то появился в суде, и судья смогла заслушать свидетельские показания. До этого Вадим Бойко под разными предлогами на процесс не являлся. Между тем, дело рассматривается в суде с 9 февраля. Почему оно оказалось настолько затянутым, и каково его значение для российского общества? На эти вопросы в интервью Радио Свобода отвечает политолог Борис Вишневский:

– Я усматриваю в продолжительности судебного процесса стремление затянуть дело настолько, чтобы все, кто за ним наблюдает, уже забыли, с чего все начиналось. Наказание важно, когда оно по горячим следам, когда все помнят, что было. А сейчас уже, возможно, часть людей рассуждает по принципу: то ли он побил, то ли его побили? И поэтому суть происходящего уходит на задний план общественного внимания. Думаю, в этом и состоит одна из целей людей, от которых зависит продвижение этого процесса.

– Тем не менее, этот процесс в чем-то можно назвать беспрецедентным. Ведь до этого никто из стражей порядка не был задержан и наказан за избиение участников акций протеста?

– Безусловно, это так. Какие бы весомые аргументы ни предъявляли те, кто пострадал, представители органов правопорядка не несут наказания. Их или не ищут вовсе, или ищут, но якобы не могут найти, или находят, но не видят в их действиях состава преступления, и так далее. Я считаю, что те, кого посылают разгонять акции протеста, заведомо получают гарантии своей безнаказанности – это то условие, на котором они соглашаются идти на разгон. Делайте, что хотите, только до смерти не бейте, а мы вас отмажем. Заключено некое негласное соглашение между омоновцами, полицией и их начальством. Но как только полиция увидит, что начальство этот договор не соблюдает, то есть за противоправные действия в отношении мирных граждан следует реальное наказание, она перестанет соблюдать и свою часть договора, она перестанет бить и разгонять.

– Следуя этой логике, шанс на то, что Вадим Бойко понесет наказание, ничто мал?

– Стоит только создать прецедент, и дальше власть уже не сможет гарантировать полную лояльность правоохранительных органов по отношению к себе. Я бы хотел, чтобы Бойко был наказан, хотя и не испытываю к нему какую-то ненависть – скорее, я чувствую к нему жалость и презрение. Разговоры о том, что его здоровье было подорвано якобы травлей, которую ему устроили, меня, мягко говоря, удивляют. Если ты ведешь себя как мерзавец, так и не удивляйся потом, что к тебе относятся как к мерзавцу. На мой взгляд, важно, чтобы человек понес наказание. Совершенно не обязательно, чтобы его посадили на год-другой, но если именно за это он будет уволен, то станет понятно, что за это увольняют, что нет больше гарантий ни у кого из его коллег, размахивающих на митингах дубинками. Пока полиция не поймет, что за такие вещи реально им что-то за это будет, ничего не изменится. Поэтому я хочу, чтобы Вадим Бойко был наказан.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG