Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обсуждение американскими политиками и экспертами проблемы однополых браков


Программу ведет Юрий Жигалкин. Участвуют: сотрудник Брукингского института Джонатан Рауш, вице-президент правозащитной организации "Freedom House" Арч Паддингтон и корреспондент Радио Свобода Владимир Морозов.

Юрий Жигалкин: Мы поговорим о теме, которая в последние недели буквально насильственно вторглась на первые полосы американских газет. Ею открываются выпуски телевизионных новостей. Мэры четырех американских городов, среди которых Сан-Франциско и Портлэнд в Орегоне, начали своей властью регистрировать однополые браки. Причем местная прокуратура пока не может найти формального повода, чтобы запретить эту практику. В четверг несколько сотен гомосексуалистов и лесбиянок собрались у помещения мэрии Нью-Йорка, требуя от мэра города Майкла Блумберга дать добро на регистрацию их отношений. Мэр отказался сделать это, не пожелав нарушить вердикт нью-йоркского прокурора вынесенный накануне - о том, что нью-йоркский закон о браке не предусматривает однополых отношений. Мой коллега Владимир Морозов побывал на митинге сторонников нетрадиционной семьи:

Владимир Морозов: "Мы здесь для того, чтобы показать мэру Нью-Йорка Майклу Блумбергу, что мы готовы бороться за свои права", - говорит демонстрант. Демонстрация началась в пол восьмого утра, а в пол десятого уже разошлась - людям надо на работу. Всего пришло человек 300, самые стойкие, потому что на улице был ветер и холодный мелкий дождь.

Участница демонстрации: Мы - честные налогоплательщики, мы - трудолюбивые, полноценные члены общества, мы хотим равных прав и равных законов, которые защищали бы наши семьи, мы этого заслуживаем.

Владимир Морозов: На больших плакатах огромные, не смываемые дождем буквы: "Ален + Питер = любовь"; "Мы тоже американцы".

Участница демонстрации: Те люди, которые теперь возражают против однополого брака, когда-то были против того, чтобы афро-американцы сидели в автобусе рядом с белыми.

Владимир Морозов: Почему вас не устраивает гражданский союз? Ведь городские власти выдают такие документы.

Демонстрант: Гражданский союз не дает его участникам тех прав, которые имеют женатые пары. Это налоговые льготы, право наследовать имущество, и так далее. Вы имеете все эти права только если получили свидетельство о браке.

Владимир Морозов: А вас устроит, если гражданский союз даст вам те же права, которые имеют супруги?

Демонстрант: Этого нам мало. Жена может сказать мужу, что они женаты. А что я скажу своему партнеру? Что мы состоим в гражданском союзе? Это не звучит. Мы хотим быть супругами и боремся не только за свои материальные права.

Владимир Морозов: Участники демонстрации возле мэрии Нью-Йорка настроены против президента Джорджа Буша:

Демонстрантка: Президенту надо больше думать о войне, которую он начал, пусть Буш займется созданием новых рабочих мест, пусть поможет навести порядок на Гаити, нечего ему лезть в наши гражданские права.

Владимир Морозов: Чуть в стороне от шумной демонстрации сторонников однополого брака состоялась другая акция протеста. Седобородый афро-американец в очках и кожаной шляпе держит плакат с надписью: "Бог создал Адама и Еву, а не Адама и Стива".

Демонстрант: Всего хуже в союзе однополых то, что им разрешают усыновлять детей. Я понимаю, что сироты рады любой приютившей их семье. Но каким вырастет ребенок среди геев? Представьте, он пойдет в школу и скажет, что у него две мамы или две папы - дети поднимут его на смех.

Владимир Морозов: Этот серьезный господин познакомил меня со своими проектами как преобразовать ни много ни мало всю политическую систему страны. Такой политический мечтатель. Интересно, что против однополого брака выступил один этот консерватор-утопист. Люди, мыслящие более трезво, предпочли отмолчаться. Оно и понятно. Нью-Йорк - город политически корректный.

Юрий Жигалкин: Участники этой демонстрации спокойно разошлись, вняв резонам мэра и вердикту прокурора штата о незаконности однополых браков на нью-йоркской почве. Однако это нью-йоркские законы. А мэр Сан-Франциско уже несколько недель регистрирует браки гомосексуалистов и лесбиянок, и его никто не может остановить. Этим же в среду занялся мэр Портлэнда. Почему прокуратура оказалась не способна пресечь то, что критики гомосексуальных отношений называют нарушением закона? Потому что, как выясняется, революционно настроенные мэры ничего не нарушают. Вот что говорит сотрудник Брукингского института, специалист по праву Джонатан Рауш:

Джонатан Рауш: Все зависит от специфики законодательств разных штатов. Мэры, решившие выдать брачные свидетельства, далеко не безумцы и не революционеры. Они действуют в рамках американской юридической традиции: что не запрещено законом, то разрешено. Но тем самым они неизбежно бросают вызов судебным властям, которым приходится сталкиваться с беспрецедентной ситуацией. Однополые пары получают свидетельство о бракосочетании. Ситуация абсурдна с точки зрения традиции. Однако когда возмущенные противники однополых браков потребовали от калифорнийской прокуратуры призвать к порядку мэра Сан-Франциско, прокурор штата не нашел однозначного юридического повода, чтобы урезонить мэра, поскольку в конституции штата ничего не сказано о незаконности такого брака, и три суда разных инстанций пока не нашли в действиях мэра Сан-Франциско признаков преступления. Но в ответ на иск прокуратуры к мэру им придется вновь вернуться к этому делу и принять во внимание существование в штате закона, определяющего брак как союз мужчины и женщины, тогда, скорее всего, зарегистрированные им браки будут признаны недействительными.

Юрий Жигалкин: А почему в четверг мэр Нью-Йорка показал гомосексуальным парам на дверь, когда они призвали его последовать примеру мэра Сан-Франциско?

Джонатан Рауш: Дело в том, что генеральный прокурор штата пришел к выводу, что закон о семье, принятый в Нью-Йорке более 100 лет назад, определяет брак как союз мужчины и женщины. Я подозреваю, что за этим последует судебный иск гомосексуалистов к городским и штатным властям с утверждением о том, что такой запрет неконституционен. Так что дальше, скорее всего, эта история будет разворачиваться в залах судов.

Юрий Жигалкин: И каким, как вы считаете, может быть ее исход?

Джонатан Рауш: Ясно, что в ближайшее время предстоит несколько судебных баталий в разных штатах. Этими делами занимаются суды Нью-Мексико, Орегона, Калифорнии, Нью-Йорка, и это, я уверен, лишь начало длительного процесса. Каждый из этих штатов либо посредством судебных решений, либо путем принятия новых законов примет свое собственное решение относительно этого вопроса. Кто-то из них легализует однополые браки. Кто-то как, например, Калифорния, скорее всего, примет поправку к Конституции, запрещающую их. Об окончательном разрешении этой проблемы можно будет говорить лет через 10-15, после того, как станут известны результаты опыта, который наверняка проведут несколько штатов, например, Массачусетс. Сейчас противники говорят, что большинство американцев против однополых браков, но число их сторонников увеличивается, особенно среди молодежи. На самом деле, эта тема внезапно свалилась на голову среднего американца. У него нет определенной точки зрения на этот счет, и нет никакого смысла спешить. В конце концов, у нас есть традиция: штаты сами должны не спеша прийти к какому-то выводу.

Юрий Жигалкин: Президент Буш, вынужденный как-то отреагировать на внезапный всплеск активности сторонников однополых браков, поставивший его перед данностью - в стране в данном случае есть уже несколько сотен гомосексуальных пар с пока законными свидетельствами о браке - повторил свое предложение о внесении в Конституцию поправки, запрещающей такие браки. Однако несмотря на то, что эту инициативу приветствуют консервативные законодатели, мало кто верит, что святость Конституции должна быть потревожена ради защиты традиционного понятия брака. Вот что говорит вице-президент правозащитной организации "Freedom House" Арч Паддингтон:

Арч Паддингтон: Я думаю, этого не произойдет. Большинство американцев слишком серьезно относится к своей Конституции. Сейчас, незадолго до президентских выборов, этот вопрос, можно сказать, свалился на политиков, дошел буквально за неделю до точки кипения, и в такой ситуации и президент, и его оппоненты вынуждены громко заявить о своей позиции. Президент явно апеллирует к консервативной и большей части избирателей, предлагая поправку к Конституции. Но, скорее всего, до этого дело не дойдет. Ибо мы все знаем, что любая поправка к Конституции - это исключительный, редчайший акт в истории американской демократии. Конституция - это фундамент. Вы не можете его безнаказанно сотрясать. Последняя поправка к Конституции была принята десятилетия назад.

Юрий Жигалкин: Кстати, господин Паддингтон, за эти десятилетия политическая и правовая система страны прошли через исторические испытания. Это и борьба за равноправие этнических меньшинств, и борьба вокруг права на аборты. Как может развиваться новая борьба – борьба за признание за сексуальными меньшинствами права на брак?

Арч Паддингтон: Я считаю, что в конце концов Верховный суд будет вынужден так или иначе разрешить эту проблему. Судьба браков в США не может быть определена штатами. Ведь брачные узы, установленные законами одного штата, признаются всеми другими. Это не региональная проблема. Так что, я полагаю, когда страсти несколько утихнут, штатные власти обсудят свои легислатуры и не решатся взять на себя последнее слово в этой истории. Оно, скорее всего, останется за Верховным судом. По-видимому, рано или поздно у нас будут узаконены однополые браки.

XS
SM
MD
LG